ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опасная связь
Моцарт в джунглях
Сантехник с пылу и с жаром
Укрощение дракона
Округ Форд (сборник)
Черная Пантера. Кто он?
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Русь сидящая
Реальность под вопросом. Почему игры делают нас лучше и как они могут изменить мир

— На три часа и двадцать минут, — сообщил Рюмин. — Дня и ночи, мистер Дзе, здесь не бывает. Поэтому время мало что значит.

Линдсей приподнялся на локте.

— Проголодался?

Рюмин подал ему миску супа. Линдсей взглянул на варево с подозрением. Кружки жира на поверхности, белые комья в глубине… Он сунул ложку в рот — на вкус оказалось куда лучше, чем с виду.

— Спасибо, — сказал он, быстро налегая на суп. — Извини за беспокойство.

— Ерунда. Тошнота — вполне обычное дело, когда микробы Дзайбацу поселяются в желудке у новичка.

— А чего же ты послал за мной камеру?

Рюмин налил супа себе.

— Из любопытства. Я всегда наблюдаю за прибывающими — через радар. Большинство бродяг путешествуют группами; одиночки попадаются редко. Хотелось выяснить, кто ты и что ты. Таким образом я зарабатываю себе на жизнь. — Он доел суп. — Теперь расскажи-ка, что ты думаешь делать дальше.

— Если расскажу, ты мне поможешь?

— Не исключено. А то в последнее время как-то здесь стало скучно.

— На этом деле можно заработать.

— Чем дальше, тем интереснее! А если поконкретней?

— Сделаем мы вот что, — сказал Линдсей, вставая и поправляя манжеты. — Шейперские преподаватели говорили: «Лучшая ловушка для птиц — зеркало». О Черных Медиках я узнал на Совете Колец. Они не были генетически перекроены. Шейперы их презирали, оттого они и замкнулись в своем кругу. Этого обычая они держатся даже здесь. Но они любят, чтобы ими все восхищались. Вот я и стал зеркалом: показал им то, чего они желают. Посулил почет и уважение, которыми они будут облечены в качестве покровителей театра… — Он потянулся за пиджаком. — Ну а Гейша-Банк чего хочет?

— Денег и власти, — объяснил Рюмин. — И еще — сокрушения соперников. А соперники у них — Черные Медики.

— Атака по трем направлениям, — улыбнулся Линдсей. — Именно этому меня и учили. — Улыбка его вдруг исказилась; он схватился за живот. — Суп… Синтетический протеин, да? Что-то мне от него худо.

Рюмин рассудительно кивнул:

— Это — новые микробы. Придется тебе на несколько дней повременить с деловыми свиданиями. Понос у тебя, мистер Дзе.

Глава 2

Народный Орбитальный Дзайбацу Моря Спокойствия

28.12.15

Ночей на Дзайбацу не было вовсе, и это придавало страданиям Линдсея некий вечный, вневременной оттенок.

Антибиотики помогли бы почти сразу, однако рано ли, поздно, а с новой микрофлорой все равно придется осваиваться. Между приступами Рюмин от нечего делать развлекал его местными сплетнями и анекдотами. Все вместе они складывались в историю — сложную и безрадостную череду предательств, мелких свар и бесцельной борьбы за власть.

Самой многочисленной из группировок Дзайбацу были фермеры-водорослеводы, народец мрачный и фанатичный, замкнутый, невежественный, не чуждавшийся, по слухам, и людоедства. Далее следовали математики — прошейперская группировка, большую часть времени проводившая в рассуждениях на предмет теорий бесконечных множеств. Маленькие купола были населены каперами и пиратами: Раскольники Гермеса, Радикалы Серого Тора, Гранмегалики, Союзные Эклектики и прочие, менявшие названия и облики столь же просто, как просто они резали глотки. Меж собой они грызлись постоянно, но ни одна группировка не смела бросить вызов Черным Медикам или же Гейша-Банку. В прошлом подобные попытки предпринимались; ужасные легенды о них еще сохранились в памяти общества.

Живущие за Стеной тоже занимали свое место в весьма разнообразных мифах. Утверждали, что живут они в джунглях разросшихся мимоз и сосен, с виду уродливы, у каждого на руках по два больших пальца, и все они от роду поголовно глухи.

Кое-кто заявлял, что за Стеной нет вообще ничего человекоподобного, а только набор саморазмножающихся программ, достигший ужасающей независимости.

И конечно же, вполне допускалась возможность тайного вторжения и захвата застойной территории — пришельцами. Вокруг данной концепции пышным цветом расцвела целая отрасль постиндустриального фольклора, построенного на аргументах весьма остроумных. Прихода пришельцев с иных звезд рано или поздно ожидали все. Явление их должно было открыть новую эпоху — наподобие современной версии Царствия Божьего.

Рюмин терпеливо выхаживал Линдсея. Пока тот забывался сном, он патрулировал Дзайбацу посредством робокамеры и высматривал, что там новенького. Миновав кризис, Линдсей пошел на поправку — уже в состоянии был поесть супу и жареного протеина со специями.

Во время такого обеда какой-то из рюминских аппаратов, издав оглушительный писк, ярко замигал индикатором. Рюмин, не отрываясь от сортировки кассет, взглянул на него.

— Это радар, — пояснил он. — Дай-ка мне видеоочки.

Подобравшись к радару, Линдсей передал ему клейкие видеодиски. Рюмин нацепил их на виски.

— У радара слабое разрешение, — сказал Рюмин, закрывая глаза. — Толпа какая-то приехала. Пираты, скорее всего. На посадочной сейчас.

Он сощурился, хотя глаза его и так были закрыты.

— И что-то у них там довольно крупное. Просто громадное что-то приволокли… Переключусь-ка я, пожалуй, на телефото.

Он выдернул шнур видеоочков из гнезд радара.

— Выйду взгляну, — предложил Линдсей. — Я уже в состоянии.

— Только сперва подключись. Возьми вот наушники и какую-нибудь из камер.

Разобравшись с электроникой, Линдсей расстегнул молнию шлюза и ступил наружу, в густой, холодный воздух.

Обогнув купол, он направился в сторону обода землепанели, потом свернул и рысцой взбежал на ближайший мостик через низкую металлическую стену. Там он направил камеру вверх:

— Вот, хорошо, — прозвучал в наушниках голос Рюмина. — Яркость прибавь, там справа такая кнопочка… Да, так лучше. Ну, мистер Дзе, что скажешь?

Зажмурив один глаз, Линдсей приник к видоискателю. Высоко над головой, у северного окончания продольной оси Дзайбацу, дюжина бродяг в невесомости пыталась обуздать громадный серебристый мешок.

— Вроде палатку надувают, — сказал Линдсей. Сморщенный серебристый мешок внезапно развернулся в цилиндр. На боку стал виден рисунок в человеческий рост высотой — красный череп и две скрещенные молнии.

— Пираты! — сказал Линдсей.

— Так я и думал, — хмыкнул Рюмин.

Налетел резкий порыв ветра. Линдсей, на секунду потеряв равновесие, посмотрел вниз. Долгая белая стеклянная панель под мостиком была порядком изношена. Шестиугольные блоки метагласса испещрены были темными заплатами; растяжки их неряшливо топорщились. Швы и трещины были залиты пластиком. Сквозь стекло сочился неяркий солнечный свет.

— Ты там как — в порядке? — спросил Рюмин.

— Извини, — ответил Линдсей и снова направил камеру вверх.

Пираты уже подняли свой серебристый аэростат в воздух и запустили на нем два пропеллера. Всплыв над посадочной площадкой, баллон дернулся и пошел вперед, увлекая за собой какой-то темный предмет — с виду вроде странной формы валун, поперечником с человеческий рост.

— Метеорит, — объяснил Рюмин. — В дар живущим за Стеной. Ты видел камни в Стерильной зоне? Пиратские дары. Это уже стало традицией.

— А по земле отволочь они что, не могут?

— Шутишь. Ступить в Стерильную зону — верная смерть.

— Ясно. Приходится сбрасывать с воздуха. А ты знаешь этих пиратов?

— Нет. Впервые вижу. Потому они и камень приволокли.

— Но кому-то они здесь, похоже, уже знакомы. Взгляни.

Линдсей навел камеру на третью сельхозпанель, лежавшую чуть дальше пиратского аэростата. Большую часть ее площади заполонила плесень; кое-где над нею клубился низовой желтоватый туман.

Ближе к центру панели, неподалеку от развалин северных пригородов, виднелся приземистый многоцветный купол из разнокалиберных кусков пластика и керамики. Из его шлюза выбежала толпа суетливых, как муравьи, бродяг. Поглядывая вверх сквозь стекла противогазов, они волокли за собой грубо сляпанную конструкцию из лебедок, тросов и рычагов. Затем они стали свой агрегат поднимать, пока один из его концов не нацелился в небо.

7
{"b":"25964","o":1}