ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что с Элейджем? — спросила упрямо.

Он не ответил, посмотрел на нее странно, подозрительно, окидывая взглядом от головы до пят. Словно пытаясь понять, кто она и можно ли ей доверять. Его глаза буравили. Гресс тихонечко вздохнула. Чувствуя, что взгляд с каждым мгновением становится все холоднее, слегка пожала плечами.

— Вы прибыли сюда на корабле неизвестного типа, — заметил Юфнаресс спокойно, — утверждая, что прибыли с Рэны. Я не могу сказать, что верю. И сказать, что полностью не доверяю вам, тоже не могу. Я просто жду объяснений. Мне сказали, что тип корабля ранее Лиге не известен.

— Неизвестен, — откликнулась Гресси, — да только не вам. Мне много рассказали о Вас, Юфнаресс Антайи. И разговаривать с вами я не намерена. Я хочу видеть Элейджа.

— Вот уж не знаю, захочет ли увидеть вас Лорд. — проговорил Юфнаресс устало, он пожал плечами и отошел к окну.

— Лорд? — тихо переспросила Гресс.

— Лорд, — подтвердил Юфнаресс, отчего-то усмехнувшись.

Он медленно отошел от окна, посмотрел на нее вновь.

— Кто вы? — спросил доверительно, — кто вас послал? Скажите мне, может быть, несмотря на занятость, Лорд сможет уделить вам несколько минут.

Она вздохнула, сжав пальцы так, что побелели костяшки.

— Скажите ему, что я могу рассказать о судьбе «Раяни», о том, что случилось с кораблем и экипажем.

— То, что корабль взорвался, известно всем.

— А всем известно, что он взорвался в районе Ками-Еиль-Ергу? — переспросила женщина упрямо. — И, может быть, вам интересно продолжение?

Юфнаресс тихо выдохнул воздух, посмотрел на нее с интересом.

— Хорошо, — заметил он, — я передам это Лорду. Но не знаю, что скажет он.

Мужчина вышел из кабинета, а она, вздохнув, пошевелилась в кресле, разминая пальцы и чувствуя, как в висках бьется кровь. Пальцы слегка подрагивали.

«Элейдж — Лорд», — подумала она ошеломленно. Сколько лет прошло с тех пор, как мужчина последний раз вставал на верховной ступеньке управления Лигой, она не знала. История не входила в список ее интересов. Но Гресс слышала о таких случаях. Правда это было давно, так давно, что невозможно было даже представить, какая пропасть разделяла его и тех, кто был до.

Гресс заметила, что, против всех ожиданий не осталась в кабинете одна. Стражи стояли у двери, наблюдая за каждым ее жестом. Гресс невольно сжалась, чувствуя, что это начинает ее слегка злить. Хотелось побыть одной, посмотрев на стражей, она вновь собралась в клубок, ожидая.

Шагов не было долго, почти целую вечность. Ей казалось, что прошла уйма времени, что звезды в рукавах Галактики сдвинулись и поменяли свое положение. Ей казалось, что мир успел обветшать, пока она ждала, сидя, напряженная, как сжатая пружина, чувствуя, что неизвестность и ожидание способны взорвать весь ее внутренний мир. Женщина хотела сорваться с места и хотя бы пройти — из угла в угол, от кресла к окну, постоять, вдыхая воздух, и вновь пройти по комнате, по мягкому ковру, что глушил шум шагов. Движения уняло б бешеное биение пульса. Оно было бы к месту. А вместо этого приходилось сидеть неподвижно, полностью владея собой, стараясь, что б не отразилась на лице та гамма чувств, которые она испытывала.

И, несмотря на ожидание, шаги прозвучали как небесный гром. Вошли трое. Она узнала Юфнаресса, узнала того, кого Юфнаресс называл Лордом. Женщина, что шла рядом, была ей неизвестна. Женщина, что была изумительно — прекрасна и хороша собой. У нее были мягкие глаза, небесной сини, такие яркие, такие мягкие, как глаза лани. У нее были слегка неправильные черты лица и серебро волос, стекавшее с головы, падавшее на плечи плащом.

А еще, вокруг ее рук и лица тихонечко мерцал воздух, словно с рук и головы непрестанно слетали слабые искры разрядов. И если присмотреться, то было видно, как играет на воздухе свет — то блеснет червонным золотом, то пробьет неистовой синью, затмевающей синь взгляда.

Элейдж подошел совсем близко, заглянул в глаза Гресс.

— Что вы хотите мне сказать? — спросил он.

Женщина подошла и мягко положила свою ладонь ему на плечо. Все ее движения были полны грацией, отточенного, воздушного совершенства. Ее глаза встретились с взглядом Гресс, и неожиданно пришло ощущение того, что незнакомка видит ее мысли, видит так, как видел Имрэн, словно и мысли и сомнения и надежды, как открытый книжный лист, лежали перед ней. И было ощущение тепла. Тепла и сочувствия. Поддержки. Чего-то доброго. Очень доброго.

Незнакомка опустилась в кресло напротив, и отвела взгляд, сразу избавив от напряжения и неловкости, от избытка чувств. Словно в голове образовалась дырка, через которую вытеки мысли и чувства, оставив пустоту, странную после такого кипения. Легкость разливалась по телу, унимая дрожь.

Вспомнился Имри. Его лицо, его улыбка. Он и эта женщина были неуловимо похожи. Общей была улыбка, осторожно распускающаяся из уголков губ, улыбка, что дрожала в уголках глаз и изломе бровей. Незнакомка легко повела плечами и чуть заметно, слегка кивнула. Переведя взгляд на Элейджа, улыбнулась ему.

— Значит, — проговорила она, — вы готовы рассказать, что же случилось с «Раяни», что вы видели в районе тройной и на Рэне. Я думаю, что Лорду будет небезынтересно это узнать.

Незнакомка улыбнулась вновь, и в ее улыбке Гресс увидела и слезы волнения и нечаянную радость. Оттенки чувств, игру эмоций, что-то, что заставило саму Гресс проникнуться к ней симпатией.

— Меня зовут Лиит, — откликнулась на немой вопрос незнакомка, — и это так же верно, что я вижу перед собой Гресси Кохиллу, капитана космического флота Лиги, у которой и вправду есть что сказать Лорду.

— И Леди, — тихо добавил Юфнаресс.

Глядя на камни Аюми, лежавшие на ладонях, Гресси тихонечко вздохнула. Вновь. Вновь эти камни были в ее руках. Рядом стоял Рокше, смотрел, затаив дыхание, словно ослепленный глубиной их сини, очарованный, словно поддавшись не людским, сильным чарам, неведомому колдовству. Камни на ее руках не только играли. Да, по их поверхности проносились сполохи, похожие на синие, холодные зарницы.

Казалось, будто камни пели, рождая тихий, неверный, чарующий отзвук, похожий на далекое пение хорала, на звон колоколов, на песни ветра и песни звезд. Звук был едва слышен и чист, как родник. Звук рождал ощущение тихого ликования в душе, даря надежду? счастье? от которых хотелось плакать.

Она взглянула на Гайдуни, что стоял же здесь, рядом, в двух шагах, и глядел на нее, смущенный, ошеломленный. Огромный, похожий на грузного медведя он не сочетался с собственным смущением. Рядом с ним стоял Пайше, одетый вольно и свободно, как любой контрабандист, не признававший дисциплины, но со знаками отличия Стратега.

А еще, рядом стояла Лиит. И здесь, в темной, едва освещенной комнате, как никогда было заметно исходившее от нее сияние. И здесь же был Элейдж. И такое же, слабое, хорошо различимое лишь в темноте, дрожавшее пламя, окружало и его. Он смотрел с грустью, с надеждой. Он смотрел, кусая губы, словно не хотел никого из них отпускать.

Гресс молча положила камни назад, в углубления обитой мягким бархатом коробочки, которую спрятала в обычную сумку, висевшую на боку. И посмотрев на Лиит, заметила, как узкая ладонь, словно сотканная из лунного серебра, из ниоткуда, из воздуха, собирает небесную синь, кладя ее туда, где несколько минут назад покоилось сокровище Аюми. Настоящее сокровище, которое не имело цены.

Гресси хлопнула рукой по сумке, отряхивая невидимую пыль. Никто не знал, никто не должен был догадаться, что сокровище Странников вновь покидает Софро, отправляясь в странствие. В путь, ведущий к дому.

Она посмотрела на Рокше. Лицо контрабандиста, еще несколько мгновений назад восхищенное, с отпечатавшимся на нем чистым, светлым удивлением, что присуще детям, стало вновь строгим и собранным. Словно он уже сидел за пультом корабля, рассчитывая трассу.

Именно ему, ему, вместе с ней, предстояло уйти в полет. В сложный полет. Туда, назад, к тройной. К флоту, что был надежно укрыт вуалями плазмы и возмущениями гравитационных полей. Туда, где они были так недавно, откуда ушли. В этот сказочный мир им предстояло вернуться. Прикрыв глаза, Гресс воскресила в памяти странный мир, сад, где на ветках располагался ароматный цвет, соседствуя со спелыми плодами, где замок рос в небо, где огненные шары, превращались в золотокрылых птиц.

142
{"b":"2597","o":1}