ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Что мешает нам жить до 100 лет? Беседы о долголетии
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Превращая заблуждение в ясность. Руководство по основополагающим практикам тибетского буддизма.
Призрак
Лабиринт Ворона
Проделки богини, или Невесту заказывали?
Обязанности владельца компании
Города под парусами. Рифы Времени
И тогда она исчезла

Впрочем, великодушию ли? И кто сказал, что на Раст-Танхам его не ждут? Весьма вероятно, его выпустили как крысу в лабиринт, держа на длинном поводке и не спуская с него глаз, следя внимательно за каждым шагом. Письма лежавшие в его кармане доказывали, что весь триумвират, что собирался в покоях Леди, способен на многое. Весьма на многое.

«Ох, Дагги, — подумал юноша, — как много б я дал, что б просто поговорить сейчас с вами. Услышать ваш голос, тихий и тёплый и почувствовать, как всегда в вашем присутствии, что я за надёжной стеной. Вы б что-нибудь обязательно придумали. Но нельзя мне сейчас к вам. Из-за собственной безрассудной глупости, ибо появись я в вашем доме, и тогда уже вы сами будете в опасности. Нет, нельзя, никак нельзя. Но как хочется, что б вы всё узнали. Вы же чувствовали, что Корхида не так прост, и всё не так, не так прямолинейно, как кажется с первого взгляда. И вы предупреждали меня.... Хотя, откуда вам знать?»

Он отхлебнул из кружки горячего напитка и вновь вздохнул. Рокшар подошёл и сел рядом, и только после этого Илант заметил, что все как-то быстро и незаметно разбрелись, остались только они двое.

— Знаешь, — проговорил контрабандист, — Юфнаресс просил тебе кое-что передать. Несколько вещиц и письмо. Пойдём?

Илант посмотрел на своего собеседника, смерил взглядом и пожал плечами. Контрабандист был не старше его самого. В сущности, такой же мальчишка, лишь с единственным различием, что на Раст-Танхам мальчишек детьми считать переставали гораздо раньше, чем в Лиге, примерно, лет, этак, на десяток. Так что оставалось непонятным, у кого опыта больше. Настоящего, взрослого мужского опыта. К тому же тот носил на плече значок пилота, и сомнительно, что б его дали без соответствующей проверки.

Но лицо у контрабандиста было юное, и никаких видимых следов того, что ему хоть раз в жизни приходилось бриться. А тёмные коричневые пряди волос, немного вьющиеся от природы, спадая на воротник, лишь подчёркивали это.

— Пойдём, — внезапно согласился Илант, — посмотрим, что за вещи.

Рэанин поднялся вслед за контрабандистом по трапу на верхний уровень, заглянул в каюту. Каюта была копией его собственной, разве что немного более обжитой. Такая же откидная койка у стены, такая же теснота, и отсутствие комфорта. Разве что полка не пуста, а за пластиком явственно видимы потрёпанные временем книги.

Рокшар молча достал из шкафчика письмо, написанное наспех на листе обычной бумаги и несколько достаточно дорогих вещиц, — подвески серег с чёрными бриллиантами и такой же, тонкой работы, кулон.

" Тебе будут необходимы деньги, — писал Юфнаресс торопливо, — несомненно, необходимы, таков мир Раст-Танхам, что без денег там делать нечего. Продай украшения, они стоят дорого. Хватит заплатить за рейс в любую точку Лиги.

Правда, я не рекомендую тебе ни одного мира, в котором ты б мог чувствовать себя в безопасности. Таких миров я не знаю, Илант. Если Локита пожелает — она достанет тебя из любого Закрытого Сектора и с любой планеты, если только узнает где ты находишься. Но судьба — дамочка капризная, так что шанс у тебя есть. А я, как могу, попытаюсь доказать Леди, что уничтожать тебя — излишне. Конечно, противоречить ей — с моей стороны безумие. Но уничтожать всех подряд — не в моём стиле. И, само собой разумеется, твоё присутствие на тайной сходке для неё и Энкеле останется тайной.

Я не рекомендую тебе никаких действий и никого из людей, хотя ты навряд ли сразу поверишь в то, что делаю я это для твоего же блага. Чем меньше информации связывает нас друг с другом, тем лучше для тебя. Мы и так связаны слишком крепко.

Да, я желаю тебе удачи и надеюсь, мы с тобой больше не встретимся".

Илант удивлённо вскинул брови вверх. Что ж, это письмо объясняло хоть что-то, хоть и не объясняло всего. Впрочем, Юфнаресс, был прав, верилось с трудом. После некоторых, недавно произошедших событий верить людям так, как раньше, Илант не мог. Просто что-то случилось, словно вода подмыла опору моста, и мост рухнул. Людей, которым мог бы доверять Илант мог пересчитать по пальцам. Взглянув на контрабандиста, юноша спросил:

— Тебе передал это Юфнаресс?

— Нет, моя матушка, — огрызнулся тот беззлобно, — кто же ещё. Он, разумеется. И, — заметил он, — я недавно с вахты, так что, будь мил, изыди, я высплюсь, и тогда, если хочешь, поговорим. А сейчас мне спать хочется, сил нет.

Илант посмотрел в лицо контрабандиста, машинально отметив, что у того точёные черты лица, прямо-таки классически — аристократические, что в среде контрабандистов случалось редко, отметил, что юноша говорит правду. Серые, как сталь глаза были сонными и усталыми. И потому он только коротко кивнул уходя.

— Да, — спросил, неожиданно вспомнив, — а ты не знаешь, где найти медика?

— Яко из Оллами? Третья дверь направо. Но, только, будь добр, исчезни.

Илант философски пожал плечами и вышел в коридор. В каюте медика не оказалось, тогда, положив драгоценности в карман, Илант решил пройтись по кораблю.

Экипаж был невелик. Как, впрочем, на всех кораблях контрабандистов. Оно и понятно — чем меньше экипаж, тем выгоднее рейс для каждого, хоть и утомительнее. Пассажиров тоже не было, других праздношатающихся Илант не заметил. Коридоры были пустынны. И, только, заглянув в рубку, Илант заметил за пультом скучающего пилота.

— В прыжок скоро? — спросил он, остановившись на пороге.

— Скоро, — ответил тот, — отчалим подальше из толчеи, разгонимся — и вперёд. Да, ты присядь.

Илант послушался. Прошел в рубку, чувствуя неизвестно откуда взявшееся благоговение. Сев в пилотское кресло подумал, что впервые сидит у пульта. Взглянув на экран, отметил, что Софро мала, как песчинка, и скоро совсем потеряется в пространстве, и так же отметил, что корабль вели диспетчерские службы Лиги. Это не было неожиданностью, но ощущение, что в мире царит бардак, только усилилось.

— И давно мы с Софро ушли? — спросил Илант деланно — равнодушно.

— Часов так с двадцать.

— Меня, говорят, приволок Юфнаресс? — вновь спросил он, чувствуя злость на бывшего эколога.

— Говорят, — отозвался пилот. А что?

— Да ничего ровным счётом, если только учесть, что никуда я лететь не собирался. — Илант побарабанил пальцами по пластику пульта, — Вот зараза!

Пилот согласно наклонил голову.

— Не повезло тебе, — проговорил тихо, — но не расстраивайся, с Раст-Танхам легко попасть не только в любую точку Лиги, но и в любую точку Галактики. Были бы деньги.

— На Эрмэ тоже? — название, слышанное лишь однажды, само собой всплыло в памяти, и он бросил его, ни на что, не надеясь, наобум. Пилот заметно изменился в лице, крутанулся в кресле, посмотрел на Иланта зло и испытывающе.

— Знаешь, парень, — прошипел он как рассерженная кобра, — не знаю, что тебе нужно на Эрмэ, но туда, пожалуйста, с другим кораблём и экипажем! И, будь добр, не поминай это название, если ты хочешь добраться на этом корабле до Раст-Танхам, а не выйти по дороге!

Илант невольно вскинул брови, подумал: «Вот даже как!», коротко кивнул.

— И, — добавил пилот, — знаешь что, иди-ка ты отсюда.... Это всё же рубка. Нечего тут делать посторонним.

Илант несколько секунд посидел, подумав, но, взглянув на недовольное лицо пилота и нервные движения рук, решил последовать предложению. «Эрмэ, — подумал он, — что за мир такой Эрмэ? И ведь не пустой звук, не нечто абстрактное. Что-то кроется за этим названием. Знать бы что».

Пройдя по кораблю, он вернулся в свою каюту, занял горизонтальное положение и, закинув руки за голову уставился в потолок.

Корабль был старый, переделанный из обычного почтового бота, некогда принадлежащего Лиге, но не потерявшего ходовых качеств. А значит, через три-четыре дня он должен уже быть на Раст-Танхам. Если не произойдёт чего-то неожиданного. И если разгону не помешает груз. Как он успел заметить, трюм был заполнен под завязку.

Ну, да, господа контрабандисты порожняком ходят, лишь, если здорово прижмёт к ногтю судьба. И обычно в пути не задерживаются. Значит, впереди ещё трое или четверо суток безделья. Как правильно заметил Рокшар, транспортник контрабандистов — это не лайнер Лиги, где к услугам пассажиров все возможные развлечения.

33
{"b":"2597","o":1}