ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Разумеется, эту девушку нетрудно продать, – уверенно заявил Франц.

– Манекены не очень подвижны, и в этом вся проблема, – возразил Юджин. – Мы проделали массу работы с поверхностями. Изобрели новую технологию – ощущение, как от живой кожи.

Тереза недовольно поморщилась:

– Мы не хотим, чтобы манекены становились как люди, Юджин. От этого мнется одежда.

Юджин недовольно отвернулся, помолчал и посмотрел на часы:

– Ладно, у меня больше нет времени на разговоры. Мне нужно повидать собаку... это связано с одним человеком... – Он перевел взгляд на Майю: – Я был счастлив с вами познакомиться. Вы отличная собеседница. Если вы не слишком заняты, почему бы нам не махнуть в «Мертвую голову» в Праге во вторник на той неделе. Вы знаете, где это?

– Нет.

– В Старой Праге, на Староместской площади. «Голова» – это клуб, место встречи создателей виртуальных миров. Мы разыскали через Сеть многих интересных людей, раз в месяц они встречаются в Праге. Там есть люди, похожие на вас, мне кажется, вам это будет интересно.

К понедельнику на следующей неделе Франц и Юджин изготовили шесть копий Майи. Юджин соединил плечи, колени, локти и бедра манекенов пластиковыми шарнирами. Безволосый череп стал элементом виртуального дизайна.

Теперь в магазине было шесть больших обнаженных моделей из пластика со слегка удивленным выражением лица. Каждый манекен весил около пяти килограммов. Фигуры поднимались вверх от легкого движения воздуха, и в магазине решили, что манекенам следует соорудить на ноги противовесы.

Майа и Клаудиа целый день наряжали их, примеряли разные парики и подкрашивали лица косметикой. А потом поставили их на движущуюся витрину.

У Клаудии это особенно хорошо получилось. Она неважно считала сдачу, но прекрасно умела размещать манекены. Они то двигались под потолком, то нависали над столиками кафе, то размахивали теннисными ракетками или что-то аппетитно жевали, сидя в ногах друг у друга. Парад удивительных и нарядных копий Майи в витрине магазина сразу привлек внимание прохожих. Майа должна была стоять неподвижно среди своих двойников, а потом по команде Клаудии зашевелиться. Зрители вздрагивали от неожиданности и еще долго находились под впечатлением.

Майе нравилось, что ей откровенно восхищаются, требуют повторения аттракциона. Романтическая простушка Майа, Майа – большое бело-розовое мороженое, Майа, грациозно подпрыгивающая, в платье, украшенном драгоценностями, с глазами, подведенными стрелочками. Майа в белом неоновом костюме на батарейках, Майа в матроске, под задорно задравшейся юбочкой видны штанишки в белую и красную полоску. Майа в спортивном снаряжении поднимается в горы. Высокомерная, в элегантном вечернем платье, Майа с коктейлем в руках. Копии Майи радовали глаз, развлекали покупателей. Это был настоящий мини-спектакль. Однако к концу дня Майа почувствовала себя опустошенной, выжатой как лимон, измученной. Совершенно измотанной. Для Терезы этот день стал днем самых крупных продаж за долгие месяцы. Они продали столько товаров (включая все пластиковые манекены), что Тереза решила бросить все дела и отправиться в путешествие.

– Ты можешь выехать прямо сейчас и вволю поразвлекаться в Праге, пока меня не будет в городе, – сказала Тереза Майе. – Мой тебе совет, возьми с собой Клаудиу. Юджин еще ни разу не уезжал с девушками на несколько дней. А если ты захватишь Клаудиу, тебе будет легче.

– Юджин вовсе не назначал мне свидание, да он мне и не нравится. То есть нравится, но не очень. И с какой стати мне ехать в Прагу? Здесь, в Мунхене, тоже много любопытного.

– Не упрямься, дорогуша. Прага – большой красивый город, а «Мертвая голова» что сцена. Ты манекенщица и демонстрируешь второсортную одежду, так что тебе нужны подмостки.

– За такое удовольствие надо будет работать с утра до вечера.

– Да, но, по крайней мере, это другая работа. Клаудии пора отдохнуть от магазина, и тебе тоже. Вы обе это заслужили. К тому же если Клаудиа окажется на вечеринке одна, без твоего присмотра, то влипнет в какую-нибудь историю. С ней такое вечно случается.

– Все очень здорово и правильно, Тереза. Какая ты хитрая и предприимчивая.

– А что делать? Ты сама прекрасно понимаешь, что держать пустой магазин не будешь. Дай мне немного отдохнуть от Клаудии и не забудь захватить с собой камеру. В Праге полно ослепительных красавиц. Ох уж эти пражские девочки! На вид такие хрупкие, необычные, а в делах у них просто мертвая хватка.

Сопротивляться напору Терезы было бессмысленно. Майа и Клаудиа собрались, уложили рюкзаки и взяли одежду в больших чехлах на вешалках. Во вторник ближе к обеду они сели в поезд, отправлявшийся в Прагу. Клаудиа заплатила за билеты. Клаудиа почти всегда платила, она получала скромное жалованье, а богатые и влиятельные родители, жившие там же, в Мунхене, давали ей кое-что на мелкие расходы.

Они разлеглись в надувных креслах. Майа никак не могла прийти в себя от усталости и чувствовала себя выбитой из колеи. Клаудии было двадцать два года, и предыдущий день с его волнениями и хлопотами только поднял ей настроение.

– Ты лучше поешь что-нибудь, Майа, – сказала она по-немецки. – Ты никогда ничего не ешь.

– А я никогда не бываю голодной.

Клаудиа поправила свой переводчик в наушниках. Несмотря на утомительные годы учебы в лучших государственных школах, она говорила по-английски с грубыми ошибками.

– Ладно, сегодня ты что-нибудь съешь, я от тебя не отстану. Ты такая бледная. Может быть, ты все же попробуешь? Посмотри на этот парик. – Клаудиа спутывала светлые кудри растрепанного парика Майи. – У тебя очень странные волосы, знаешь ли. Твои собственные больше похожи на парик, чем этот парик.

– Все дело в моем шампуне.

– В каком шампуне? Ты что, шутишь? Ты никогда не моешь голову шампунем. Хочешь, я дам тебе хорошее протеиновое средство для поддержания сил? Я знаю, ты пытаешься отрастить волосы, но дай мне их немного подровнять. Без парика ты выглядишь как большая ragazzina.

– Ja, Klaudia, ich bin grosse Ragazzina.

Клаудиа посмотрела на нее, как обычно глядели мунхенцы, когда она обращалась к ним на своем ломаном немецком. Они давали понять, что у нее не все в порядке с головой.

Поезд бесшумно тронулся, отъехав от перрона, и плавно заскользил, словно по катку из крепкого льда.

Пассажиров было лишь на треть. Клаудиа оглядела всех сидевших в вагоне своим прямым и открытым немецким взглядом. И вдруг схватила Майю за локоть.

– Na, Maja!

– Что такое?

– Видишь вон там старую даму с полицейской собакой и ребенком? Это президент Magyar Koztarsasag.

– Президент чего?

– Венгрии.

– О! – Майа покачала головой. – Мне известно, что сейчас людей принято называть их настоящими именами, но говорить по-венгерски – это уж слишком экзотично.

– Она видный политик. Ты можешь попросить у нее адрес ее резиденции.

– Зачем? Я спать хочу, никуда я не пойду, – отмахнулась Майа.

– Она важная политическая фигура. И будет говорить с тобой по-английски. Жаль, что она так плохо одета. Хотела бы я припомнить, как ее зовут. Ты могла бы передать ей мою визитку.

– Если она и правда политик, нам не следует нарушать ее покой. Она это оценит.

– Да что ты! – скептически возразила Клаудиа. – Государственные деятели терпеть не могут покой. Для них это все ерунда, они никогда не остаются одни.

Майа зевнула.

– Не знаю, что со мной, но сегодня я так устала. У меня просто язык не поворачивается. Думаю, мне нужно вздремнуть.

– Я тебе кое-что дам, – предложила Клаудиа, крутанувшись на высоких каблуках и блеснув глазами. – Раствор. Как ты относишься к кофеину?

– К кофеину? Это наркотик. И кажется, очень сильный?

– Но у нас сегодня выходной! Давай рискнем! Выпьем кофеинчика и оторвемся по полной программе. А потом целый день будем бегать по Праге. Прага, Золотой город!

– Хорошо, – согласилась Майа и нырнула в свое светло-голубое кресло. У нее задрожали руки. – Ступай, ступай. Принеси мне что-нибудь.

31
{"b":"25966","o":1}