ЛитМир - Электронная Библиотека

Линдсей, который так ни разу и не посмотрел на экран, молча дрейфовал в стороне. Рассеянно, не спеша, взглядом устремясь в никуда, растирал он татуированную правую руку. Кожа зажила, но комбинация препаратов дотла выжгла пораженные нервы. Кожа под холодной тушью татуировки казалась резиновой. Кончики пальцев не ощущались вовсе.

Он не верил, что шейперы станут особенно церемониться. Конечно, распростертый солнечный парус прикрывает корабль от радара и мешает упреждающему удару с астероида. Однако он постоянно чувствовал, что вот сейчас, в эту самую долю секунды корабль разорвут на части выстрелы шейперов. В пушечном отсеке скрипнуло сиденье стрелка — судья-три нервно заерзал.

— Ждут, когда продрейфуем мимо, — сказал президент. — Получат возможность прицелиться и ударят.

— Не могут же они так вот просто взять и нас уничтожить, — рассудительно возразил сенатор-два. — А вдруг мы — бродяги. Механистские дезертиры…

— Деп-три, стоп здесь! — приказал президент. Тот, лучезарно улыбаясь, повернул полускрытое очками лицо к остальным и снял наушники:

— Что, господин президент?

— Я говорю, стоп на этой частоте, разрази-ть-тя!.. — заорал президент.

— А, это… — Сунув руку за ворот скафандра, пред-три принялся чесаться, одной рукой прижимая к уху наушник. — Так я — уже. И… э-э…

Он осекся. Команда затаила дыхание. Обзор ему закрывали очки, но он, уверенно вытянув руку, коснулся нескольких выключателей. Рубку наполнил высокий прерывистый вой.

— Переключу на визуалку, — сказал деп-три, опуская руки на клавиатуру.

Астероид исчез с экрана, сменившись бессмысленными столбцами букв:

…TCGAGGCTATCGTAGCTAAAGCTCTCCCGATCGATATCGTCTCGATCGATGGATGCTTAGCTAGCTAGT TGTCGATGTAGGGCTCGAGCTAG…

— Шейперский генный код, — сказала спикер. — Я же говорила!

— Ну, это их последняя передача, — веско сказал президент. — С этого момента объявляю военное положение. Всем — по боевым постам. Кроме тебя, госсек. Исполнять!

Все смешалось; нервные импульсы всей команды словно сорвались с привязи и понеслись вскачь. Линдсей, созерцая общий аврал, размышлял о передаче на Совет Колец, выдавшей аванпост.

Вполне возможно, в этом последнем крике шейперы швырнули в пространство собственные жизни. Однако среди врагов есть человек, который сможет оплакать погибших.

Глава 4

ESAIRS XII

21.12.16

Астероид назывался ESAIRS 89-XII — других названий, помимо этого, извлеченного из древнего каталога, у него не имелось. Он представлял собою глыбу спекшейся породы в форме картофелины, полкилометра в длину.

«Красный Консенсус» завис над экватором.

Линдсей спускался, держась за трос одной левой рукой. Темный астероид глянцевито поблескивал; сквозь забрало шлема видны были антрацитово-черные жилы углеродистой руды. Холодно-серые и белые пятна отмечали следы столкновений с метеоритами. Самые крупные кратеры достигали восьмидесяти метров в поперечнике, на дне их, сквозь трещины в породе, взбугрялись застывшая лава и вулканическое стекло.

Линдсей приземлился. Поверхность под ногами была похожа на пемзу, усыпанную грязно-белыми застывшими пузырьками лавы. В длину астероид просматривался от начала до конца, в ширину же — до горизонта было не более дюжины шагов.

Пригнувшись, он поплыл над астероидом, цепляясь пальцами в грубой перчатке за выступы и впадины. Пальцы правой руки почти ничего не чувствовали — толстая ткань внутри перчатки на ощупь была мягче хлопка.

Ноги, не находя опоры, бесцельно болтались над поверхностью. Линдсей перебрался через кромку продолговатого — удар, судя по всему, пришелся по касательной — кратера. Глубина впадины в пять раз превосходила его рост, а дно представляло собою полосу стеклянно-гладкого зеленоватого базальта. Длинный, зазубренный гребень расплавленной породы в свое время едва не обрел свободу, но застыл, запечатлев рябь и волны расплавленной массы…

Вдруг полоса камня скользнула в сторону. Поверхность ее пошла складками, сминаясь, словно шелк. Застывшие каменные волны оказались нарисованными на маскировочной пленке.

Внизу зияла пещера. Точнее, вход в туннель, полого уходивший вниз.

Осторожно спустившись по склону, Линдсей вплыл в туннель и, придерживаясь за стены, продвинулся немного вперед; затем поднял руки над головой и оттолкнулся от потолка, чтобы встать на ноги.

Над близким горизонтом занялся рассвет. Отсветы его проникали в туннель.

Туннель оказался идеально круглым, с неестественно гладкими стенами. Шесть металлических полос, отсвечивая медью под лучами солнца, тянулись вдоль стен в глубину, вероятно, приклеенные эпоксидной смолой.

Судя по всему, туннель опоясывал астероид — он круто, как и горизонт, изгибался. За поворотом, едва видимый, тускло блеснул коричневый пластик. Подпрыгивая и отталкиваясь от стен, Линдсей устремился вперед.

В пластиковую пленку был вмонтирован матерчатый шлюз. Расстегнув молнию, Линдсей вошел в шлюз, застегнул за собой клапан, затем расстегнул молнию внутренней двери и пролез внутрь.

Он оказался внутри пузыря, окрашенного черным и охрой. Баллон, должно быть, надули внутри туннеля — он плотно, не оставив ни щелки, закрывал проход.

Под потолком вверх ногами парил человек в защитном пластиковом скафандре. Зеленый силуэт ярко выделялся на фоне черных узоров, от руки нанесенных на охряной фон.

Скафандр Линдсея осел — давление воздуха уравнялось. Он снял шлем и с опаской вдохнул. Воздух оказался стандартной кислородно-азотной смесью.

С намеренной неуклюжестью Линдсей прижал правую руку к сердцу:

— Я… э-э… желаю огласить заявление. Если вы не возражаете.

— Прошу вас.

Тонкий голос женщины звучал несколько глуховато. Линдсей мельком увидел лицо, скрытое за стеклом визора: холодные глаза, смуглая кожа, темные волосы, забранные зеленой сеткой.

Медленно, без всякого выражения, Линдсей принялся читать:

— Вас приветствует Горняцкая Демократия Фортуны. Наш независимый народ действует в рамках закона, твердо базирующегося на платформе гражданских прав человека. Новые члены нашего политического сообщества, как эмигрировавшие на территорию государства, подвергаются до получения полного гражданства краткому натурализационному процессу. Мы стараемся по возможности смягчить неудобства перехода к новому политическому строю. Согласно нашей политической линии идеологические различия устраняются в процессе переговоров. С данной целью мы делегируем к вам нашего государственного секретаря, уполномоченного выработать предварительные условия, подлежащие последующей ратификации Сенатом. Желательным для Горняцкой Демократии Фортуны, как определено совместной резолюцией номер шестнадцать шестьдесят седьмой сессии парламента, является незамедлительное начало переговоров под эгидой государственного секретаря, дабы обеспечить краткость и безопасность переходного периода. Шлем нашим будущим гражданам горячие поздравления и предлагаем руку дружбы. Подписано президентом. — Линдсей поднял взгляд. — Вам понадобится копия.

Он протянул ей бумагу. Шейпер приблизилась к нему, и Линдсей увидел, что она сказочно красива. Впрочем, это ничего не значило — красота среди шейперов ценилась дешево.

Она приняла документ. Линдсей вынул из набедренной сумки еще несколько:

— Мои верительные грамоты.

Он подал ей стопку переработанных из вторсырья разноцветных листов с печатями Фортуны, оттиснутыми на фольге.

— Меня зовут Нора Мавридес, — сказала женщина. — Моя Семья поручила мне довести до вас нашу точку зрения относительно сложившейся ситуации. Мы полагаем, что сможем убедить вас в том, что предпринимаемые вами действия являются безрассудными и что вам выгоднее заняться каким-нибудь другим объектом. Все, что нам необходимо, это время, потребное для того, чтобы убедить вас. В знак доброй воли мы даже заблокировали наше главное орудие.

— Прекрасно, — кивнул Линдсей. — Очень хорошо. Это произведет неизгладимое впечатление на наше правительство. Я лишь хотел бы взглянуть на это орудие.

22
{"b":"25964","o":1}