ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Прибывший в Душанбе с визитом Павел Грачев привез «горячий братский привет от Бориса Николаевича» Рахмонову и передал ему слова Ельцина: «Мы Таджикистан в беде не бросим». В секретной папке Грачева был целый букет предложений Москвы, направленных на значительное укрепление таджикской армии и границы Таджикистана с Афганистаном. Но были там и иные соображения. Рахмонову советовали гибче строить отношения с оппозицией.

Чтобы не допустить перерастания мятежа в гражданскую войну, Рахмонов пошел на ряд уступок мятежникам и отправил в отставку несколько министров и главу президентской администрации. Восставшие возвратили свои подразделения в места постоянной дислокации.

В российском Генштабе внимательно следили за развитием событий в Таджикистане и прогнозировали их. Нетрудно было предположить, что в случае дальнейшего разрастания напряженности и, не дай Бог, гражданской войны, «второй Афганистан» нам гарантирован. Наша разведка особое внимание обращала на тех, кто стоял во главе взбунтовавшихся вооруженных группировок. Одним из них был полковник Худойбердыев.

«КОНФИДЕНЦИАЛЬНО

Характеристика-ориентировка

Полковник Махмуд Худойбердыев окончил Алма-Атинское высшее командное общевойсковое училище. Три года находился в составе Ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистан. За это время дорос до командира роты. В боевой обстановке проявил себя решительным, дерзким командиром. Награжден тремя боевыми орденами СССР, был несколько раз ранен. В результате последнего тяжелого ранения был признан ограниченно годным к строевой службе и в 1991 году (в звании старшего лейтенанта) был направлен для дальнейшего прохождения службы в должности заместителя военного комиссара Курган-Тюбинской области. Там сплотил вокруг себя большую группу кулябцев («юрчиков», сторонников светского государства), которые в 1991-1993 годах вели активную вооруженную борьбу против исламистов («вовчиков») Курган-Тюбинской области…

Худойбердыев вместе с бывшими военнослужащими 201-й российской миротворческой дивизии прапорщиком Туловым и лейтенантом Мирусмоновым и несколькими другими военнослужащими угнал из расположения полка этого же соединения три танка и БМП.

Исламистам в те дни удалось захватить дом Худойбердыева, в котором находились его беременная жена и двое маленьких дочерей. Худойбердыев сел в танк и отбил свой дом у исламистов, выпустив по ним 8 снарядов и вынудив противника бежать.

После победы кулябцев старший лейтенант Худойбердыев был представлен к досрочному присвоению звания «полковник» и назначен на должность командира 1-й бригады национальной армии Таджикистана. Президент РТ предлагал ему должность заместителя министра обороны, но он отказался, мотивируя это тем, что лучше «держать в своих руках реальные войска, а не кресло, потому что война еще не закончилась».

По утверждению самого Худойбердыева, «за заслуги на гражданской войне» в 1993 году он был награжден министром обороны РФ генералом армии Грачевым П.С. Орденом Мужества (информация не подтвердилась. — В.Б.). Таджикское правительство в том же году наградило Худойбердыева 6 автомобилями «Жигули» и 2 автомобилями «Волга».

Во время боевых действий подразделения бригады Худойбердыева уничтожили большой отряд (150 человек) моджахедов на таджико-афганской границе. После этого в отрядах таджикской вооруженной оппозиции в Афганистане Худойбердыева стали звать Махмудханом.

Худойбердыев неоднократно вступал в вооруженные конфликты с командованием соседней 11-й бригады минобороны РТ, которое, по его мнению, поддерживало «мафию» в Курган-Тюбе и в центральном правительстве. В конце 1995 — начале 1996 года Худойбердыеву удалось взять под контроль Курган-Тюбе и стать там ключевой фигурой, с которой вынуждены были считаться власти Таджикистана, — 11-ю бригаду расформировали»…

Через некоторое время Худойбердыев вышел из-под контроля центральной власти республики. Его обвинили в организации вооруженных провокаций против правительственных войск и включили в список «особо опасных». Полковник ушел со своим отрядом в горы, откуда стал совершать набеги на мелкие армейские и пограничные гарнизоны.

Когда за ним началась тотальная охота, он сбежал в соседний Узбекистан. В ноябре 1998 года крупные бандформирования боевиков под командованием Худойбердыева ворвались в Ленинабадскую область и взяли под контроль крупный район. Правительственные войска и подразделения специального назначения в результате многодневной операции окружили отряды Худойбердыева и уничтожили большинство боевиков. Мятежный полковник снова исчез…

В 1999 году наши спецслужбы засекли несколько случаев, когда эмиссары Худойбердыева посещали таджикских беженцев в России и за большую плату предлагали им возвратиться на родину и вступить в ряды его вооруженных формирований. Некоторым предлагали «работать» в России: распространять наркотики, которые поступали с юга.

Этот «бизнес» все активнее развивался по мере того, как таджикская оппозиция стремилась занять ключевые посты в органах власти и готовилась к свержению Рахмонова. Для получения высоких должностей, приобретения оружия и содержания отрядов боевиков ей необходимы были большие деньги, которые и приносила наркоторговля. Российские и таджикские пограничники, а также спецслужбы все чаще перехватывали крупные партии опиума, героина и гашиша. Только одна такая партия, общим весом 500 килограммов, предназначалась для Свердловской области.

* * *

…Наверное, нет ничего тоньше азиатского коварства. Был бы жив Шекспир, ему бы, наверное, в Таджикистане стало стыдно за прямолинейность описанных им английских дворцовых интриг.

Наша военная поддержка Рахмонова бесит таджикскую оппозицию. Не имея возможности свергнуть власть силой, она идет на различные ухищрения, втягивает российских политиков, дипломатов, военных в тонкие сети своих интриг, вбивает клинья между нашими командирами и руководством республики. С этой целью активно использовалась дезинформация. Случалось, что она неожиданно поступала из какой-нибудь третьей страны. И, признаться, липа иногда выглядела классно — не сразу удавалось отделить правду от лжи и понять откуда дует ветер.

Помню, как поздней осенью 1992 года по Арбату стали ходить упорные слухи о тайном визите Главкома ОВС СНГ Евгения Шапошникова в Душанбе, где он якобы вел секретные переговоры с лидерами оппозиции. А в результате, дескать, — резкое обострение ситуации в республике. Невольно напрашивался вывод: военное вмешательство России в конфликт еще больше дестабилизирует ситуацию.

По такой же схеме была построена и деза о том, как бывший спикер парламента Сафарли Кенджаев готовил свой поход на Душанбе. А Россия, мол, была готова его поддержать. Доказательства? «Рекомендации» российского посла в Таджикистане Вячеслава Сенкевича. Плюс то, что за несколько дней до готовящегося переворота представитель Минобороны России генерал-полковник Воробьев предрекал падение власти в Душанбе.

Однако в последний момент позиция России изменилась. 201-я дивизия вынудила путчистов покинуть столицу. Кенджаев обвинил командира дивизии генерала Ашурова в обмане.

После этого российские военные заявили, что они не допустят кровопролития в городе. Однако вскоре они-де спокойно пропустили в город формирования Народного фронта, включая танки и БТР, что привело к многочисленным жертвам и разрушениям.

Российские войска оказались вовлеченными не только в гражданскую войну в Таджикистане, но и впутанными в сети политических провокаций оппозиции. Ее агитаторы внушали обывателям, что российский воинский контингент в республике становится союзником тех сил, которые ему больше платят. Так рождались грязные легенды о том, что танк в Душанбе стоит всего 6 миллионов рублей и, как сказал один из депутатов душанбинского горсовета, «его может купить любой».

* * *

Поздней осенью 1996 года в Душанбе состоялись переговоры министра обороны России И.Родионова с Рахмоновым. Обстановка в республике была сложной. Рахмонов постоянно подчеркивал, что российская помощь в урегулировании внутритаджикского конфликта играет решающую роль. И, как мне показалось, все время остерегался, что Родионов объявит ему о сокращении российского воинского контингента в регионе. Когда же Игорь Николаевич успокоил его, таджикский президент весь засветился.

46
{"b":"2596","o":1}