ЛитМир - Электронная Библиотека

— Домой не ходи. Он, наверняка, гуляет в кабаке, «Каммо», не ошибёшься и мимо не проскочишь, там один такой, яркий, как девка с подмоченной репутацией.

Да-Деган достал бластер, сунул его в руки оторопевшему мальчишке.

— Это что б тебе дойти наверняка. Если почувствуешь опасность, стреляй, не бойся. Беги.

Отэ умчался, словно сандалии были крылаты, тень метнулась через двор, растворилась в темноте улицы. Да-Деган прикусил губу, отошёл от окна, присел рядом с Илантом.

Лекарства начинали действовать, дыхание юноши выровнялось, стало более уверенным, помогли и повязка и болеутоляющие, лицо не казалось белым, как мел. Вельможа положил ладонь на лоб юноши, отёр — то ли холодный пот, то ли капли дождя, невольно потрепал мокрые пряди волос.

— Дагги? — прошелестел слабый голос.

— Я. — тихо откликнулся рэанин. — Ты молчи лучше...

Илант приоткрыл глаза, обвёл комнату мутным взглядом, снова закрыл их.

— Я в доме? — отметил удивлённо, — ты не боишься? Меня ищут.

— Пусть, — тихо откликнулся Да-Деган, — пусть ищут. Я очень удивлюсь, если найдут.

Сознавал, что говорит неправду, но не позволил неуверенности просочиться в голос, понимая, что лишние тревоги юноше ни к чему, что нужен покой — полный, абсолютный, и чем меньше будет тревог и волнений, тем лучше. К тому же Илант наволновался, пытаясь добраться сюда. Теперь начались его заботы, его проблемы.

Да-Деган уронил голову, вздохнул тихо-тихо. Илант чуть заметно пошевелился.

— Я убил Йонэ, Дагги, — проговорил одними губами, — они охотились на человека — Йонэ, Корхида и Хэлдар. Хэлдару хватило ума спрятаться. А Корхида ранил меня, правда, кажется, генерала тоже задели.

Илант замолчал, вздохнул тяжело, Да-Деган вновь коснулся тёмных мокрых прядей, погладил юношу по голове.

— Ты молчи, — молвил тихо, — береги силы.

Он встал отошёл к окну, прислушался. Лай был всё так же далёк, но так же злобен. «Хоть бы они потеряли след, — мелькнула мысль, — хоть бы.... Ведь дождь шёл целые сутки, все пропиталось водой, она струится, бежит к морю. Не может же так фатально не везти. Или пусть придет Гай, первым».

Как назло время тянулось со скоростью черепахи. Мужчина прошёл по комнате, медленно пересёк её из угла в угол, подошёл к окну. Тусклый свет фонаря всё так же выхватывал из темноты куски окружающего мира — весь в яминах и колдобинах двор, деревья, арку оставшуюся на месте ворот. Мысленно пытался проследить путь Отэ. Как всегда, мысли мчались гораздо быстрее, нежели мог бежать самый быстрый гонец. Да-Деган отошёл от окна, подвинул кресло, опустился в него...

— Я здесь, — ответил как когда-то давно, — не бойся... все худшее позади.

Отэ вернулся меньше, чем через час, ворвался в дом, за ним по пятам следовали двое, узнав обширную в плечах, и вытянутую ввысь фигуру Гайдуни, Да-Деган облегчённо вздохнул.

— Что у тебя? — спросил контрабандист сразу, не тратя времени на приветствия. Медик, пришедший с ним, был молод, смуглокож, и, как и Гайдуни, казался выходцем с Раст-Танхам, во всяком случае, черты его лица говорили именно об этом.

— Иланта ранили.

— Твой пострелёныш об этом уже сказал. Как оно получилось-то?

— Я знаю только то, что он не поделил чего-то с Корхидой. — ответил рэанин. — И его надо где-то спрятать, Гай. На Рэне его будут искать долго, очень долго. Кто-нибудь из твоих ребят уходит утром в рейс?

Гайдуни нахмурился, почесал затылок.

— Только Пайше, на рассвете.

— Пайше? — губы Да-Дегана сложились в усмешку. — Ну, пусть и Пайше. Я заплачу, сколько скажешь.

Гайдуни отрицательно покачал головой, посмотрел на медика.

— А ты что скажешь, Яко? — спросил он.

— А я б рисковать не советовал. Ему отлежаться надо, а не шастать по миру. К тому же в полёте случается всякоё...

Гайдуни перевёл взгляд на Да-Дегана.

— Оставить его здесь никак?

— Никак, Гай. — мужчина вздохнул, посмотрел на контрабандиста прямо и остро, — он — Арвис, Гай.

Контрабандист тихонечко присвистнул.

— Ого, — сказал он. — ничего себе делишки... — взглянув на медика, приказал коротко, — поедешь с ним, если что случится, голову отверну, как цыплёнку.

Он посмотрел на Да-Дегана, усмехнулся, пряча улыбку в морщинках у глаз.

— Куда его?

— Куда сам скажет.

Да-Деган покачал головой, поджал губы, раздумывал всего несколько секунд.

— Пусть ему передадут моё пожелание, Гай, — ему лучше не появляться на Софро. Я б хотел, что б он осел где-нибудь в провинции — на Гвенаре, Пайсонэ, Эпинамэ-Муа. Чем меньше народа будет знать, что он — Арвис, тем лучше для него же. Боюсь, у Энкеле очень длинные руки.

Контрабандист кивнул, осторожно поднял юношу на руки и понёс, словно тот был невесом. Маленький флаер дожидался за аркой, взвился в воздух, лишь только принял на борт пассажиров.

Ветер ударил в окна шквальной волной, словно стремясь высадить стёкла и тотчас стих. Воцарилась мертвенная, ничем не нарушаемая тишина, и стало слышно, как под потолком бьётся муха, а потом мерно и монотонно, уныло и неспешно в стёкла застучал дождь.

Начиналось утро, и только маленький певун за окном тревожил его начало своей, полной ликованья и радости песней. Он сидел на ветке напротив окна — маленький, серый и рассыпал жемчужные, переливчатые трели, наполняя ими сад. Сенатор улыбнулся на миг, но, отвернувшись от окна, посмотрел на юношу, удобно расположившегося в кресле, сурово и строго.

Молодой человек выглядел уставшим или больным, но и усталость и боль не могли стереть с его лица выражение надменной холодности и притушить недовольное сверкание глаз. У него была ярко выраженная рэанская внешность — черные, чуть вьющиеся волосы, оттенка воронова крыла, светлая кожа, тона топлёного молока, большие выразительные глаза. А ещё надменность, так свойственная Локите, и придававшая юноше несомненное сходство с ней. Рядом с юношей, держась немного в тени, стоял ещё один человек и нервно теребил рукой край одежды.

— Итак, — проговорил сенатор негромко, — Вы, юноша, продолжаете утверждать, будто бы только что прибыли с Рэны, находящейся ныне в статусе Закрытого Сектора, и не хотите изменить своё утверждение, будто являетесь Илантом Арвисом, сыном покойного координатора, и, следовательно, внуком Локиты Арвиасс, ныне Леди Лиги.

— Именно, — так же тихо ответил молодой человек, чуть скривил губы и добавил, — и не надо давить, Алашавар, я от своих слов не откажусь, а что б во всём убедиться, если Вы не верите, передайте меня медикам. Уж им-то известны десятки способов идентификации личности.

Сенатор кивнул, и, обернувшись ко второму из присутствующих, проговорил:

— А Вы, любезнейший, утверждаете, будто являетесь медиком, а не контрабандистом, хоть и служите Гильдии Оллами?

— Разумеется, — ответил человек дерзко, но руки своего занятия не прекратили, продолжали теребить край одежды, выдёргивая нити, — потому как это — правда.

— И утверждаете, что Гайдуни Элхас послал Вас сопроводить этого юношу сюда, лично?

— Да, сенатор. Правда, не обязательно сюда, а в любое место, которое тот изберёт. Я, конечно, на его месте нашёл местечко потише, мне самому нечего делать на Софро. Я бы предпочёл Раст-Танхам. Но приказ — это приказ.

— Понимаю, — улыбнулся сенатор. — я б на вашем месте тоже б выбрал Раст-Танхам. Меня смущает иное, контрабандист бы на вашем месте этого юношу отвёз на Раст-Танхам, и, в лучшем случае, предоставил ему выпутываться из такой ситуации самому.

— У меня приказ старейшины Гильдии. Глава Оллами мне б голову открутил, поступи я иначе, чем приказано. Наш глава мягкостью характера не отличается.

— Понятно, — вздохнул сенатор, — вы попали в переплёт. Ладно, я посмотрю, что можно для Вас сделать. Как-никак, а верность и честность достойны награды. Но Вы подтверждаете, что этот юноша — Илант Арвис?

— Не могу знать, — ответил медик, — при мне его так называл другой человек, он сам называет себя так, но сказать можно всё что угодно, не так ли, сенатор?

16
{"b":"2597","o":1}