ЛитМир - Электронная Библиотека

В его комнатах было тихо и пусто. Он прошел через несколько комнат, рассматривая обстановку, словно не был тут вечность. Переодевшись, надев более привычную здесь одежду, прошел в кабинет и усмехнулся. Антайи спал сидя за столом.

Спал крепко, так, что не слышал шагов. Заглянув через плечо секретаря, сенатор тихонечко, что б не потревожить его, отключил информационную систему. Улыбнувшись, отошел к окну, прикрыв открытое настежь окно.

Юфнаресс услышал шум, поднял голову.

— Сенатор? — спросил он, удивившись.

— Я. — ответил тот, обернувшись.

— Дали Небесные! — проговорил Юфнаресс, зевнул и взлохматил волосы, словно пытаясь отогнать остатки сна, — А мне Локита сказала, что вас убили.

Сенатор тихонечко рассмеялся.

— Труп предъявила? Или ограничилась заявлениями?

— О Вашей гибели третий день шушукается весь Сенат, — поспешил обрадовать его Юфнаресс. Это новость номер один во всей Лиге. А вы, оказывается живы. Рад, что все оказалось недоразумением.

— Недоразумением? — усмехнулся Элейдж.

— Я думаю, Леди обрадуется, — ядовито заметил Антайи, — она так скорбит о Вас.

— Надеюсь, — заметил сенатор и побарабанил пальцами по подоконнику.

«Будет скандал», — подумал он, чувствуя, что на душе становится тоскливо. Он не любил скандалы, предпочитая делать свои дела, оставаясь в тени. Оказывается, Леди не потрудилась проверить временем желанных известий. Ну, что ж, и с этим тоже придется считаться.

— И кто у нас теперь сенатором? — спросил Алашавар, усмехнувшись.

— Я, пока, разумеется, временно, — ответил Антайи, пожимая плечами, — она давно мечтала всучить мне этот пост. Наверное, что б дать понять, что не бросает слов на ветер.

Сенатор коротко рассмеялся, подойдя к зеркалу, окинул взглядом свое отражение, снял с плеча упавший волосок. Осмотрел себя критически, словно впервые видел.

— Ну что ж, — предложил он, — пройдем к Леди. Поговорим. Выясним откуда пошли недоразумения. Вы со мной, Юфнаресс?

Юфнаресс поднялся со стула.

— Разумеется, — ответил тот, — не хочется, что б меня считали узурпатором.

Элейдж слегка качнул головой. Выйдя в коридор, улыбнулся ошеломленному от неожиданности сотруднику, поздоровался вежливо. Чувствуя взгляд, что жег ему спину, мрачно отметил, что лиха беда — начало.

Немногочисленные знакомые, кого довелось встретить в этот ранний час, смотрели на него с нескрываемым удивлением. Элейдж хмурился и пожимал плечами. Видимо, новость и в самом деле успела широко распространиться. Во всяком случае, его появление представляло немалый интерес.

— Мне это не нравится, — проговорил он, обращаясь к Юфнарессу.

Секретарь пожал плечами.

— Мне больше не понравилось само сообщение о вашей смерти. Согласитесь, это было б прискорбно.

Сенатор усмехнулся, подойдя к дверям личных покоев Локиты, тихонечко постучал. На его стук никто не откликнулся.

— Еще слишком рано, — заметил секретарь.

— А ты знаешь ее привычки? — уколол вопросом Алашавар, — ничего, если спит, то проснется. Ты говорил, она скорбит, так я спешу ее обрадовать.

Он открыл дверь, прошел уверенно, словно имел на то полное право. Юфнаресс прошел следом.

— Кого несет в такую рань? — услышал Элейдж сварливый голос Леди через несколько секунд. И усмехнулся.

Локита сидела перед зеркалом, едва одетая, с сонным взглядом и почти полным отсутствием косметики на лице. Перед ней грудой стояли баночки с кремами, пудра, румяна, духи.

— Доброе утро, — проговорил он, — надеюсь, вы простите мне дерзость, что я посмел ворваться к вам в столь ранний час?

— Ни за что, — заметила она с апломбом, даже не обернувшись, продолжая наносить широкой кистью на скулы румяна, — приличия есть приличия.

— Давайте забудем о них, — проговорил сенатор, присаживаясь на стул, который подвинул так, что б видеть в отражении зеркала ее лицо. — Хотя бы, на несколько минут.

— Дорогой сенатор, — заметила женщина холодно, — ваше поведение способно шокировать. Вы хотите, что б ваша репутация оказалась сомнительна? Пойдут слухи...

— Они и так пойдут. Кстати, я прихватил свидетеля, который подтвердит, что у нас был чисто деловой разговор.

— О чем же вы хотите со мной поговорить?

— А вы не догадываетесь?

— Я удивлена, — произнесла Локита сладким голоском, с умильным тоном, — удивлена, что вы живы. Наверное, речь пойдет об ошибке?

— Вот именно, — подтвердил Элейдж. — О маленькой путанице в данных. Как вам должно быть известно, я взял маленький отпуск, мечтая отдохнуть на пляжах Ирдала. Я люблю отдыхать на Ирдале, — проговорил он, подпуская в голос карамели. — Это моя маленькая слабость. Я вам об этом никогда не говорил? Так вот, в этот раз мне не повезло. Отдохнуть так и не удалось. Понимаете, Леди, какой-то юный хакер запустил в информационную систему Ирдала вирус. Из-за чего была изрядно подпорчены базы данных. Право слово, меня даже перепутали с какой-то сомнительной личностью.

Локита слегка улыбнулась, отвернувшись от зеркала, посмотрела в его лицо пристально и насмешливо, холодно и нахально. Ее невозможно было смутить, словно эта женщина не имела стыда. Полуодетая тонкой просвечивающей тканью, что больше открывала взгляду, нежели скрывала, она держалась, словно королева в тронной зале. И этой самоуверенности можно было только позавидовать.

— Это забавно, сенатор, — проговорила она тихо, смотря в его глаза, словно пытаясь загипнотизировать своим взглядом, — но не более. И не объясняет, почему вы ворвались ко мне без приглашения.

— Думаю, приглашения я б не дождался, — заметил он спокойно.

— Хакера выловили? — усмехнувшись, спросила Локита.

— Пока нет, — ответил сенатор с улыбкой, — но у спецслужб имеются подозрения, что хакер живет на Софро. Именно отсюда пришли директивы, искалечившие базы данных.

— Даже так?

— Даже так, Леди.

— Это мило.

Она вновь отвернулась к зеркалу, разглядывая свое лицо так, как художник неоконченную картину, словно выискивая места, над которыми еще стоит поработать. Но видимо, присутствие посторонних ей мешало. Она отложила кисть в сторону и вновь обернулась к сенатору.

— У вас есть, что еще мне сказать? — проговорила с вызовом.

— Разумеется, — ответил он тихо. — Всего несколько маленьких советов. Во-первых, не советую больше выдавать желаемое за действительное. Так недолго и обмануться самому. Во-вторых, пусть это и недоказуемо, но мне известно, кто устроил эту охоту. Знаете, имя охотника, вернее, охотницы можно обнародовать. И сделать это так, что последствия будут весьма серьезны.

— Правда? — нарочито — удивленно спросила она, — А в-третьих, сделайте одолжение, выйдите в дверь.

— Непременно. — заметил сенатор холодно, — Я не собираюсь прыгать в окно и ломать себе шею, в-третьих, милая моя, я вам скажу, что это мой мир. И как бы вы не хотели прибрать его к рукам и сотворить из него подобие своей, милой вам Империи, или часть Империи, вам это не удастся. Пока я жив. И вам, как бы не хотелось переубедить меня в этом — не удастся. А так же бесполезно пытаться меня убить. Не тратьте силы. Лучше выйдите в дверь, доберитесь до порта и выкатывайтесь отсюда. Куда угодно. Мир большой. А в Лиге вам места нет. Вы запомнили? Надеюсь, этот совет вам пригодится. Предупреждаю первый и последний раз.

Он поднялся со стула, посмотрел на Локиту свысока, слегка покачав головой, бросил взгляд на Юфнаресса, что, слегка покраснел от этой дерзкой выходки, и, не спеша, направился к дверям. Сделав несколько шагов, остановился, посмотрев на Локиту улыбнулся, отметив, что, несмотря на холодно — высокомерное выражение лица, румяны на скулах совершенно излишни, да и глаза горят лихорадочным блеском, метая молнии.

— Злость вам к лицу, — тихо заметил он, постоял с пару секунд, словно что-то обдумывая, и вышел, не плотно притворив дверь.

— Вы сошли с ума, — тихо проговорил Юфнаресс, — вы, верно, сошли с ума, — теперь она точно не успокоится.

109
{"b":"2597","o":1}