ЛитМир - Электронная Библиотека

А потом все прошло, в одно мгновение, в один момент, который она не сумела запомнить. И не было ничего, что могло б напомнить о незнакомце. Они, двое, снова были одни в саду, и не было огненных шаров, мерк свет и только где-то в небесах, распустив огненные крылья, степенно, не спеша, кружилась Астенис.

— Ты видела? — тихо спросил Рокшар, словно не веря самому себе.

Шабар слегка покачал головой, на лице отражалось недоверие. Рокшар сидел в уголке, молча, не вступая в разговор. Указав на контрабандиста, пилот спросил:

— А он? Он тоже видел.

— Видел, — ответил юноша, — и, наверное, это и был Хозяин. Если он таков, то я понимаю, отчего он от нас прячется. Если б он постоял, глядя на нас, хоть чуть дольше, я точно бы умер.

Шабар усмехнулся.

— Может, это галлюцинация, Гресс? — вновь спросил пилот, — подобных существ в природе не бывает.

— В природе подобных миров не бывает, — раздраженно ответила Гресс, — не превращаются в юных щенят старики, и это ты знаешь, так же, как и я. И что? Может, пересмотрим свое отношение? Может, я не лгу, и Рокшар не ошибается? Может, это не галлюцинация, а на самом деле, кто-то из обитателей этого мира? Кстати, не мешало б выяснить, что это за мир? Тебе не приходило в голову, что это — мир Аюми? И что здесь — то возможно все.

— Приходило, — ответил лагалиец, — но это против всей логики.

— Против всей логики то, что творится с нами, — заметил Рокшар. — а про Аюми говорили, что они не только совершенны, но и то, что непостижимы.

— Хорошенькое совершенство встретилось нам, — заметила Гресси с ехидцей, если это — Аюми, то я б предпочла не встречаться с ними совсем.

Шабар качнул головой и, отойдя к окну, застыл, замолчав.

— С нами не хотят разговаривать, — заметила Гресси, — пойдем отсюда, Рокше. Думаю, когда он сам встретит подобную галлюцинацию, он пересмотрит свое отношение. Не раньше. Верят всегда лишь собственным глазам.

Гресс, развернувшись, скрылась в коридоре.

— И все же, это было, — упрямо повторил контрабандист, прежде чем последовать за ней.

Наткнувшись на процессию медленно плывущих коконов, Гресс остановилась. Их было три, три туманных саркофага. «В нашем полку опять прибыло», — подумала женщина, посторонившись.

Рядом остановился Рокшар. Даже не глядя на него, Гресс могла б сказать, что его пальцы лежат на ноже, то, ослабляя хватку, то, вновь оплетая рукоять.

— Прекрати, — проговорила Гресс, — не стоит нервничать. Все образуется...

Он тихо вздохнул. Гресси пожав плечами, обернулась, бросив на юношу короткий взгляд. Подождав, последовала за процессией коконов и тут же наткнулась на Лию.

— Что случилось? — спросила девушка.

— Так, пустяки, — отозвался Рокшар.

Гресси заметила в глазах девушки любопытство и поспешила уйти, оставив этих двоих беседовать наедине.

Лии легко удавалось то, что не удавалось другим, ей всегда удавалось успокоить контрабандиста, когда он был расстроен или рассержен.

Следуя за коконами, к появлению которых уже привыкли, она попыталась отгадать, какую ношу те несут на этот раз. Она сама была бы рада возвращению Малиры. И когда, сквозь туманность одного из коконов разглядела рыжий локон, то пошла за ним.

Ведь, если, следовать логике, то это должна была быть она. Их, ирдалийцев, было только трое на «Раяни», — она, Равиго и Малира....

Но, против ожидания, кокон выпустил на свободу, растаяв как утренний туман, золотокожего, юного мальчишку, что очнулся сразу же, не дав Гресс уйти.

— Привет, — проговорил он, сладко потянувшись и тряхнув огненной гривой волос.

Его лицо оказалось знакомым. Юное, слегка лисье личико с рыжими, янтарными глазами и доброй улыбкой.

— Привет, — ответила Гресс, смутно что-то припоминая, — ты кто?

— Имрэн, — представился юноша, — для друзей — просто Имри.

— Гресси Кохилла, — представилась женщина, внезапно узнав юного Стратега, что некогда помог ей отделаться легким нагоняем, там, где можно было потерять гораздо большее.

— Рад вас видеть в добром здравии, — заметил он, опуская ноги на пол. Поежившись, заметил, что из всей одежды на нем лишь чувство собственного достоинства и неожиданно расхохотался. Гресс молча отыскала расшитый шелк туники, подала ему.

— Здесь предлагают только это, — проговорила виновато.

Он взял одежду, посмотрел на нее, словно на невидаль. Усмехнулся, но набросил шелк на плечи, аккуратно расправив складки.

— Значит, вы живы, — заметил он, одевшись, — очень рад. Если, честно, то думал, обломки крейсера — это все, что осталось. Все, что мне удастся найти.

— А как вы попали сюда?

— А, — махнул он рукой, — не знаю. Но это не имеет значения, — он вновь рассмеялся, заметив недоумение на ее лице, — поверьте, никакого.

Юноша подошел к окну, растворил его, вдохнув свежий, пьяный воздух. Обернулся к ней, посмотрел и неожиданно подмигнул.

— Голова не кружится? — усмехнулась Гресси, удивляясь его прыти, вспомнив, как сама едва сумела подняться с кровати в тот вечер, когда очутилась здесь.

Имрэн отрицательно мотнул головой и вдруг посерьезнел.

— Думаю, вы здесь не одна, — проговорил словно рассуждая. — Кто-то из экипажа крейсера еще спасся?

— Да, — ответила женщина, почувствовав внезапный испуг, опасение, что этот мир вернет не всех..

— Это хорошо. Есть еще один вопрос. Как давно здесь я?

— Не знаю, — проговорила женщина. — я вас увидела всего несколько минут назад.

Он вздохнул, махнул рукой и, поманив ее жестом, вышел в коридор, направляясь к осевой лестнице. Гресс следуя за Имрэном, невольно отметила, что он совсем неплохо ориентируется в поворотах коридоров, особенно для новичка. Остановившись около лестницы, он поймал ее руки в свои.

— Пойдете со мной? — спросил он.

Она легонько пожала плечами и заметила, как из темноты на них смотрит Рокшар.

— Ты что здесь делаешь? — спросила она.

— Рэй вернулся, — проговорил контрабандист ошеломленно, — он спит как сурок, Лия у него в комнате, рядом.

Имрэн сложил губы в улыбку. Контрабандист воззрился на него удивленно.

— Имри? — спросил он, словно не веря своим глазам, — вы? Вы-то что здесь делаете?

Имрэн поманил его к себе. Поймав контрабандиста за рукав, а другой крепко держа ее ладонь, Имрэн шагнул в пустоту там, где перила ограждения капризно расступались, словно указывая путь. Ветер засвистел в ушах, и, глядя себе под ноги, Гресс отметила, что стремительно возносится вверх, как во сне, не чувствуя земного притяжения.

Шагнув из пустоты в широкий зал, Имри отпустил их руки, и прошелся из стороны в сторону, оглядывая янтарь, золото и медь колонн. Глядя на резную листву, на водопад и причудливые переплетения стволов колонн, распускавшихся где-то наверху, настоящей кроной, Гресси тихонечко вздохнула.

А Имрэн, остановившись у лепестков загадочной двери, молча приложил к ней ладонь, погладив ее кончиками пальцев. Гресс, вместе с контрабандистом, подошла и встала рядом, глядя как, сначала неохотно, а потом быстрее раскрываются лепестки, пропуская их за запретную грань.

Из-за двери вылетел огненный шар, словно желая преградить дорогу, но, застыв около лица Имрэна на несколько мгновений, откатился назад, словно испугавшись, уплыв туда, откуда прибыл.

Имрэн шагнул в проем, следуя за шаром. Гресс пошла за ним следом, держась за руку Рокше.

В помещении было сумрачно после яркого сияния, бившего в окна залы, было чуть прохладно и неуютно. В коконах, не туманных, а совершенно прозрачных, на расстоянии чуть меньше метра от пола, покоились тела, странно застывшие, словно не живые.

Она узнавала лица Малиры и Кальтанна, Приды, Инто Тиана, эти лица не были юными, беззаботными, как лица вернувшихся друзей. Это были прежние, уставшие, отмеченные временем и жизнью лица. Усталые, измученные. Вокруг обнаженных тел вились огненные сполохи, лизали их, обнимали, прилегая плотно, словно вторая кожа. Гасли, словно уходя внутрь, потом вспыхивали вновь, синхронно, ритмично, как дыхание.

126
{"b":"2597","o":1}