ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да.

– Ну что же, ты не старая женщина. Я знал старух. У меня даже были любовницы-старухи. Ты можешь быть кем угодно, моя дорогая, но только не старухой. – Он вздохнул. – Ты что-то приняла. И переутомилась.

– Единственная вещь, от которой я переутомилась, – это неотеломерическая диссипативная клеточная детоксификация, и, поверь мне, в сравнении с безвредными растворами, которые пьете вы, ребятки, она – настоящая отрава.

– Ты утверждаешь, будто ты геронтократка. Почему же ты тогда не устроилась в своем пентхаусе, увешанная датчиками?

– Потому что я бросила их и бежала, вот почему. Я подписала все документы – согласилась на самый передовой способ лечения, а потом нарушила каждый из пунктов. Я тайком улетела на самолете в Европу. Смылась от возможного ареста. Я – иностранка на нелегальном положении, я сбежала от исследовательской программы. Когда-нибудь они поймают меня, Эмиль. Сама не знаю, почему я это сделала. Я не знаю, что со мной будет дальше. – Она горько зарыдала.

Он немного помолчал, а потом спросил подозрительным дрожащим голосом:

– Почему ты мне об этом говоришь?

Она захлебывалась слезами и в тоске и отчаянии не могла произнести ни слова.

Он подождал еще немного, и его тон опять изменился. Потрясенный, он задумчиво спросил:

– Ну и как мне теперь с тобой поступить?

Она громко всхлипнула.

– Полагаю, я тебя понял, – заключил наконец Эмиль. – Ты и правда какое-то чудовище, разве не так? Ты вроде маленького вампира. Ты мной питаешься! Поглощаешь мою жизнь и молодость. Ты похожа на маленькую ведьму из книжек. На ожившего мертвеца... на дьяволицу... на кошмар!

– Перестань! Замолчи! Не продолжай! Я покончу с собой!

– Нечто подобное могло произойти только в Праге, – медленно, с заметным удовольствием заявил Эмиль. – Только здесь, в Золотом городе! В городе алхимиков! Ты сейчас рассказала мне очень, очень странную историю. Такую странную, что ее даже трудно придумать. Да и слышать ее было странно. И опять-таки странно, но я начал гордиться тем, что я чех.

Она вытерла краем простыни свои мокрые от слез глаза:

– Ну, и что это значит?

– Я жертва этой сказки, не так ли? Я священная жертва. Я игрушка сексуального Голема [5]. Но что самое забавное... самое забавное и мистическое... Это так загадочно, странно и эротично.

Она взглянула на него.

– Мне просто понравились твои руки.

– Это уж слишком. – Эмиль поправил подушку. – А теперь перестань плакать. Прошу тебя, не плачь. – Он наклонился и обхватил руками свою волосатую грудь. – Я не скажу ни единой душе. Можешь не беспокоиться, твои ужасные секреты останутся со мной. Да мне бы и так никто не поверил.

Его доброта настолько ошеломила Майю, что она забыла о своем отчаянии.

– Ты не думаешь, что я должна покончить с собой? – чуть слышно спросила она.

– Боже мой, женщина, зачем? Какой в этом смысл? С тобой все в порядке. Ты не преступница, ты просто немного перехитрила геронтократов с их лабораторными крысами. Что они могут с тобой сделать – снова превратить в старуху? Чтобы ты сморщилась при свете дня, как лежалое яблоко? Они этого не сделают. Они считают, что правят миром, но они все обречены, эта банда больных столетних старцев с их нелепыми технологиями... Они кромсают и склеивают человеческое тело, не имея ни малейшего понятия о силе воображения... И еще они прислали мне тебя! Тебя! Словно маленького розового краба на берегу, только что вылупившегося из раковины.

– Я не маленький краб на берегу. И я не кошмар! – Она с трудом перевела дыхание. – Я вне закона.

Он расхохотался.

– Да, я вне закона. Я пыталась сделать вид, будто я кто-то еще, на самом деле кто-то еще, и потому не могла определить, чего же я хочу. Но я лгала самой себе, потому что я по-прежнему Миа, я всегда была Миа и осталась ею. А их я ненавижу! Они не хотят, чтобы я жила. Они лишь хотят, чтобы я существовала, и моя жизнь тянулась и тянулась, совсем как у них! Я сейчас могла бы одеться, выйти на улицу и позвонить в лабораторию в Заливе. Я сказала бы им: «Привет всем в Калифорнии. Это я, Зиеманн, у меня возникла отрицательная реакция на лечебные препараты. Я в Европе, я ненадолго сошла с ума, пожалуйста, верните меня назад, увешайте меня вашими приборами. А сейчас со мной все в порядке. Со мной действительно все хорошо». И они это сделают. Они отправят сюда самолет, а быть может, и корреспондента, и опять меня прооперируют, положат мне на лоб холодное полотенце. Они так глупы! Да чтоб они все сдохли! Я никогда не вернусь к прежней жизни. Пусть меня лучше убьют! Пусть я выброшусь из окна. – Она затряслась в рыданиях.

Эмиль взял ее за руку и долго ничего не говорил. Наконец встал и дал ей стакан воды. Она жадно выпила и вытерла глаза.

– Это ты и хотела мне сказать?

– Да.

– И это все?

– Да, все.

– Ты уже рассказывала это мне раньше?

– Нет, Эмиль, никогда. Я никогда не говорила ни тебе, ни кому-либо другому. Ты услышал первым, поверь мне.

– Ты это расскажешь мне еще раз?

Она сделала паузу, задумалась.

– Считаешь, что можешь это запомнить?

– Я не знаю. Я мог бы запомнить. Но часто не запоминаю вещи, которые мне говорят поздно ночью. Я забывал рассказы других женщин, но у нас с тобой слишком глубокая связь. У тебя и меня. Я полагаю... Я полагаю, что мы должны были встретиться, это судьба.

– Ладно... Может быть... Нет... Нет, я не могу в это поверить, Эмиль. Я не религиозна, не суеверна, я даже не увлекаюсь мистикой. Я просто постчеловек. Я постчеловек и сделала моральный выбор, вышла за отведенные мне рамки. Я сделала этот выбор сознательно, с открытыми глазами, и теперь мне надо научиться выживать в этом моем личном кошмаре.

– Я знаю, что ты выдержишь.

– Что же?

– Ты должна осмелиться. Но я сумею воскресить тебя. Ни сомнений, ни тайн, ни боли, просто совершенно новая женщина. Если ты, конечно, этого хочешь.

– О Эмиль! – Она посмотрела на него. – Только не амнезиак.

– Конечно амнезиак. Надеюсь, ты не думаешь, что я забыл о такой ценной вещи. Эта Зиеманн, о которой ты мне рассказала, эта старуха, этот кошмар, который в тебе был. Мы вытащим его из тебя. Выгоним, метлой выметем, как ведьмы делают.

– Разве это нам поможет? Я по-прежнему иностранка на нелегальном положении.

– Нет, ты ею больше не будешь. Мы и это должны поправить. Ты станешь моей женой. Ты будешь молодой. Новой. Свежей. Ты полюбишь меня. А я буду любить тебя. – Он сел на кровать и распахнул руки. – Мы запишем все сегодня ночью. Мы объясним друг другу, как нам дальше жить. Утром прочтем. Мы попросим Поля нам помочь. Поль – хороший человек, умный, у него много друзей, он сумеет сделать все как надо. К тому же он хорошо ко мне относится. Мы поженимся, уедем из города и отправимся в Богемию. Мы разобьем сад и будем заниматься керамикой. На природе, в деревне, станем другими людьми, заживем вдали от буржуазной действительности, навсегда расстанемся с ней!

Он говорил взволнованно, страстно, убедительно, и она хотела откликнуться на его слова, но в ее душу закралось подозрение. Хотя это чувство было смутным, она догадалась, что подобные предложения он уже делал другим женщинам.

Когда она утром проснулась, Эмиля в студии не было. Он исчез. Пахло кровью. Вся простыня была в ее крови. Майа встала, сделала себе самодельную прокладку, накинула халат и приготовила обезболивающий раствор. Выпила его, сняла простыни, перевернула запачканный матрас и в изнеможении рухнула в кровать.

Где-то около полудня в дверь постучали.

– Убирайтесь, – простонала она.

В замочной скважине лязгнул ключ, и дверь открылась. Это был Поль.

– О, это вы! – машинально сказала она. – Чао, Поль.

– Добрый день. Я могу войти? – Поль переступил порог студии. – Я вижу, что вы живы. Это прекрасная новость. Вы заболели?

– Нет. Да. Нет. Как бы это изящней выразиться, у меня критические дни.

вернуться

5

Голем – комок, неготовое, неоформленное (евр.). Глиняный великан из еврейского фольклора, связанного с влиянием каббалы. Вырвавшись из-под влияния человека, Голем являет слепое своеволие. Легенды о Големе были широко распространены в еврейском гетто в Праге XVII-XVIII вв. В пьесе чешского писателя К. Чапека «R.U.R.» восставшие против людей искусственные существа, големы-роботы, обретают человечность, познав любовь.

42
{"b":"25966","o":1}