ЛитМир - Электронная Библиотека

Лиит ободряюще улыбнулась, посмотрев в глаза Гресс. Но ответила ей не Гресс. Ответил Рокше, сказав, что рискнул бы попытаться, а следом согласилась она. Нашлись и еще рисковые люди. Гресси посмотрела на Гайдуни, контрабандист должен был отвлечь внимание от их корабля, выйдя в системе Ками-Еиль-Ергу чуть раньше, позволив им незамечено проскользнуть в систему, пользуясь кораблем эрмийцев.

«Только не позволь им поймать себя, Гай, — мысленно пожелала Гресс, — Только успей уйти раньше, чем они приблизятся на дистанцию выстрела».

Корабль медленно уходил от Софро, немногим раньше стартовал корабль контрабандистов, его траектория явно прослеживалась на экранах дисплеев. Если б она хотела, догнать его не составило б особого труда. Корабль эрмийцев, подарок Да-Дегана, был скор как пуля, исключительно манёвренен. Он ничуть не уступал «Раяни», а, может, в чем-то и превосходил крейсер Лиги. Недовольно поморщившись, женщина представила себе флот Эрмэ, и флот Лиги, многочисленный, но явно уступавший.

Преимущество было на стороне Империи. Гресс тяжело вздохнула, чувствуя горечь, понимая, теперь прекрасно понимая, что за битва ждет Лигу. Битва, что почти бессмысленна, ведь остановить Империю может только чудо. Это знал Элейдж, об этом говорила Лиит. Это знали практически все. И, тем не менее, никто не желал сдаваться без боя.

«Лучше смерть в бою, — усмехнувшись, проговорился Гайдуни, чем добровольное вечное рабство. Лучше небытие, чем подобное существование. Я предпочту сдохнуть, чем стать эрмийским рабом». Рокшар промолчал в ответ на это, только блеснули его холодные, как сталь глаза, да упрямо сжались в ниточку губы, на какой-то момент, сделав его не похожим на самого себя.

Поежившись, Гресс обернулась к Рокшару. Юноша сидел за пультом почти расслаблено, видно было, что пилотаж в этой, насыщенной транспортами зоне, не представлял для него особенных трудностей. Летал он легко, словно родился крылатым. Сама Гресс летала так же, но ей потребовались годы, что б срастись с пространством и кораблем, но, вспомнив, что у контрабандистов молодежь начинает летать раньше, чем бриться, она улыбнулась. Господа контрабандисты были отличными пилотами, это приходилось признавать. Отчаянными и смелыми, рисковыми, и было счастьем, что они приняли сторону Лиги. Разве что Иллнуанари взяла сторону Империи, да еще немного одиночек, отчаянных авантюристов и сорвиголов.

— Скоро в прыжок? — спросила Гресс у Рокшара.

— Подожди, — откликнулся юноша, — уйдет Гай, чуть повременим и — за ними. Вот тогда — держись. Крепко держись. Да, может быть, нам удастся затеряться среди эрмийцев, так, что нас примут за своих. Может, не заметят. Может,.... Но постараемся. Как жаль, что у нас всего одна попытка.

Он улыбнулся, пожал ее ладонь, и вновь обернулся к дисплею.

— Прорвемся, — проговорила Гресс, чувствуя, как на корабль обрушивается удар близкого прыжка, как закачало его на гравитационной волне. Тело то наливалось тяжестью, то становилось невесомо.

Рокше тихонечко хмыкнул, словно что-то хотел пожелать Гаю нелестного, да в последний миг передумал. Вновь, не спеша, внимательно и вдумчиво проверил данные и, посмотрев на Гресс, заметил:

— Держись!

Свет погас, потерялось ощущение реальности. За короткий миг успела дрогнуть, стремительно накатываясь на них, промчаться вечность. Голоса, ей казалось, что она слышит далекие отзвуки голосов, чистую, выразительную, прекрасную мелодию, далекое пение. Потом вспыхнул свет, принося отрезвление, потом вновь случилась реальность.

Ускорение росло, кораблик, выйдя из прыжка, набирал скорость, не считаясь с разумом, с пределами возможного. Она чувствовала, как свинец заполняет тело, как вода потом выходит сквозь поры. Тяжесть, невероятная, свинцовая, навалилась. Она едва смогла пошевелить рукой, с трудом перевела взгляд.

Голубая звезда была невероятно близко. Наверное, только чудо не позволило им сорваться за грань. Цепкие объятия отпускали нехотя, наверное, они вышли на самой границе, там, где еще был возможен возврат, окруженные облаком плазмы, вуалью тянувшимся к черной дыре. Сцепив зубы, женщина посмотрела на Рокшара. Благо, он сориентировался вовремя, сразу уводя корабль в сторону.

С трудом вздохнув, она вновь посмотрела на экран. На радаре рисовалось с десяток точек, обозначая эрмийские корабли. Они гнали одиночный транспорт, пытаясь взять его в кольцо. Правда, расстояние было достаточно велико. И никто не обратил внимания, что в системе появился еще один объект. «Удачи, Гай», — мысленно пожелала она контрабандисту, чувствуя, что тревога за него зацепила душу. Корабль внезапно тряхнуло, словно он налетел на риф, но тяжесть отпустила.

Гресс вновь посмотрела на лицо юноши.

— Порядок, — проговорил он совершенно спокойно, — через час выйдем из зоны. Как ты думаешь, где может таиться флот Аюми?

Гресс удивленно отметила, что он ничуть не взволнован, словно знал, что корабль выйдет из прыжка так близко от звезды. Да, наверное, знал.

— Зачем ты это сделал? — спросила она.

— Мы так договорились, — отозвался он, — я, Гай и Пайше, и расчеты, кстати, делали вместе. Так больше шансов остаться незамеченными. А что хотела предложить ты? Прорисоваться на периферии? Так, что б нас сразу же засекли и поспешили навстречу с распростертыми объятиями? Только вот это навряд ли. Скорее, мы тут же попали бы под огонь. Хочешь, не хочешь, но так было разумнее. Ну, кто способен подумать, что мы рискнем выйти у самой кромки? Да ни одна душа на свете. А меж тем, эрмийские кораблики позволяют творить чудеса пилотажа, если б я не знал, на что они способны, то даже не пытался вернуться к тройной. Но если эрмийцы и подумают, что кто-то рискнул, то, все равно, здесь нас очень трудно обнаружить. Мы — невидимки, нас трудно засечь. Масса этого компонента слишком велика, и вокруг полно плазмы, которая прячет нас.

Гресс подумала, что, все же, доводы этот мальчишка выстраивает разумно, в его словах была определенная логика, непривычная ей, своеобразная, но достаточно четкая.

— Хорошо, — заметила она, — не стану с тобой спорить. А флот Аюми, сейчас я рассчитаю, где он; это можно сделать, если вспомнить то, что я видела из рубки того корабля.

Они медленно, почти заглушив двигатели, вошли в скопление, двигаясь осторожно, как тени, воровато, крадучись. Глядя на блестки металла в невидимой паутине, застывшей в пространстве Гресс тихонечко улыбнулась. Их не заметили. Все прошло как по маслу. Плохо б им пришлось, случись иначе. До сих пор она почти не верила в успех, боясь спугнуть удачу. А теперь эмоции нахлынули, заставив забыть о дурном.

Усталость, за ту неделю, что они были в полете, пропитала каждую клеточку тела. Спали мало, тут же, в кресле, не уходя из рубки. Боялись, сторожились, продвигались крайне осторожно, под прикрытием плазменных облаков. Кораблик контрабандистов, словно приманка, поймал в сеть обмана большую часть эрмийских кораблей, уводя их на границу системы. Но все же, они не могли исключить того, что какой-нибудь корабль затаился в пространстве, заглушив двигатели, находясь в свободном дрейфе, и оставаясь невидимкой для локаторов.

Теперь же, все подводные камни остались позади, и можно было чуть-чуть расслабиться. Хотя, то, что им предстояло, легким заданием назвать было нельзя. Она вспомнила светловолосого хозяина замка и тихонечко поежилась, представив, что придется встретиться с ним лицом к лицу. И вспомнила Имрэна. Если он тоже стал таковым, то предстояло двойное испытание. Вздохнув, женщина тихонечко тронула футляр, лежавший у нее на коленях, словно касаясь рукой талисмана.

Рокше, заметив ее жест, тихонько рассмеялся.

— Вы суеверны, Гресс, — заметил он.

— Я не сказала б....

— Я тоже. Раньше. И не поверил бы, что вы можете сомневаться, однако....

— Хочешь сказать, что сам не взволнован? — усмехнулась женщина, откинув прядки волос, выбившиеся из кос, уложенных вокруг головы. — Хочешь сказать, что прогулка по миру Аюми для тебя обыденность?

144
{"b":"2597","o":1}