ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я знаю, — отмахнулся Алашавар.

— И зачем вам это надо? Вы нажили себе врага.

— Мы не особо дружили, — ответил сенатор, — а так, надеюсь, она будет столь раздражена, что начнет делать ошибки.

Юфнаресс покачал головой, посмотрел на сенатора как на глубоко больного человека и несколько раз прошелся по кабинету, меряя шагами ограниченное пространство.

— И все равно, это было излишне, — проговорил он.

Алашавар коротко хмыкнул. Переплетя руки на груди, посмотрел на Имрэна, примостившегося в глубоком кресле в дальнем углу комнаты. Мальчишка сидел, подобрав к себе ноги и подтянув колени к груди, уложив на них острый подбородок.

— А что скажешь ты? — спросил он, больше не обращая внимания на Юфнаресса.

— А что я скажу? — переспросил Имрэн, щуря сонные глаза. — Я скажу, что пора Лиге узнать о готовящемся вторжении. Молчать больше нельзя. Иначе это молчание станет очень похожим на предательство. И начать предлагаю с властей наиболее развитых в техническом отношении планет: Ирдала, Чиачиллит, Сиоль-Со, Ра-Миррана, Гвенара и Ро-Эори. В любом случае, другого выхода нет. Да, я был на Раст-Танхам. Господа контрабандисты тоже забеспокоились. Видимо, Ареттар сказал тебе правду, и времени осталось в обрез.

Юфнаресс подойдя к Имрэну, посмотрел на того с высоты своего роста.

— Имри, — заметил он, — пока Локита правит Лигой, у нас нет ни одного шанса. Ее либо придется сместить, либо, — он красноречиво провел рукой под горлом, — либо уничтожить. Потому что каждое ваше действие будет известно Императору. А уж он знает, как поступать в таких случаях. Его не будут мучить сомнения, когда флот Империи двинется на Лигу.

— Это верно, — заметил Алашавар.

Имрэн отрицательно покачал головой.

— Не думаю, что это единственный вариант, — проговорил он.

— Есть альтернатива?

— Ну, как сказать. Пока я был на Ирдале, я успел познакомиться с местным координатором. Это человек умный и достаточно авантюрного склада, так что думаю, его удастся уговорить, к тому же он обладает значительным авторитетом. Я предлагаю устроить фиктивный выход из Лиги нескольких миров. Если Альбенару объяснить, зачем это нужно — он уговорит остальных. И сделает это осторожно.

— Осторожно это сделаю я, — заметил Сенатор.

— Нет, — усмехнулся мальчишка, — не получится. Ты слишком заметная фигура. Умные головы могут связать причины и вычислить следствия. Ты будешь сидеть на Софро.

— Кто будет договариваться с Альбенаром?

Имрэн пожал плечами.

— Вызови его, — предложил он, — найди весомый предлог и, когда он сам явится сюда, то обрисуй ему ситуацию. Это же не запрещено законом. И, если хочешь, я передам ему, что ты желаешь его видеть.

— А Локита? — напомнил Юфнаресс.

Имрэн покачал головой, посмотрел на сенатора пристально.

— Одного не пойму, — проговорил он, не спуская с того глаз, — зачем тебе надо было мотаться по горам Ирдала? Я понимаю, я понимаю все мотивы. Но почему на Ирдале?

Элейдж пожал плечами.

— Имри, — проговорил он, — давай не будем.

— Давай будем, — проговорил мальчишка. — Ну, ладно, я понимаю, ты надел маску, понимаю, это, конечно же, выход. Пока ты в маске, с твоей головы никому не удастся уронить и волоса. Логично, правильно, одобряю. Но пока ты шел, ты мог двадцать раз сорваться с какого-нибудь уступа, упасть в пропасть, тебе на голову мог свалиться камень, в конце концов, за тобою шли, что б убить. Но почему не здесь. Не на Софро?

Сенатор усмехнулся, посмотрел на тонкое, толщиной с волос, обтекающее его ладонь сияние, почти незаметное на свету. Имрэн протяжно вздохнул, посмотрел на отца с недоумением.

— Хорошо, — проговорил он, — если ты знал, что на тебя начали охоту, зачем ты вообще сорвался на Ирдал? Ты можешь мне объяснить? Тем более на почтовом боте. Ты знаешь эрмийцев. Так откуда столько безрассудства?

Алашавар тихонечко рассмеялся.

— Не знаю, — проговорил он, — Не знаю. Не могу знать.

Имрэн слегка качнул головой, словно фарфоровый болванчик, улыбнулся кончиками губ. Юфнаресс невольно улыбнулся ему в ответ.

— Да, — проговорил он, — я полностью с тобой согласен. Господин сенатор не всегда поступает обдуманно.

— Должен заметить, вы тоже, — заметил Имрэн. — Ну, зачем вы куда-то помчались, оставив его?

— Иногда, — заметил Юфнаресс спокойно, — глупости делаю и я. И, думаю, что склонен к этому, гораздо больше вас обоих.

Алашавар брел по аллее, торопиться было некуда, глядя на потоки воды, выбрасываемые фонтанами в небо, он недовольно поморщился. Ночью, в пустынном парке, куда не пускали посторонних, это казалось излишеством.

Тихий шорох опадающих струй глушил все посторонние звуки. Разве что еще был слышен шум ветра, играющего с листвой. Он вздохнул, видя как где-то вдали, там, где кончалась аллея, прошагали патрули. Поежившись, подумал, что на душе как никогда стыло. Подстать темной, беззвездной, холодной ночи.

Ступая тихо, почти бесшумно, вдруг, неожиданно услышал тихие голоса и увидел парочку, сидевших на скамейке, людей. Подойдя ближе, узнал женщину, одетую просто и скромно, в форменный костюм, с волосами, стриженными коротко, и лишенную кокетства.

— Гресси? — проговорил удивленно, подходя ближе. — Я думал вы в отпуске.

— Ее вызвали, — заметил ее спутник. — Когда у Айрино не хватает асов, он лишает своих лучших пилотов отпуска. Вы знаете об этом?

— Архат? — усмехнулся сенатор, узнавая и мужчину, — что-то о вас долго не было слышно. Неужели о Вас Айрино забыл?

— Ну что вы, — ответила Гресси, — Айрино Инидо ни о ком не забывает. У него для всех хватает дел. Для таких сумасшедших романтиков как мы. Ведь молодежь, что выходит из стен летной академии, стремится уйти в торговый или пассажирский флот. А Даль-разведка теряет престиж. Мы давно не находили в мире ничего стоящего, что могло б изменить ситуацию. Как говорит наш шеф.

— И зачем вас вызвали? — поинтересовался сенатор скупо, присаживаясь на скамью.

— "Раяни", — проговорила она. — Крейсер нового типа, что скоро уходит в испытательный полет. Меня назначили капитаном. Без права отказаться. Вы знаете, Инидо умеет уговаривать.

Элейдж согласно кивнул.

— Знаю, — проговорил он, — и когда?

— Через пару суток, — ответила женщина, — сначала курьерским до верфей Та-Аббас, а там, меньше, чем через неделю, в полет. Предполетные тесты тоже оставили нам. Команда, наверное, уже там. Ждут капитана.

— Какие-то форс-мажорные обстоятельства? — спросил Элейдж, чувствуя, как в душе рождается легкое недовольство.

— Йивни погиб, — тихо отозвался Архат, — вы знали Йивни?

Сенатор отрицательно покачал головой.

— Не имел чести знать, — ответил, чувствуя, что ощущение холода лишь усилилось.

— Погиб глупо, — произнес Архат с сожалением, — поехал проведать своих, в отпуск на несколько дней, пошел купаться и утонул. Буквально рядом с домом, на мелководье. Не могу понять, как так могло случиться.

Сенатор коротко кивнул, словно соглашаясь, встав с места, сделал пару шагов, посмотрев на небо, поежился.

— Проводите меня, Гресси, — проговорил он, — мне надо вам сказать пару слов.

Идя по сумрачной аллее, он долго молчал, раздумывая. Желание сказать правду боролось с осторожностью. Он шел медленно, неторопливо, прислушиваясь к шагам женщины, к звуку ее дыхания. Она тоже молчала, ожидая.

— Берегите себя, — проговорил сенатор неожиданно, — я знаю, вы хороший пилот, Гресси, но иногда этого бывает мало. Корабль новый, совершенно новой конструкции, если что-то пойдет не по плану вам будет трудно. И все же, надеюсь, он окажется неплох.

— Как все творения Хэлдара, — тихонечко проговорила женщина, — я слышала, что это — его проект.

— Да, конечно, — проговорил сенатор тихо, — я знаю.

Они молча дошли до конца аллеи и повернули назад, к зданию Сената.

— Гресс, — проговорил сенатор, — я хочу вам сказать то, что и так станет скоро известным всей Лиге. Нам предстоит война. Война серьезная. И на тот крейсер, что ждет вас на верфях Та-Аббас, возлагается достаточно много надежд. Если он окажется хорош, то будет отдан приказ на обновление флота. Так что смотрите, изучайте рабочие качества этой лошадки как можно внимательнее. От нее многое зависит. Будут претензии — докладывайте без ложной скромности. Недоработки можно будет исправить. И еще... если, вдруг, на трассе испытаний заметите чужие корабли — не тратьте время на опознание — ломайте график испытаний и уходите хоть в преисподнюю. Если просто будут какие-то предчувствия — возвращайтесь, не рискуйте понапрасну. Риск нужен там, где он оправдан, а в этом случае лучше перестраховаться. Испытания можно отложить. А вот позволить себя уничтожить — нельзя.

110
{"b":"2597","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Когда Ницше плакал
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Первые сполохи войны
Тёмные не признаются в любви
Счастливы по-своему
И ботаники делают бизнес 1+2. Удивительная история основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова: от провала до миллиона
Каждому своё 2
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Неправильные