ЛитМир - Электронная Библиотека

За окном бушевала гроза. Молнии причудливым рисунком расчерчивали небосвод. Пахло озоном, потревоженной зеленью. Рокот громовых раскатов не стихал ни на минуту.

Выпростав из-под тонкого покрывала руки, женщина смотрела на фейерверк, устроенный природой. Смотрела, как по огромному стеклу, заменившему комнате одну из стен, течет вода. Кроме потока воды и сияния молний, да еще того, что там, на улице, ночь, невозможно было ничего увидеть и ничего угадать.

Вздохнув, женщина заставила себя оторвать голову от подушки. Это было нелегко, во всем теле была разлита ватная слабость. И руки, и ноги, и голова не желали повиноваться, дрожа от малейших усилий. И все же она села. Спустила ноги на каменный пол, оказавшийся против ожидания теплым, словно прогретым солнцем. И задумалась.

В памяти был обрыв, провал, и последние воспоминания никак не состыковывались с этой комнатой, дождем, и громовыми, утробно ворчащими, раскатами. В памяти был рисунок созвездий и свет тройной, пустота, ощущение обреченности. В памяти, около сердца жила сосущая пустота, что рождала только сожаления.

Мотнув головой, она заставила себя подняться и подойти к окну. Прикоснувшись лбом к прохладному стеклу, женщина закрыла глаза.

— Зачем вы встали? — услышала тихий и чистый голос.

Обернувшись, поняла, что в комнате не одна. У двери, только войдя, стояла молодая девушка, невысокая, женственная, с копной золотых волос, стекавших по плечам. В голосе девушки чувствовался явный рэанский акцент, хоть говорила она на широко распространенном софрианском диалекте.

Чувствуя себя донельзя глупо, Гресси пожала плечами.

— Я на Рэне? — спросила в ответ.

— Не знаю, — ответила незнакомка, — похоже, что нет.

— Не знаете?

Девушка кивнула и, смутившись, пожала плечами.

— Глупо звучит, правда? — проговорила она, подходя к женщине совсем близко

— Ты шутишь? — спросила Гресс, опираясь на руку девушки и возвращаясь к кровати.

— Если бы, — вздохнула та.

Гресс опустилась на ложе, чувствуя, как уходят силы. Хоть диалог ее забавлял. Было похоже на детскую забаву, на игру. Другое дело, что она не была расположена к играм.

— Ну, может, хоть познакомимся, — предложила она, чувствуя неловкость оттого, что не знает имени собеседницы, — меня зовут Гресси Кохилла. Я капитан космического флота Лиги.

— Лия Ордо, — улыбнулась девушка в ответ. — И о вас я слышала. Правда, если вы Гресси Кохилла, то вы должны выглядеть старше, — заметила осторожно, — вы ведь ровесница моему отцу...

Гресс удивленно выгнула брови. Никто и никогда еще не говорил в лицо, что она выглядит слишком молодо. Работа в пространстве, изымая силы, слишком быстро унесла и молодость, взамен одарив сединой, морщинами, шрамами.

Лия молча подала зеркало. Гресс нахмурилась, но, поймав отражение, удивленно вздохнула, чувствуя, что никак не в силах поверить тому, что видит.

Из зазеркалья на нее смотрела двадцатилетняя девчонка. У девчонки были ее черты, те, что она помнила по старым фотографиям, ямочки на щеках, задорный блеск глаз, у девчонки были длинные пушистые пряди волос, сиявшие розовой медью, и не было ни морщин, ни шрамов, ни седины.

— Дали Небесные! — выдохнула она.

Лия тихонечко рассмеялась, словно забавляясь ее удивлением. Отойдя к столу, взяла персик.

— Хотите? — предложила она.

Гресс отложив в сторону зеркало, кивнула. Лия, захватив со стола вазочку с фруктами, подошла и устроилась, присев на краешек кровати. Откусив от золотистого, покрытого легким пушком мякоти фрукта, Гресс замерла.

Вкус был волшебный, мякоть сразу таяла на языке, оставляя ни с чем не сравнимое наслаждение. И все было в этом вкусе — и зной солнечных лучей и свежесть дождя и мягкость ветров, все, позабытое уже давно, так давно, что и не понять. То, от чего она отказалась, как от длинных, пушистых волос, сияющих розовой медью, ради того, что б летать, как отказалась от флера женственности, и от любви.

Вздохнув, она посмотрела на Лию.

— Жаль, — проговорила, доедая персик.

— Чего?

— Что мы не на Рэне.

Девчонка согласно кивнула головой. Гресси посмотрела на нее чуть пристальнее. У Лии были длинные пушистые ресницы, в которых так легко было спрятать взгляд, яркие, четко очерченные губы, прямой, чуть курносый нос и упрямый подбородок, что не сразу бросалось в глаза.

Когда-то Гресс доводилось видеть дочку Ордо, прошло много лет с того времени, но не узнать ее все ж было трудно.

— Спрашивать тебя, как я сюда попала, по-видимому, бесполезно, — тихо констатировала Гресс.

— Ага, — откликнулась Лия, — спроси меня, как я сюда попала, и то, наверное, ничего толком сказать не смогу.

— Одна?

Лия отрицательно мотнула головой, молча выудила еще один, покрытый золотистым пушком плод, надкусила его.

— Значит, так, — проговорила она, помолчав с минуту, — я расскажу все и по порядку. Сначала я, потом ты. Договорились?

Гресс кивнула.

— Началось все с того, что Рокше захотел вернуться к информаторию Странников, — проговорила Лия, — а два несчастных, глупых человека, коими были я и Рэй Арвис, не смогли удержаться от искушения и навязались ему в спутники. С тех пор как вся Лига поет и пересказывает, вторя Ареттару, Сагу о Странниках, появилось очень много глупцов, что готовы сломать шею, если только поманить их самим этим словом «Аюми».

— Это было на Рэне?

— На Рэне, — вздохнула Лия, — в горах. Вы, Гресси Кохилла, должны знать, где располагался горный космопорт. Теперь там база повстанцев. И самое замечательное то, что следы Аюми мальчишки — Илант и Рокше — видели где-то неподалеку. Я, когда услышала об этом, тоже размечталась сходить и увидеть все собственными глазами. Ну и пошли. Нашли пещеру, в общем, все, как и рассказывал Рокшар. Вошли, постояли, посмотрели, полюбовались на озеро. Там в пещере было озеро, вода в нем глубокая, и прозрачная, как хрусталь. Подивились, постояли, посмотрели, чудес не было и больше мы ничего не нашли, тогда решили вернуться назад, подумав, что не судьба. Вышли. Только местность вокруг не та. Сначала не поняли, потом, только к утру и разобрались. Вокруг горы не те. Да и не горы вовсе, так, долина валунов, искусная имитация под горы. В темноте, конечно, похоже, а к рассвету ясно стало, что к своим мы не выйдем. Сначала кружили, думали, может, не тем путем назад шли, а когда долину увидели, замок этот, поняли, дело не в том.

— А спутники твои здесь? — отчего-то тихо спросила Гресс.

— Рокше здесь, — ответила Лия, — а Рэй исчез. Как подошли к замку, так и исчез. Сел отдохнуть, мы с Рокшаром чуть отошли, искали воду, а вернулись, Хоть местность и открыта, как на ладони, а Рэя нет. Так мы его и потеряли.

— Искали?

— Ищем. Только, наверное, без толку это. Здесь странный мир. Странные вещи творятся. Мы с Рокше, когда поняли, что здесь не одни, обрадовались. Думали, нам кто что объяснит, подскажет, поможет. А теперь понятно, что и вы такой же гость в этом мире, как и мы.

Гресс вздохнула, заложив руки за голову, посмотрела на Лию, словно о чем-то раздумывая. Вопросов была уйма, сложно было только выбрать.

— А как вы сюда попали? — спросила девушка.

— Не знаю. — ответила Гресс и прикусила губу, подумав, добавила, — не знаю. И не знаю, что можно предположить. Мы проводили испытания корабля, вышли не в назначенном районе, а в окрестностях Ками-Еиль-Ергу, корабль взорвался. Последнее, что я помню отчетливо и точно, и в чем у меня нет сомнений — это то, как спасательная капсула летит в пространстве.

— Да, — заметила Лия, — у вас все еще ясней и понятнее.

— А где Рокше? — спросила Гресс, внезапно, словно что-то припомнив.

— Гуляет по замку, — ответила рэанка, — смотрит, исследует.

— Не потеряется?

Лия отрицательно качнула головой. Посмотрев на Гресси, вздохнула.

— Не должен, он осторожный. А вы спите, — прошептала она, — спите. Утром я вас познакомлю.

120
{"b":"2597","o":1}