ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вы ничего не знаете о мужчинах
В логове львов
Восемь секунд удачи
Шесть тонн ванильного мороженого
Текст, который продает товар, услугу или бренд
Тени сгущаются
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Понаехавшая

— Ты пришла, — произнес он, не понимая, как это стало возможно.

— Я тебе нужна, — ответила женщина, — ты хотел, что б я вернулась, ты мечтал, ты проси судьбу, ты ничего не забывал. И я вернулась. В мире нет ничего невозможного.

— В мире Аюми.

— В этом мире. — поправила Лиит.

Юфнаресс пришел ранним утром. Ворвался, как стылый осенний вихрь. Пройдя в спальню, застыл на пороге. Сенатор, оторвав голову от подушки, посмотрел на него недовольно. Рядом, укрытая тонким шелком, спала Лиит, разметав лунное серебро своих волос. И лицо ее в сумрачном свете софрианского рассвета казалось светящимся, лунным.

— Что-то случилось? — спросил сенатор, тихо поднимаясь с кровати, увидев утверждающий кивок секретаря.

Сожалея, посмотрел на Лиит, на фигуру, скрытую за мерцанием шелка, на глубокие тени от темных ресниц. На легкую улыбку, которая жила в уголках губ, изгибы прекрасного, словно из света сотканного тела. Накинув халат, вышел из комнаты.

Секретарь ждал его, излучая напряжение, похожий на сжатую пружину.

— Что случилось? — спросил сенатор.

— Локита, — тихо, побелевшими губами ответил Антайи, — Локиту нашли сегодня в садах, мертвой.

Он не почувствовал ни испуга, ни облегчения. Только какая-то оторопь снизошла на мысли. Глядя в лицо секретаря, понял, что тот не лжет. Тот был несколько испуган, подавлен, но не ошеломлен. Словно этого ждал.

— Когда? — спросил вновь сенатор.

— С полчаса назад. Эта весть уже пошла по Софро. Ее не остановить. Вас ждут. Вас желают видеть. И надо что-то делать.

Сенатор молча поморщился, посмотрев в лицо Юфнаресса, как-то нехорошо усмехнулся.

— Кто ее убил? Только не лги.

— Воин Эрмэ, — тихо ответил тот. — Воин Императора.

Элейдж молча усмехнулся.

— Ладно, — заметил он, — иди, и жди меня на месте. Я сейчас приду.

Он быстро оделся, плеснув в лицо горсть воды из умывальника, освежил лицо. Посмотрел на Лиит, перевернувшуюся во сне, спавшую, уткнувшись лицом в подушку.

Казалось, от нее исходит свет, слабое, мерцающее, завораживающее сияние. Словно вырывается наружу заключенная в ней сущность огня. Уходить не хотелось, хотелось остаться рядом, сесть рядом, и гладить эти роскошные лунные косы, дыша одним воздухом с ней. Хотелось не отрывать от нее взгляда. Но этого он позволить не мог. «Спи, — прошептал он, — спи любовь моя, я вернусь. Скоро».

Он нагнал Юфнаресса в саду, не говоря ни слова, пошел рядом. Навстречу попадались люди. Люди с растерянными лицами. С непониманием в глазах, с напряжением, делавшем эти лица особенно обеспокоенными.

Спустившись в сад, он прошел вслед за Юфнарессом по неприметной тропе, ведущей в сторону, к пруду, на поверхности которого, укрытого от посторонних глаз, цвели белеющие лилии.

Он узнал среди присутствующих Архата, кивнул ему, слегка. Высоченный, рыжий ирдалиец виновато отвел взгляд.

— Он ее нашел, — проговорил в ухо сенатору Юфнаресс, — и воина видел. Кается, что не бросился за ним вдогонку, остался с Леди.

— Она была жива?

— В том-то и дело, что нет. Потому и кается.

Сенатор слегка качнул головой и осмотрелся.

Женщина лежала на земле, рассыпав вокруг седые жемчуга Сиоль-Со. Лежала, уткнувшись лицом в землю, раскинув руки. Пепельные пряди рассыпавшейся прически укрывали плечи. Сенатор, подойдя к ней, нагнулся, заглянул в лицо.

На лице, в мертвых зрачках застыл ужас. Ужас исказил черты, не оставив ничего от холодной, презрительно — высокомерной маски, не оставив ничего от холодной, высокородной красоты. Ее лицо стало просто лицом перепуганной женщины, не верящей женщины.

На одежде, на земле застыла кровь, вытекшая через десятки тонких, узких кинжальных порезов. Еще один пересекал шею — высокую тонкую шею, которую она так любила укрывать жемчугами. И этот разрез, без сомнения был смертелен.

Сенатор тихо качнул головой. «Вот она — плата, — подумал, отстранено, — плата каждого, кто приблизится к трону слишком близко. Не ты, так тебя. Рано или поздно».

Он поднялся на ноги и обернулся, подошел к группе собравшихся людей, пожал плечами. Глядя на тревогу, поселившуюся у всех в глазах, тихонечко пожал плечами. Глядя в лицо начальника охраны — излишне юное, красивое, несколько несерьезное, скупо усмехнулся.

— Что будем делать, господа? — заметил свысока, — убийцу, конечно же, не нашли?

— Предположительно, его дожидался в порту корабль, — ответил мужчина, — тип корабля ранее неизвестен. За ним вдогонку пошел наш перехватчик, но поздно. Этот мерзавец ушел в прыжок раньше, чем мы сократили расстояние, что б он попал в зону поражения.

Сенатор усмехнулся.

— Да, — заметил он, — ваше счастье, что этот мерзавчик не стал отстреливаться.

Кто-то из собравшихся посмотрел на него удивленно, словно не желая верить своим ушам.

— Стратегическая разведка, — проговорил он, — несколько раз натыкалась на следы присутствия в космосе высокотехничной, достаточно развитой цивилизации, о которой, как ни странно, известно до сих пор немного. Известно только то, что практически в подавляющем случае, транспорты, повстречавшие их на своем пути — гибли. Так как техническое оснащение и вооружение этих незнакомцев куда более серьезно.

— Сенатор, — проговорил один из охранников, — откуда такая уверенность?

— Ни откуда, — ответил Элейдж. — предчувствия.

Он взял у кого-то из рук сигареты, закурил, чувствуя, как с непривычки запершило в горле. Чувствуя, как отпускает шок. Глядя на чуть дрожавшие кисти рук, отметил, что совсем не так спокоен, как хотелось казаться.

«Ну, — вот мелькнула мысль, — вот оно и началось. Непредсказуемое. Неизвестность». Он посмотрел в лицо Юфнаресса, пожал плечами.

— Попроси наших сенаторов собраться, — проговорил он, — думаю, пора им что-то сообщить.

Элейдж еще раз посмотрел на растерянные лица, подумав, что это — только начало, пожал плечами, что стало входить в привычку, потушил сигарету, и, тихонечко усмехнувшись, побрел прочь, заложив руки за спину.

Гресси Кохилла посмотрела на экран, чувствуя, как дрожь поселяется в кончиках пальцев. След эмоций. След волнения. На мгновение поджала губы, перепроверяя. Нет, ошибки не было, и быть не могло.

— Дали Небесные! — услышала вздох сидевшего рядом Нараяна.

Обернувшись к рэанину, встретилась с ним взглядом.

— Какой олух, — услышала она голос Шабара за спиной, — повторяю, какой олух ввел не те координаты?

Усмехнувшись, посмотрела на Шабара Кантхэ, отчего-то он командовал здесь, совершенно не считаясь с ее положением капитана, пожилой лагалиец без смущения выдержал ее, полный негодования взгляд.

— Мы вышли не в том районе, — заметил он. — Унари, — обратился он ко второму пилоту, — это опять ты чего-то напортачил?

Ирдалиец наградил спрашивающего недовольным взглядом.

— Ты проверял мои расчеты, Шабар, — ответил он, — тебе, кажется, ничего не показалось в них странным.

— Тихо! — проговорил Гресс, — еще не хватало, что б вы тут сцепились.

Она запустила программу проверки данных и, сверившись с атласом Галактики, выяснила местоположение корабля. Полученные данные ее весьма мало обрадовали. Получалось, что ошибка была просто глобальной. Вздохнув, она посмотрела на Шабара, что, несмотря на свой независимый нрав, казался ей наиболее разумным из собеседников.

— Поздравляю, — заметила строго, — мы вышли не просто не в должном районе. Нас вообще откинуло на окраину.

Шабар взглянул на экран, пожал плечами.

— Ками-Еиль-Ергу, — заметил чуть присвистнув.

— Именно, — проговорила женщина. Согласитесь, это приятная неожиданность. Что будем делать? Есть предложения?

— Разгоняемся — и в прыжок, — проговорил Нараян, — нечего нам здесь делать. Сейчас все просчитаем заново, и — вперед.

— Разумеется, — поддержал его Унари, — а о происшествии доложим.

112
{"b":"2597","o":1}