ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Азербайджан не может безучастно наблюдать за развитием неблагоприятной для него военно-политической ситуации и вынужден реагировать на нее адекватно. Продолжающиеся военные поставки России в Армению подрывают и без того хрупкую ситуацию в регионе.

Российская разведка (СВР и ГРУ) уже была хорошо осведомлена о том, что незадолго до этого своего заявления Абиев побывал в Турции, где провел секретные переговоры о возможности заключения военного союза между Баку и Анкарой.

В унисон министру обороны высказался и советник президента Азербайджана Вафа Гулузаде:

— Азербайджан просто вынуждают пойти на военное сотрудничество с Турцией и США, а также активизировать партнерство с НАТО. И если Азербайджан устремляется в НАТО, то винить надо не Азербайджан, а того, кто нас туда толкает.

К весне 1999 года стало абсолютно ясно, что Россия однозначно решила усилить свое военное влияние в Армении, отодвинув на второй план участие в урегулировании проблемы Карабаха. Тем не менее некоторые аналитики российского Генштаба склонялись к тому, что это — серьезный стратегический просчет. Но не военные определяли нашу политику в Закавказье. А от Кремля при постоянно болеющем Ельцине уже давно нельзя было услышать внятных установок о том, какой линии поведения должна придерживаться Россия.

Многие надежды после ухода Козырева высший российский генералитет связывал с МИДом РФ. Но там «дорогой Андрей» оставил столько завалов международных проблем (в том числе и военно-политических), что пришедший ему на смену Евгений Примаков, едва успев разобраться, что и к чему, стал премьер-министром. Новый глава внешнеполитического ведомства Игорь Иванов только врастал в должность и концентрировался на решении наших проблем прежде всего в отношениях с крупными странами Запада. Вопросы российско-азербайджанских отношений были на втором плане.

А тем временем Баку в политической игре с Москвой пускал в ход новые и старые козыри. После нефтяного, натовско-турецкого и армянского, вновь пришел черед габалинского. Вокруг радиолокационной станции в Габале вновь вспыхнула (явно искусственно подогретая) полемика. Опять пошли претензии к России за долги, за радиацию. Снова Баку стал требовать от Москвы быстрее решать вопрос об определении статуса РЛС. Если он будет определен «по-бакински», то стоимость этого объекта резко возрастет и наши долги Азербайджану намного увеличатся. А мы уже и так задолжали почти 5 млн долларов. Но главным козырем в игре Баку против Москвы по-прежнему остается нефтяной. Как и прежде, разыгрывался он на американском поле.

Накануне визита Алиева в Америку в апреле 1999 года советник министерства торговли США по вопросам энергетики Ян Карецки заявил:

— Позиции Клинтона и Алиева по вопросам освоения энергоресурсов Каспия идентичны.

Это вскоре подтвердили и результаты визита: между Баку и Вашингтоном было заключено сразу три новых нефтяных контракта.

За многие годы службы в Минобороны и Генштабе мне не раз приходилось видеть конфиденциальные документы нашей разведки, в которых содержался вывод: США считают контроль над азербайджанской нефтью ключевым направлением своей политики на Кавказе. Это соответствовало американской секретной доктрине «стратегического выживания в XXI веке».

Нашей разведке было известно и другое: в соответствии с этой же доктриной американцы консервируют свои нефтяные месторождения и по демпинговым ценам скупают у нас оружейный уран, создавая огромные и дешевые запасы для своих атомных электростанций. Россия же активно истощала свои природные энергоресурсы, гоня их на Запад и допуская к ним все большее количество иностранных компаний.

Нельзя было не поражаться тому, как недальновидно и невежественно мы строили свои политические и военные отношения с Азербайджаном, обладающим гигантскими запасами нефти. Вместо того, чтобы по всем направлениям крепить союз с ним и содействовать справедливому урегулированию его территориальных конфликтов с соседями, российские власти с помощью Генштаба «накачивали» Армению оружием, что еще больше отталкивало Баку от Москвы и превращало Азербайджан из стратегического партнера в стратегического противника России.

Вывод о том, что Россия все явственнее теряет свое влияние в Азербайджане, уже давно «разгуливал» по аналитическим документам Генштаба. Но, кажется, только сейчас мы начинаем осознавать, какую гигантскую стратегическую потерю Москва допустила на Юге. Среди реальных союзников у России оставалось три республики: на Западе — Белоруссия, В Закавказье — Армения, в Азии — Таджикистан.

* * *

После начала войны НАТО в Югославии Баку особенно яростно стал демонстрировать верность Западу и готовность поддерживать любую антироссийскую акцию. В то время, когда Москва с негодованием осуждала натовскую агрессию, Азербайджан приветствовал ее и даже заявил о готовности послать свое подразделение на «усиление войск НАТО».

Выступая 20 мая 1999 года в азербайджанском парламенте, посол США в этой республике Стенли Эскудеро заявил, что «Вашингтон особенно признателен Азербайджану за поддержку военной кампании НАТО на Балканах… Эта поддержка не останется без должного внимания». А советник госсекретаря США Стивен Сестанович высказался еще более откровенно: «США поддерживают позицию Баку, направленную на восстановление территориальной целостности страны». В апреле 99-го, во время празднования 50-летия НАТО, Клинтон долго тряс руку Алиеву и в порыве благодарности за «солидарность по Балканам» пообещал, что приложит все усилия, чтобы решить карабахскую проблему до истечения срока его президентских полномочий.

Наверное, все президенты чрезмерные оптимисты. Особенно, после большого фужера «огненной воды».

Но в российском Генштабе не исключали, что такое внимание США к давней «головной боли» Баку может всерьез выразиться в поддержке силовых операций Азербайджана, намеревающегося таким образом положить конец своему трагическому спору с Арменией из-за Нагорного Карабаха. Тем более что в Баку уже и не скрывают, что все больше склоняются к силовому варианту разрешения конфликта. Принимая летом 1999 года делегацию вооруженных сил Пакистана, министр обороны Азербайджана Сафар Абиев открыто заявил об этом.

Воинственность таких заявлений становится тем громче, чем больше укрепляется азербайджанская армия, насчитывающая уже больше 72 тысяч человек. Более 5 тысяч военнослужащих прошли офицерскую подготовку в Турции, США и других странах НАТО. В нарушение квот, определенных Договором об обычных вооруженных силах в Европе, Баку еще к началу 1994 года вместо 225 положенных имел 300 танков.

Москва была прекрасно информирована обо всем, что происходило в Азербайджане, в том числе, и за закрытыми дверями самых высоких бакинских кабинетов. Такая осведомленность россиян иногда приводила в бешенство президента, членов парламента и кабинета министров. Чтобы оправдать бесконечные утечки государственных секретов и проколы в работе спецслужб республики, министр национальной безопасности Намиг Аббасов однажды публично заявил: «В Азербайджане на сегодняшний день действуют сотни агентов Главного разведывательного управления Генштаба России. Их имена нам известны». Но при этом не назвал ни одного российского шпиона. И потому его утверждения выглядели блефом. Зато подчеркивали высокий класс работы тех наших людей, которые оставались в тени…

Таджикские жернова

В Генштабе есть небольшой отдел, который курирует наши миротворческие подразделения в «горячих точках». Он же ведет учет погибших и раненых российских военнослужащих. Погибших и раненых (если не считать чеченскую войну) больше всего в Таджикистане. Мой генштабовский друг полковник Валерий Атамась скрупулезно вел учет потерь — это его обязанность. Его лицо словно от острой зубной боли хмурилось, когда он вписывал новые цифры в список убитых. Вписал цифру — вычеркнул человеческую жизнь. Полковник мрачно говорил:

— Похоже, что наших снова таджики втягивают в свои внутренние разборки. Число трупов растет…

44
{"b":"2596","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Надвинувшаяся тьма
Мелодия во мне
Украденное лицо
Синрин-йоку: японское искусство «лесных ванн». Как деревья дарят нам силу и радость
В могиле не опасен суд молвы
Счастливый город. Как городское планирование меняет нашу жизнь
Живи. Как залечить раны прошлого, справиться с настоящим и создать лучшее будущее
Эра криптовалюты
Поток: Психология оптимального переживания