ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Легенда очень понравилась Алиеву.

* * *

Политика — тоже бизнес. Товаром могут быть оружие, люди, принципы. Здесь тоже своя конъюнктура «рынка». Когда-то, на ХХV съезде КПСС, первый секретарь ЦК компартии Азербайджана Г. Алиев патетически говорил:

— И сегодня от имени азербайджанского народа мы выражаем сердечную благодарность всем народам Родины, нашему старшему брату — великому русскому народу за бескорыстную помощь, за дружбу и братство… Мы будем всегда свято беречь и неустанно приумножать это великое завоевание…

Такие слова в докладе под кремлевскими сводами были столь же обязательными, как галстук при входе в приличный ресторан. Лукавая лесть приятно щекотала ушки московским партийным бонзам, которые аплодировали своим мифам и лжи тем громче, чем больше они были. Что в итоге их и погубило. «Великое завоевание» в Азербайджане испарилось на второй день после падения Союза. И тот же президент Алиев сурово сказал:

— Москва и в прежние времена в вопросах национальной политики во взаимоотношениях с другими государствами допускала серьезные ошибки. Продолжает их совершать и сейчас…

Этими ошибками пользуется и сам азербайджанский президент. Как говорится, на его месте так бы поступил каждый. Стоит ли доказывать, почему Азербайджан с его гигантскими запасами нефти (и не только поэтому) в политической стратегии России на Кавказе должен играть доминирующую роль? Но вместо того, чтобы ладить с Баку и строить с ним взаимовыгодные отношения, Москва два года по тайному решению черномырдинского правительства руками Генштаба набивает армянские арсеналы своим оружием. Реакция Баку естественна — возмущение.

Когда политики мутят воду, военные начинают показывать друг другу кулаки. Российско-азербайджанская военная интеграция часто похожа на зерна, брошенные на камни. Баку не только возмущается двурушничеством Москвы, он мстит ей за это.

В июле 1997 года Алиев в Москве произнес много хороших слов о российско-азербайджанских отношениях. Из Москвы он полетел в Вашингтон, где одобрил разработанный американцами суперпроект «Стратегия шелкового пути-97». Цель проекта — обеспечение монополии США в доступе к запасам нефти и газа, которые оцениваются в 4 триллиона долларов.

Американский проект — это строительство магистральных трубопроводов от Каспия на юго-запад, т. е. через Турцию к Средиземному морю. Именно то, что больше всего нежелательно для России, теряющей колоссальную экономическую выгоду.

Наши дипломаты прислали в Москву почти паническую депешу. Клинтон открытым текстом сказал, что район Каспийского моря Вашингтон рассматривает как зону своих национальных интересов «со всеми вытекающими отсюда последствиями»…

Похоже, что американцы своего добились: нефть потечет в обход России, через натовскую Турцию. И вот уже Алиев заявляет в Анкаре: «Я всегда в душе был на стороне Турции, поэтому буду стремиться, чтобы нефтепровод прошел через ее территорию».

* * *

У азербайджанской внешней политики (в том числе и военной) есть одна особенность — она «течет» в ту же сторону, что и нефть. Нефть эта уже, можно сказать, наполовину американская, наполовину турецкая. И в Вашингтоне, и в Стамбуле день и ночь зорко пекутся о том, чтобы Москва под видом укрепления военно-технической интеграции Содружества снова не повернула Баку лицом в свою сторону. С этой целью проводится соответствующая политика и обработка азербайджанского руководства. Результаты налицо. Гейдар Алиев: «Мы никогда не согласимся с попытками превратить СНГ в наднациональную структуру».

Кремль на весь мир недовольно ворчал, что Россия категорически против продвижения НАТО на восток.

Баку одним из первых поспешил заявить о полной поддержке продвижения НАТО на восток.

Баку без долгих раздумий выразил готовность активно участвовать в Программе НАТО «Партнерство во имя мира». И вот уже по просьбе Вашингтона в Азербайджане в срочном порядке комплектуется и вооружается батальон по всем стандартам НАТО.

Создавалось впечатление, что Москва даже не пытается предпринимать хоть какие-то усилия, чтобы не выпустить Азербайджан из орбиты союзнических отношений. Наоборот, порой делались шаги, которые еще больше отталкивали Баку от Москвы. В конце 1998 года Россия решила поставить в Армению несколько зенитных ракетных систем С-300 и эскадрилью истребителей МиГ-29 (и хотя наши генералы твердили, что это оружие — для нашей базы, азербайджанцы не верили таким доводам). После громкого скандала 1997 года, связанного с тайными поставками российского оружия Еревану, такой ход вызвал еще большее негодование у азербайджанского руководства. И Баку предпринимает ловкий политический маневр, который очень похож на умышленно плохо замаскированную «месть» Москве…

17 января 1999 года в Анкару прибыл чартерный рейс из Баку. В аэропорту «Боинг-707» встречал сам президент Турции Сулейман Демирель. И хотя эта встреча была окутана завесой секретности, уже через полчаса Москва знала, что в Анкаре появился глава Азербайджана Гейдар Алиев. Еще через полчаса он оказывается в Стамбульском военном госпитале «Гюльхане». Турецкие информационные агентства сбивают всех с толку своими противоречивыми сообщениями: одни утверждают, что Алиев нуждается в помощи «после сердечного приступа», другие твердят, что у азербайджанского президента «обструктивный бронхит на фоне острой респираторной вирусной инфекции». Даже неспециалисты дивятся этим сообщениям: в Баку есть много медицинских светил, которым вполне по силам справиться с любым из этих заболеваний президента.

Президент Демирель оказывает Алиеву беспрецедентные знаки внимания, посещая его по два раза на дню. Алиев быстро идет на поправку — в турецких газетах мелькают сообщения, что у азербайджанского лидера якобы уже нет проблем с сердцем, всего лишь мелкий рецидив болезни легких, который удалось быстро и эффективно устранить. Некоторые российские комментаторы начинают подозревать во всем этом некую тайную «политическую болезнь». И они были близки к истине.

Алиев прибыл в Анкару за день до начала визита в Армению российской военной делегации во главе с Главнокомандующим Военно-воздушных сил генерал-полковником Анатолием Корнуковым. В тот же период подходили к завершению переговоры Турции, Азербайджана и представителей консорциума нефтяных компаний, которые прорабатывали вопрос об экспорте каспийской нефти по трубопроводу, который будет проходить по «турецкому» маршруту. Львиную долю инвестиций в прокладку нефтепровода готовы вложить американцы. Но они боятся рисковать: нефтепровод будет пролегать неподалеку от района боевых действий. И потому откровенно намекают Баку, что им нужны гарантии, которые заключаются в «силовом прикрытии» нефтепровода, который сулит Азербайджану колоссальные доходы в казну. Экономическая и военная «целесообразность» сплетаются.

Всего лишь через неделю после возвращения Алиева из Стамбула советник президента по внешней политике Вафа Гулузаде публично заявил: «Для гарантированной безопасности Азербайджана США, НАТО или Турция должны установить здесь базы».

В тот же день российский МИД распространил официальное заявление своего безымянного представителя о том, что «подобные декларации ухудшают отношения между Азербайджаном и Россией».

В ответ на это МИД Азербайджана заявил резкий протест в связи с достигнутыми между Москвой и Ереваном договоренностями об усилении 102-й российской военной базы в Гюмри современными вооружениями (речь шла об уже упоминавшихся истребителях МиГ-29 и зенитных ракетных комплексах С-300). Все это, отмечалось в заявлении азербайджанского внешнеполитического ведомства, «может вынудить руководство республики предусмотреть адекватные меры по надежному обеспечению безопасности страны, защите ее независимости и суверенитета». И там же: «Азербайджан рассматривает российско-армянское военное сотрудничество и российское военное присутствие в Армении как угрозу своей безопасности».

В том же ключе прозвучало вскоре и заявление министра обороны Азербайджана генерал-полковника Сафара Абиева:

43
{"b":"2596","o":1}