ЛитМир - Электронная Библиотека

Ей не дано было убивать. Чужая боль жгла ее оголенные нервы, сильнее боли своей, она словно впитывала ее как губка. Но, умирать она, разумеется, тоже не хотела. И был один выход — тот, который он предлагал ей давно, так давно. Бежать. Куда угодно. Мир Лиги велик.

Ее настигли после выхода из прыжка, расстреляли корабль, превратив в груду обломков. Где-то там, в небесах, она успокоилась, став горстью межзвездной пыли. А Императору доложили, что приказ выполнен, и что опасности переворота больше нет.

Хороший же момент выбрал Юфнаресс, что б доложить о планах Локиты, о ее видах на трон. Глядя из-за складок штор на лицо Императора, послушный его жесту, что был приказом следовать за ним, вельможа смотрел на все происходящее и едва не хохотал вслух, задыхаясь от приступа странного, истерического, беззвучного смеха, что душил его, обрываясь где-то в горле. От этого смеха на глаза выступали слезы. И было благом, что Император позабыл о его присутствии, слушая речи, позабывшего в Лиге о рабстве, раба.

Глядя на лицо Юфнаресса, Да-Деган чувствовал, что проходят ненависть и злость. Что ненавидеть и злиться на этого человека заставить себя не может. Больше не может. Ибо, что б не говорил вслух до этого, в душе было изрядно намешано злости, ненависти, негодования, желания отмстить. И все это ушло, словно вмиг перегорев, упало золой, лишенной огня. Остался пепел. Только пепел остывающих чувств.

Да-Деган прикрыл глаза, попытавшись заставить себя спать. Но мысли, от них невозможно было избавиться, отогнать их, они порой были худшими из его врагов. И не помогала никакая усталость.

Вельможа встал, понимая, что все бесполезно, и что скоро рассвет. Одевшись, вышел в сад. Телохранители, молчаливые, как тени, следовали за ним. Но он отчетливо слышал их дыхание и каждый шаг по брусчатке мощеных дорожек.

Таганага мог передвигаться бесшумно. Но Таганаги не было. А эти двое, эти двое, конечно, были достаточно сильны, но сам-то Да-Деган прекрасно понимал, что функции они несут чисто декоративные. Если он не угодит Императору, то эти двое рэан ничего не смогут противопоставить воинам Эрмэ. Они даже не услышат шагов, которыми к ним подберется смерть.

Медленно пройдя к морю, и встав у обрыва, мужчина посмотрел вниз. Где-то внизу море набрасывалось на скалы, не в силах поглотить их. Волны шумно ударялись в гранит, с вздохами откатывались прочь, что б вернуться и продолжить начатое давно.

Волны тысячелетиями точили эти камни, и хоть попытки до сих пор были безуспешны, они не сдавались. Их упорство было велико. И у них можно было лишь поучиться не отставать, не сдаваться.

Да-Деган усмехнулся, и тихо пошел дальше. Телохранители не роптали, зная привычки хозяина, эту любовь к прогулкам у океана по узкой, лентой вьющейся у скал тропе. Им пришлось привыкнуть и к тому, что хозяин не терпел поучений, поставив условие, что они должны обеспечивать охрану. В любых условиях. А если не могут того — то вольны ступать на все четыре стороны.

Прикрыв глаза от ветра, донесшего снизу мелкие, соленые брызги он встал на краю; ветер принес с собой ощущение полета, и на мгновение дикая неразумная мысль пришла в голову — раскинув руки броситься со скал вниз, испытав ощущение полета.

Он одернул себя, насмешкой отрезвив разум. «Да, — заметил с ехидцей, — только не надейся, что если ты и в самом деле прыгнешь, то у тебя вырастут крылья. Насколько ты помнишь, таких чудес еще не бывало». И отступив на шаг, мужчина пожал плечами, посмотрел на телохранителей, что готовы были к любой неожиданности, даже к прыжку со скал и рассмеялся.

— Ладно, — проговорил негромко, — пойдемте в «Каммо».

За столами шла игра. Он прошел мимо игроков, ступая неслышно, как тень. Глядя немного свысока и насмешливо. Увидев знакомую физиономию Пайше, остановился около, глядя на игру. Машинально отметил, что контрабандист шельмует, но промолчал, дождавшись окончания партии.

— Сыграем? — спросил, занимая место выбывшего игрока.

Пайше усмехнулся.

— Я, в общем, наигрался, — заметил контрабандист, рассовывая деньги по карманам.

— Струсил? — спросил Да-Деган. — Боишься, что фортуна отвернется? Не бойся, я сегодня играю честно.

Пайше выразительно пожал плечами, посмотрел пристально и не говоря ни слова, распечатав новую колоду, стал сдавать карты. Да-Деган улыбнулся, нарисовав на лице доброжелательность.

— И к чему вам это? — спросил контрабандист, глядя на него. — Нужды в деньгах вы не испытываете, делиться не любите, азартным человеком вас тоже никто не считает. Для чего?

— Скучно, — ответил вельможа, не переставая улыбаться. — время идет, а скука не проходит. Может, развлекусь тут.

— Развлекаются с девочками, — заметил Пайше нахально, — обернитесь, посмотрите, сколько их в зале. Хотите, порекомендую?

— Спасибо, не интересуюсь, — ответил Да-Деган, раскрывая кары и выкладывая на стол всех четырех тузов.

Пайше округлил глаза, качнул головой, словно не веря своим глазам, и тихонечко присвистнул. Да-Деган кивнул, словно хотел сказать, что прекрасно видел, как ловкие пальцы контрабандиста выбирали тузов из колоды.

— Повторим? — спросил Да-Деган вновь, — только, на этот раз честно, как я сказал.

— Повторим... — отозвался тот эхом, и, овладев собой, предложил вновь, — Но если вас не интересуют девчонки, так тут полно парнишек. Говорят, ваши рэанские мальчики не уступают вашим красоткам. Рекомендовать, правда, не берусь.

Да-Деган усмехнулся.

— Мимо, Пайше, — проговорил он, — я не занимаюсь, глупостями. В моем возрасте это идет во вред.

— Напейтесь.

— Аналогично. Напьюсь, с утра голова болеть будет, печенка пошаливать. Мне это нужно? Кстати, мы не условились, на что играем, — проговорил, открывая карты.

— На интерес, — огрызнулся контрабандист, открывая свои, — с вами за стол садиться играть можно, лишь, если хочешь остаться нищим. А я никогда не имел таких желаний.

— На интерес, — задумчиво протянул вельможа, побарабанив ногтями по столу, — хорошо, пусть будет на интерес. Пойдем, поговорим. Я тебя заинтересую...

Вельможа прошел на улицу, жестом отослав телохранителей подальше, посмотрел в улыбчивое лицо, шедшего рядом контрабандиста.

— Значит, Гайдуни уже не желает даже разговаривать со мной, — заметил он, — присылает вместо себя рядовых... ну, ладно, я думаю, ты передашь ему мой последний добрый совет.

— И не надейтесь, — ершисто ответил контрабандист.

— Передашь, — тихо проговорил вельможа, — когда узнаешь в чем суть. И начальству тоже, непременно, доложишь.

— Какому начальству?

— Стратегам. Не придуривайся. Я знаю, что, собирая данные об Империи, вы занимаетесь этим не по собственному почину. Но, только уже поздно. Империя не сегодня-завтра объявит себя открыто. И сразу заставит с собой считаться. На Эрмэ, конечно, смута, уже начался дележ трона, Хозяин огрызается, как может, но это вас не должно волновать. Какой бы хозяин на Эрмэ не правил, а вторжение неминуемо. И в первую очередь удар обрушится на Раст-Танхам. И на окрестности, на сырьевые базы Лиги. Осталось совсем немного времени. От силы год, но думаю, это может случится и через пять — шесть месяцев, точнее сказать не могу, — он посмотрел вновь на Пайше и усмехнулся, — Рот закрой, Стратег, а то мошкары наешься.

— Зачем? — спросил тот ошеломленно.

— Зачем? — удивился вельможа, — Да, просто, рэанские девчонки не любят ротозеев. И лучше будет, если Лига ликвидирует свои базы, уйдет с периферии. Может быть, избежит лишних потерь.

— Но доказательства? У вас есть доказательства? — перебил парень взволнованно.

— Пайше, извини, но мне не надоели моя жизнь и моя голова, что б я стал утруждать себя добычей доказательств. Я не собираюсь никому и ничего доказывать. Я знаю, что Лига полна эрмийскими шпионами. Я не желаю, что б мое имя упоминалось в связи с этим предупреждением, вообще. Я предупредил. И этого должно быть вам достаточно. Собирайте вещички, эвакуируйтесь. Флаг вам в руки. А обо мне забудьте. Можешь сказать, что вычислил все сам, можешь придумать еще какую-нибудь небылицу. Мне все равно. Повторять предупреждение я не буду.

133
{"b":"2597","o":1}