ЛитМир - Электронная Библиотека

Фориэ бросила на мужчину высокомерный взгляд, оценив все и сразу, — и замысловатость прически, и богатство одежд, и высоту каблуков. На дне ее глаз спряталась тоска. Но ответила она насмешкой.

— Вы словно экземпляр времен династии Кошу, — проговорила негромко, — такой же сияющий, такой же дорогой. Сколько вы стоите, Дагги?

— Много, — ответил он без насмешки. — не думаю, что у кого-то хватит денег купить. Я очень дорогой экземпляр, Фориэ. У вас не хватит средств купить меня.

Он улыбнулся высокомерной, наглой улыбкой.

— Да, — заметила женщина, — это я понимаю. Но вы сошли с ума — играть заодно с Империей.

Он удивлено выгнул бровь.

— Не надо деланно удивляться, — проговорила женщина, поправляя локон, — да, я знаю об Эрмэ. Успела разузнать. Зачем вам это? Корабли Иллнуанари нападают на флот Лиги, на отдельные корабли, разоряют дальние колонии. Вы даже приняты, там, при дворе. Не удивляйтесь, господа контрабандисты болтливы, и, не стесняясь, обсуждают свои дела при Доэле. О ваших проделках знает вся Рэна.

Да-Деган покачал головой и задумчиво покачал головой, переплетя пальцы в замок, уложил их на колени и задумался. Фориэ смотрела, как, не прекращая, двигаются большие пальцы рук описывая круги, как подрагивают кисти.

— Ордо вас ненавидит, — прошептала она. — Да вас ненавидят все. Вся Рэна. Вы помните Корхиду? Я считала его мерзавцем. А вы — хуже.

— Как поживает Вероэс? — спросил Да-Деган, — перебив ее речь.

— Вероэс, — прошептала она, вздрогнув. — Вероэс болен.

Да-Деган заглянул в ее глаза, отметив замешательство и боль.

— Как? — прошептал, не желая верить, чувствуя, как начинает пропускать удары сердце. И чуть тише добавил, — почему?

— А вы не знали? — спросила женщина. — Он болен давно

Болезнь и впрямь подтачивала силы медика больше года. Она вспомнила Вероэса, его лицо, выражение непонимания. Его слова, его запал. Вероэс, часто, не находя себе места метался по комнате и с его губ срывались полные отчаяния и сожалений слова. Так длилось долго и давно, словно что-то, какая-то мысль не давала ему успокоения, неся с собой сомнения и боль.

Была причина, причина, неясная ей и была догадка. И неожиданно заплакав, уткнув голову в ладони, женщина сгорбилась, сразу став меньше. Она бы помогла, если б можно было помочь, но изменить людей она была не властна.

— Это вы виноваты, — проговорила женщина тихо, сквозь слезы. Голос дрогнул, и она замолчала, пытаясь справиться с волненьем, вздохнув, добавила, — Это вы и ваши заигрывания с Эрмэ. Он не ждал от вас, не мог ждать....

Вельможа, смущенный, смотрел как трясутся ее плечи под легкой тканью одежды, замерши, не находил слов, не зная что сказать, не зная, что ответить.. Чувствуя, что слова неуместны, излишни, что они не принесут облегчения, вздохнул и прикрыл глаза. Вздохнув, он прикусил губу, чувствуя, как, прожигая, по щекам катятся слезы, которых он не мог удержать, как застывает, словно брошенное в лед, его сердце. «Вероэс, — подумал он с горечью, — как же так, друг мой, Вероэс...? Неужели и ты не можешь отгадать?»

Лия, задрав голову, посмотрела вверх, на звезды, отмечая знакомый узор созвездий и яркий шарик луны, летевший стремительно к горизонту.

— Рэна, — выдохнула она, пьянея от мысли, что дом уже близко.

— Рэна, — подтвердила Гресси Кохилла, так же отмечая знакомое кружево звезд.

Местность вокруг была знакома. Лия мысленно отметила, что вышли они примерно там, где и вошли. Чуть ниже по течению ручья, расстилалось озеро. Воздух был прохладен, свеж. Фиолетовые сумерки постепенно сгущались, превращаясь в ночную тьму.

— Ну и куда теперь? — спросил Шабар. — На Аван?

— На Аван, — откликнулась девушка, — к Иланту.

Она зашагала впереди, весело и бодро, словно ноги несли ее сами. Так хотелось увидеть знакомое лицо, поделиться пережитым. А еще внезапно захотелось увидеть отца, дом с заброшенным садом, пройти по улочкам Амалгиры.

Она, обернувшись, посмотрела на Рейнара, о чем-то беседовавшем с контрабандистом и послала ему улыбку, едва различимую в сумерках.

— Смотрите, — проговорила Малира Рэнди, указывая куда-то в сторону.

Над горами, величественно, расправив широкие крылья, нарезала круги огненная птица. Там, где она пролетала, на несколько секунд меркли звезды, заслоненные ее сиянием. Астенис то слегка опускалась вниз, то уходила в вышину.

Лия вздохнула, провожая взглядом ее плавное скольжение, и, заставив себя оторваться от созерцания, вновь поспешила, пробираясь сквозь плотно растущие травы. Ее спутники шли рядом, тихонечко, изредка переговариваясь в тишине. К Лии подошел Рокшар. Он сорвал соломинку, и шел, покусывая ее.

— Ты как? — спросила девушка, прерывая молчание.

— Нормально, — ответил Рокше, — только я еще сомневаюсь, что это — Рэна.

— Не сомневайся, — отозвался Рэй.

— Что так?

— Да так, предчувствия.

Лия тихонечко вздохнула. Это была Рэна. В этом мире не было какой-то иллюзорности, сказочности мира того, из которого они вышли. Она вспомнила сияющий замок и вздохнула вновь. Было немного жаль. Всегда жаль возвращаться из сказки. И ко всему оставалось непонятным, чего ждать от мира этого.

На пост они наткнулись перед рассветом, не дойдя до Аван всего лишь чуть. Глядя на серьезные, усталые лица воинов, что сжимали в руках оружие, Лия невольно поежилась. Не хотелось ни быть, ни чувствовать себя пленницей. Тем более не хотелось умирать. А, глядя на стволы бластеров, она подумала, что кончится именно этим, попытайся кто-то из них драться или бежать.

— Еще когорта, — заметил грубый голос, — бегут.

— Бегут, — отозвался второй недовольно, — бегут от Иллнуанари, а мы — расхлебывай.

— Руки поднимите, — заметил один из воинов, приближаясь. Он был молод, высок и устал. Лия недовольно поморщилась, понимая, что команду лучше выполнить, но все ж возразила.

— Мы не беглые, — заметила она, — тут ошибка.

— Все так говорят, — безразлично ответил воин.

Она посмотрела на него пристальней, и вдруг присвистнула, узнавая.

— Это ты, Онге?

Воин поднял взгляд, посмотрел в ее лицо.

— Лия, — прошептал, изумляясь, — Лия Ордо?

Девушка кивнула. Глядя на приближающиеся со стороны военного лагеря фигуры, она слегка покачала головой.

— Ну и строгости, — проговорила удивлено.

— Повстанцы, сволочи, замучили, — объяснил Онге Уитэ, отводя взгляд, — что ни день, так что-то натворят. Три дня назад сделали вылазку в порт, пытались взорвать терминал с горючим. Конечно, оно не наше, но, того гляди, Иллнуанари заставит платить за свои потери, а Рэна не столь богата. — Он посмотрел в ее лицо, и, некстати, заметил — Донтар будет рад.

Донтар.... Она внезапно расплылась в улыбке, чувствуя, что напоминание об этом имени несет нечаянную радость. На душе в один миг стало необыкновенно хорошо.

Онге, посмотрел на воинов, подошедших совсем близко, и, указав на группу пленников, заметил.

— Повежливей с ними. А девушка пойдет со мной.

Воин взял ее за руку и повел к сонному, еще не проснувшемуся лагерю. Лия шла медленно, смотря на розовеющие пики, подкрашенные лучами восходящего светила, на пурпурные, багряные легкие облака, легкими клочьями разбросанные по глади неба. Заметив, что она поеживается от утреннего морозца, Онге накинул на ее плечи куртку. Лия тихонечко улыбнулась ему, благодаря, подняв воротник, спрятала шею и щеки.

Он провел ее через весь лагерь, в его центр, туда, где около большой палатки стоял наряд часовых. Откинув полог, предложил войти, сам пройдя за ней следом.

В палатке было тепло, она, скинув куртку, присела на диван перед большим, заваленном картами столом.

— Иллнуанари, — проговорила задумчиво, — это, кажется, Гильдия контрабандистов.

Онге кивнул, принес горячий кофе и поставил его перед ней, отлучившись на несколько секунд, принес вазочку с сахаром и присел рядом.

136
{"b":"2597","o":1}