ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последний борт на Одессу
Агент «Никто»
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Дизайн привычных вещей
Тарен-Странник
Свежеотбывшие на тот свет
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Трэш. #Путь к осознанности

Фориэ нервничала, поглядывала на часы и не сводила взгляда с веера аллей, подходящих к фонтану отовсюду, и лишь с побережья она его не ждала. Отчего-то мужчина не смог подавить мальчишества, подкрался незамечено, прикрыл ладонями её глаза. Женщина вздрогнула, вывернулась, хоть он её и не держал, рука её, уже готовая нанести удар замерла, когда она его узнала.

— Наконец-то, — проговорила она, — вы, а я уже успела испугаться, думала, что это кто-то из людей Корхиды.

Да-Деган, улыбнувшись, присел рядом на скамью.

— Вы хотели меня видеть, надеюсь, это действительно важно.

— Это важно, — быстро проговорила Фориэ, — думаю, вы знаете, что недавно был ранен наш любимый генерал.

— Энкеле?

— Он. К сожалению, не смертельно. И, он узнал в одном из нападавших вашего управляющего, Иланта. Кстати, предупредите его. И сами будьте осторожны. У генерала на вас зуб. Прощать он не умеет. Берегитесь, Да-Деган, мне б очень не хотелось узнать, что вас убили. Корхида способен на любую подлость. А, лучше всего, бегите с Рэны, пока не поздно.

Мужчина слегка улыбнулся.

— Куда бежать? — промолвил он спокойно, — И зачем? Я не имею ни малейшего отношения к этой истории. Передайте это всем остальным — Доэлу, Донтару, Ордо.

Фориэ устало вздохнула.

— Дагги, неужели вы будете утверждать, что ваш управляющий Илант, и Илант Арвис, ваш воспитанник, не одно и то же лицо? Вы думаете, Ордо способен поверить в это? Впрочем, что Ордо, в это не поверит Энкеле Корхида. А вы знаете насколько у генерала злобный нрав. Он отомстит. Он не сможет сдержаться. Я за вас боюсь.

Да-Деган, улыбнувшись, пожал плечами.

— Не стоит, Фориэ, — проговорил он устало, — благодарю за беспокойство, но, право, не стоит...

В библиотеке было тихо и темно. Юфнаресс включил свет, показал на стеллажи с книгами, папками, кассетами записей.

— Вот и всё хозяйство, — заметил спокойно, — если разбирать всё, то потратишь год. А если тебе нужна та запись, ищи среди кассет, там, — он указал на стеллаж в углу, — знаю что она здесь, сам её относил, но куда положил, не помню.

— Да, — протянул Илант, — не сказал бы, что у вас в хозяйстве идеальный порядок.

— Хоть такой, — отмахнулся Юфнаресс, — у Локиты и того хуже. Не заглядывал в её архив? А мне по долгу службы приходилось. Порой, день пройдёт прежде, чем нужные данные отыщешь. Она, зараза, новую моду выдумала, порой уведёт нужную папочку, якобы для контроля, забросит её подальше, и, хоть ищейку заводи, что б находила по запаху. Слада нет!

Илант недоверчиво покачал головой. Подумал. Впрочем, Локита такой номер выкинуть могла, тем, кого она недолюбливала, она могла причинить любую неприятность. За проведенное на Софро время, с глаз юноши, словно кто-то снял розовые очки, и стала явной и полная беспринципность Локиты и ее безразличие к окружающим, и бесподобное высокомерие и наглость.

— Не любит она вас. — отозвался юноша, оглядываясь.

Архив был огромен, стеллажи стояли, занимая все пространства от пола и до потолка, и свободного места на них было совсем не много, Юфнаресс усмехнулся, видя изумление на лице юноши, активировал компьютер.

— Вот твоё рабочее место, — заметил, проигнорировав замечание юноши, и удалился, притворив за собой дверь, а Илант вздохнул. Становилось ясным, что Элейдж не шутил, говоря, что не так-то просто найти нужную ему запись.

Он подошёл к стеллажу, взял несколько кассет, просмотрел ярлыки, лаконичные и аккуратные подписи: «Сектор Оллонго», «Ками-Еиль-Ергу, вторая экспедиция», «Ками-Еиль-Ергу, третья экспедиция», «Ками-Еиль-Ергу, четвёртая экспедиция», «Сектор Актэми», «Сектор Экимо», «Личные досье»... Названия ничего не говорили ему.

Илант зевнул, вздохнул, как всякий юнец, не любивший рутинной работы, взял несколько кассет к столу, запустил в компьютер, который сразу же потребовал код доступа. Илант ошеломлённо присвистнул, — данные отнюдь не предназначались для всех желающих, пришлось аккуратненько извиниться перед умной техникой, так как ни про какие коды Сенатор ему не говорил. Со второй кассетой вышло то же, и с третьей, и с четвёртой, и с пятой. Почесав в затылке, Илант отнёс все назад, на место.

— Вот вам и «добрый вечер», — проговорил негромко, — либо Юфнаресс напутал, либо, а что, либо?

Мысль пришла на ум внезапно, как любая шалая мысль. Он вновь запустил кассету, ввёл личный код Хэлана, отчего-то накрепко засевший в памяти. Дисплей мигнул, выдав надпись: «Извините, у вас нет права на доступ. Информация принадлежит ведомству Стратегической Разведки, получите разрешение».

— Дали Небесные! — выдохнул Илант, — и где это я его возьму?

Пришлось извиняться вторично.

Юноша с тоской осмотрел стеллажи, занимавшие практически всё помещение, отойдя к окну, полюбовался на город раскинувшийся внизу. Зная, что Сенатор находится на приёме у Леди, а Юфнаресс уже ушёл по делам, не стал ничего предпринимать. «Не судьба, — подумал он, — но Сенатор-то хорош! А бабка уверена, что весь Архив Стратегов уничтожен. Вот дела!»

Он отключил компьютер и, цапнув по дороге, первую попавшуюся под руки папку с ярлычком «Рэна» примостился на подоконнике. Перелистав с десяток страниц, понял, что тонкости экологических изысканий не для него. Образования катастрофически не хватало, к тому же, экологией он не интересовался никогда, впрочем, как и отец. Единственное, что ему давалось без малейшего напряжения и с блеском — это отдавать распоряжения, которые, отчего-то, немедленно выполнялись. У отца тоже была эта способность, и хоть Хэлана частенько обсуждали и критиковали, никто не осмелился, не выполнить его распоряжений. До бунта.

Он вспомнил ядовитое замечание Да-Дегана, которое тот позволил себе однажды, будучи сильно не в духе: «Мальчик мой, единственное, на что ты способен, так это манипулировать людьми, ты умеешь заставить себя слушаться, твои приказы и распоряжения выполняются молниеносно, гораздо быстрее, чем мои. Но, прежде чем отдавать свои приказы, научись хорошо думать, иначе, иначе, думается мне, ты повторишь судьбу Хэлана, не в большом, так в малом. Нет, Хэлана сгубила не глупость, глупым он не был, впрочем, и ты неглуп. Его сгубило опьянение вседозволенностью, властью, он не умел контролировать свои желания, не умел рассуждать здраво, мальчик мой! Его стиль правления больше б подошёл захолустному, хоть и неглупому удельному князьку, которые ещё встречаются в Закрытых Секторах, или владыкам империи Кошу. Но не координатору Лиги! Ты, видимо, унаследовал эти династические способности, они, коль ты соприкоснулся с ними, кажутся тебе благом, но без хорошей головы на плечах и жёсткого самоконтроля этот дар может оказаться огнём, с которым игра опасна!»

Он вспомнил этот тихий голос, который временами так богат был на оттенки интонаций, сдержанные жесты, немного грустную улыбку на поразительно молодом лице, и почувствовал, как в сердце закрадывается грусть. Отчего-то Рэна показалась тихим уголком, потерянным раем, он невесело усмехнулся этой, нелепой, по сути, мысли.

Он неловко пошевелился, уронив папку с колен на пол, и спрыгнул вниз, что бы её поднять. Бумаги разлетелись, пришлось их собирать, рассортировывать по порядку, складывать на место. В руках оказался небольшой узкий конверт, выпавший из папки, которому он не нашёл места. Машинально открыв его, он разложил листы бумаги на подоконнике. Почерк был знаком — мелкий, бисерный, легко читаемый, изящный, полный кокетства, иронии и цинизма, впрочем, как и его обладательница, не пришлось даже напрягаться, что б узнать руку Локиты.

Этот почерк был хорошо знаком с детства, с той ранней юности, во времена которой он жил легко и счастливо. Любопытство заставило его прочитать пару строк. Изумившись, тому, что письма адресовались Юфнарессу Антайи, он пожал плечами, подумав: «Чехарда, прыжки через голову. Интересно, почему на Рэну экологу писала она, а не Сенатор? Не доверяла? До такой степени? Или что-то иное?»

25
{"b":"2597","o":1}