ЛитМир - Электронная Библиотека

Слабость прошла, не оставив и следа. Стоя около окна, Гресси смотрела на запущенный, разросшийся сад у подножия замка. Воздух, после ночной грозы, был свеж и прохладен, в воздухе витал аромат потревоженной ливнем зелени. Дальше, за садом, на сколько хватало взгляда, расстилалось настоящее море трав, лишь где-то у горизонта, словно нарисованные, темнели силуэты холмов.

Выйдя на балкон, опоясывающий фасад здания и стекающий широкими лестницами в сад, Гресси слегка поежилась от утренней прохлады, но уходить, назад, не хотелось.

Капли воды, повисшие на ветках, сверкали словно бриллианты, спрятавшись где-то в ветвях, пел соловей. Подойдя к балюстраде, женщина положила ладони на резные перила, похожие на цветущие лианы и заметила, что в это утро, здесь, она не одна.

Моложавый, подтянутый лагалиец стоял у двери, ведущей с балкона в другую комнату; Заметив его, Гресс удивленно пожала плечами. Определенно, замок был не настолько пустынен, как она уяснила из разговора с Лией Ордо. Или девочка что-то напутала.

— Здравствуйте, — проговорила она, кутаясь в легкий шелк одежды, которую нашла утром возле своей кровати. Шелк был заткан узорами, переливаясь пурпуром, багрянцем, золотом и охрой.

— Привет, — отозвался мужчина и вышел к ней на балкон, — чудесное утро, не правда ли?

— Да, — ответила она, вглядываясь в его черты, и не осмеливаясь верить. Этот человек был так похож на Шабара Кантхэ, разве что совсем молодого Шабара, каким она себе его и представить раньше не могла. — Шабар? — спросила она, отчего-то смутившись.

— Шабар, — подтвердил он и спросил, -А мы знакомы?

Ирдалийка рассмеялась, чувствуя, что не может удержать этот смех. Было что-то абсурдное в этой встрече.

— Гресси Кохилла, капитан космического флота Лиги, — отрекомендовалась она, — «Раяни» вы еще помните?

— Мило, — заметил Шабар и вздохнул. — Я думал, мне все приснилось.

Она покачала головой. Посмотрела вниз. Он последовал ее примеру и присвистнул. Ветви деревьев в саду буквально ломились под тяжестью плодов, гнулись к земле, кое-где из-за их обилия, не было видно листвы и веток.

— И где мы? — спросил лагалиец, заставив Гресси покраснеть.

— Ночью была гроза, — ответила она, — а за облаками звезд не видно. К тому же у меня нет здесь ни атласов, ни самых примитивных приборов. Так что, вычислить местоположение я не могу.

Шабар кивнул, соглашаясь, и, пожав плечами, заметил:

— Покурить бы....

Эта фраза заставила ее рассмеяться, пропали все сомнения, оставив легкость в душе. Эта фраза, что была так присуща Шабару, заставив ее окончательно и бесповоротно поверить в то, что это не мираж, не бред, не плод воспаленного разума.

Поежившись от налетевшего порыва ветра, что был прохладен и свеж, Гресс подошла к своей двери.

— Пойдете в гости? — предложила она.

Шабар, все так же, меланхолично пожав плечами, последовал за ней. Присев на стул, стоявший у самого стола, посмотрел на нее лицо пристально, и изучая.

— А вы помолодели, Гресс, — заметил он, — и это вам ужасно мило.

— Вы тоже помолодели, Шабар, — ответила женщина, подавая зеркало, оставленное Лией. — посмотрите, и не удивляйтесь, что я не узнала вас сразу.

Пилот взял зеркало, несколько минут придирчиво рассматривал свое отражение, словно изучал диковину, потом аккуратно отложил его. Вздохнув, молчаливо перевел взгляд умных глаз в сторону.

— Да, — заметил, обращаясь к пустоте, — мой внук, сказал бы, что я слишком молодо выгляжу, что б быть его отцом, не то, что дедом. И был бы прав.

Гресс улыбнулась. Шабар, слегка покачав головой, медленно прошелся по комнате, оценивая высоту потолков, ажурное кружево на вершинах колонн, сотканные из света и тени рисунки, проступавшие на потолке, медовый свет, заблудившийся в янтаре витражей, что украшали окна в их стрельчатой вышине. Казалось, что там, в вышине, танцуют танец сотни лучезарных, легких пери.

— Здесь красиво, — проговорила женщина, задумчиво глядя на лицо пилота.

— Красиво, — согласился он, — и все ж, я б с удовольствием узнал, где я нахожусь, и почему выгляжу совсем не так, каким привык себя видеть.

— Вас это не устраивает?

Он пожал плечами.

— Мне это не нравится, Гресс, — проговорил задумчиво, — мне это не нравится, потому, что у меня слишком много вопросов, и нет ни одного ответа. А я не люблю ощущать себя слепым котенком.

— Этого не любит никто.

Отойдя к окну, женщина посмотрела на небо, чувствуя радость и удивление. Она соглашалась с Шабаром, но у нее самой не было ярко выраженного желания ломать голову над вопросами, что занимали пилота.

Солнце, не спеша, взбиралось к горизонту, заливая окрестности мягким, перламутрово-золотистым сиянием. По небу цвета ультрамарина медленно плыли тонкие облака. Глядя на их неспешный полет, Гресс задумалась.

Отчего-то, опьянясь полетами, она никогда раньше не чувствовала так остро эту, земную, спокойную красоту. Ее волновали бури, вершины, новые звезды и новые планеты. И, отдаваясь их стихийной красоте, она чувствовала себя живой и счастливой, возвращаясь, домой, что б успокоить память, очиститься от новых ощущений.

Здесь же словно что-то размыло защитный панцирь привычки и голые нервы, соприкасаясь с этой красотой, заставляли чувствовать ее остро, до боли, до, наворачивающихся на глаза, слез, до кома, подступавшего к горлу.

Кантхэ, подойдя, встал рядом, молча взглянул в ее лицо, подпер рукой подбородок и задумался, глядя, как и она, на это небо, на этот сад, на море разнотравья, начинавшегося там, за садом, и простиравшееся до горизонта.

Гресс первой нарушила установившееся молчание, повисшее между ними, как занавес, тихонько кашлянув, вспугнула тишину. И, словно отозвавшись, откуда-то донесся шум шагов, приближавшихся быстро и уверенно.

— Лия. — проговорила она, взглянув пилоту в лицо, — Мы здесь не одни, здесь, кроме нас есть гости.

— Хозяева?

— Гости, — тихо отозвалась Гресс, — они, так же как и мы, не понимают, как очутились здесь, зачем и почему.

Посмотрев на девушку, ворвавшуюся, словно свежий ветер, Гресс невольно улыбнулась, чувствуя как крепнет симпатия, зародившаяся при первой встрече. Лия поставила на стол корзинку с фруктами и, заметив Шабара, кивнула ему, ничуть не удивившись новому человеку. Видимо устала чему бы ни было удивляться, а, может, была и другая причина.

— Привет, — произнесла Гресс.

— Привет, — отозвалась девушка. Озабоченно откинула прядь, упавшую на лицо и вздохнула.

— Нашелся Рокше? — спросила Гресс.

— Нашелся, — отозвалась Лия, — только он отказывается идти к вам. Говорит, что вы, если вы, и правда, Гресси Кохилла, то ему лучше держаться от вас подальше. Вы обещали лично надрать ему уши, а он, зная ваш характер, предполагает, что слово вы сдержите.

Гресс недоуменно вскинула брови.

— Он не сказал, где это было и когда? — спросил Шабар.

Лия только пожала плечами.

— У него, наверное, было много возможностей, — ответила просто, — говорят пилоты Лиги терпеть не могут контрабандистов.

— Твой Рокше контрабандист? — заинтригованная, спросила Гресси.

Лия кивнула. Шабар пожав плечами, усмехнулся.

— Да, — заметил он, — приятная ситуация. Мы не знаем где мы, как сюда попали, не знаем, зачем и почему, но мы знаем, что здесь возможно продолжение старой вражды пилотов Лиги и контрабандиста. Перспектива — обалдеть! — он, хитро прищурившись, посмотрел на Гресси и предложил, — Может, закроем старые счеты? Здесь мы не на разных кораблях. Я так понимаю, выбираться надо всем, вместе. Нас слишком мало.

Гресс, упрямо поджав губы, кивнула.

— Согласна, — проговорила она, — пусть будет перемирие.

Они нашли Рокшара в саду, около маленького озера с чистой, прозрачной водой, прозрачной настолько, словно в берега был налит жидкий хрусталь. В прозрачной глубине, на дне, были видны песчинки, и так отчетливо, что их можно было попытаться сосчитать.

121
{"b":"2597","o":1}