ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Аратта. Книга 3. Змеиное Солнце
Одинокий властелин желает познакомиться
И грянул шторм. Подлинная история отважного спасения на море
Алекс Верус. Жертва
Фантом
Империя превыше всего: череп на рукаве
Самый лучший подарок
Вурд. Богиня вампиров
Все-все-все Денискины рассказы

... Юфнаресс, который был так спокоен, словно ничего не произошло. Юфнаресс, который, всего лишь выполнил один из обычных приказов Локиты.

Илант поджал губы и, не веря, мотнул головой. Юфнаресс... Он всегда держался в тени, всегда был, тих и незаметен, ходил, глядя исключительно под ноги. Юфнаресс, у которого были такие больные и усталые глаза, с явственно видными прожилками кровеносных сосудов, словно он не спал ночами. Юфнаресс, что почти никогда не расправлял плеч и страшно сутулился. На Софро он стал иным, развернулись плечи, и оттого казалось, что он вырос. Но глаза всё ж оставались усталыми и потерянными. Так хорошо умеющие лгать глаза...

Илант тяжело вздохнул. Никогда ранее он не считал эколога способным хоть на какой-то поступок. Вялый, словно только что пробудившийся от долгой спячки, Юфнаресс у всех рэан вызывал, разве что, усмешку. А усталые глаза вызывали неизменное сочувствие у всех, кто его знал. И никто и никогда не мог предположить, что он способен... весьма на многое.

И даже Хэлан, немало времени проводивший рядом с Антайи в силу служебного положения, не мог предположить, что за внешностью, вызывающей у всех только полуулыбку прячется оборотень. Хитрый, сильный, способный на многое, если не на всё.

Последняя мысль вызвала улыбку. Как ни странно, но последнего приказа Локиты Юфнаресс не выполнил. Его он выкинул с Софро, попросту взял как щенка и отправил с глаз долой на первом подвернувшемся боте. Что б не мозолил глаза.

Знать бы ещё зачем. И почему. И что это было — признак своеволия или укол внезапно проснувшейся совести. А из всех произошедших событий, участником которых был Антайи, можно было положить, что совести в том имелось не более чем в щепке. И свойственно ему было милосердие тигра, а не человека. Впрочем, свойственно всё это было и Локите. Вспомнив, как она торговалась с Корхидой, Илант усмехнулся. «Хотите Рэну? — прошептал он, передразнивая её интонации, — Вам Рэну, мне — Лигу?»

Он проснулся от внезапно навалившейся на тело тяжести. Потом его мотнуло так, что он едва не слетел с узкой койки. В коридоре вовсю верещали сирены. Корабль маневрировал, выписывая окружности и дуги, постоянно меняя направление движения. Вцепившись пальцами в бортик кровати, что б не снесло прежде времени, Илант умудрился спустить ноги на пол, но выпускать из рук опору было б преждевременно. Пол и потолок, вращаясь, поменялись местами, а потом ещё и ещё. От головоломных трюков закружилась голова. «Всё, приехали», — мелькнула окаянная мысль. Потом отключился вопль тревожных сирен, но кульбиты не прекращались. Корабль словно выплясывал в пространстве странный, безумный танец похожий на шаманскую пляску. Ускорение то росло, то уменьшалось, то вновь росло. Казалось, что пилот сошёл с ума и решил покончить с собой, да и со всеми остальными таким вот экзотическим способом. Вцепившись, что было сил, в тонкий, но прочный металлический поручень, закреплённый у стены, Илант выполз в коридор. И едва не столкнулся с Яко. Медик чувствовал себя на порядок увереннее.

— Что случилось? — спросил Илант, пытаясь перекричать шум, что царил вокруг.

— Да ничего... сторожевики Лиги... прорвёмся... — ответил тот и стал пробираться далее.

Илант последовал за ним, чувствуя, что остаться одному будет невмочь.

— Что им надо?

Медик мотнул головой, видимо пытаясь, что-то ответить. Корабль вновь поменял траекторию движения, словно уходил из зоны доступной орудиям крейсеров. Иланта вжало в стену, и он почувствовал, что ещё одно-два мгновения таких нагрузок, и он срастётся с ней. Впрочем, если быть объективным, перегрузки были весьма и весьма терпимы. Пилот, как умел, избегал запредельных значений ускорения, щадя груз и экипаж. Рывки и толчки были неприятны, опасны, но... не смертельны. Следуя за Яко, Илант вдруг понял, куда они пробираются, когда заметил в конце коридора ряды спасательных капсул, снабжённых автономными системами жизнеобеспечения, на случай непредвиденной аварии. Яко втолкнул его в одну из них, сам занял соседнюю.

— Вот теперь и поговорим, — услышал Илант его голос из динамиков, — здесь оно спокойнее. Правда? Что ты хотел спросить? Я не расслышал в шуме.

Илант отметил, что в голосе медика не слышно паники, видимо, бродячая жизнь приучила ко всему. Была ещё нотка иронии.

— Крейсера Лиги, что им надо? — спросил Илант, смущаясь оттого, что не видит лица собеседника.

— Того же, что и всегда. Что б мы оставили Лигу в покое. Ты же знаешь, нас не любят.

Потом раздался короткий смешок, короткое ругательство и короткая божба.

— Яко? — проговорил Илант, — что-то случилось?

— Ничего. Это ещё ничего. Крейсера Лиги в подмётки не годятся крейсерам эрмийцев. Вот те б дали шороху. Прорвёмся, — проговорил медик уверенно. — За пультом Рокше, а у него, видимо, предки были с крылышками, если судить по тому, как он летает. Он их уделает. Отстанут.

— А если нет?

— Полетим на Софро, — рассмеялся медик, — с почётным эскортом и по зелёному коридору. Как видишь, вариант не из худших. Дали Небесные! Какое счастье, что Лига — это Лига!

— Ага, — поддакнул Илант, — и отправят тебя куда-нибудь в дальнюю колонию лечить местный народ. Тебя это восхищает?

— Умиляет до слёз. — отозвался Яко. — Если б то были эрмийцы, нам, как минимум, перерезали горло. Видишь, всё не так плохо.

— Ну, нет, я на Софро не хочу. Тебя, может, и не тронут, а меня грозились отравить. — тихо проговорил юноша. — Так что если прорвёмся, я этого вашего Рокше на руках носить буду. И вечно помнить.

— Тогда молись, — посоветовал медик. — Если, конечно, умеешь.

«Молись», — подумал Илант и тихо качнул головой. В богов, способных отозваться на молитвы, он не верил, и пережитки прошлого его не интересовали. И в то, что желание может изменить мир, не верил тоже. Но почему-то, прикрыв глаза, стал уговаривать судьбу.

В тишину, нарушаемую лишь звуком дыхания, ворвался ещё один звук — басовитое утробное урчание прыжкового двигателя. А следом донеслось краткое, но крепкое словцо. Яко ругался так, как по представлениям Иланта и на Раст-Танхам ругались лишь портовые грузчики. От Гайдуни Элхаса он ничего подобного не слышал. Медик упомянул близких и дальних родственников юного пилота и, пожелав им весьма замысловатых переживаний, окликнул Иланта.

— Да? — откликнулся тот.

— Хочу попрощаться на всякий случай, — проговорил Яко с неизменной усмешкой. — Не иначе Рокше решил сбежать через чёрный ход. Как бы ни было, не оказаться б нам в преисподней, Илант.

— Где? — удивлённо проговорил Илант, чувствуя, что по телу расходится волна нервной дрожи. Тело горело, словно в лихорадке. Воздух вокруг сгустился и замерцал сиреневым заревом. Вид был, словно к самым глазам придвинули полярное сияние.

— В преисподней, — повторил Яко глухо, — на изнанке этого мира, Илант. Там, откуда нет пути назад...

Договорить до конца он не успел. Свет потух, сменившись полной темнотою. А потом вновь вспыхнул, больно обжегши глаза. Илант зажмурился и стал считать.

Обычно прыжок длился не больше мгновения. Приборы не фиксировали никакого временного промежутка прошедшего с момента начала перемещения и до выхода из прыжка, но люди — не приборы. Людям, порой, этот ничтожно малый промежуток казался вечностью. Он успел сосчитать до шести. И в этот момент исчезло всё — свет, тьма, само время. Что-то, чему у людей не было названия, дало ему понять, что его нет. А потом вернулось всё, словно то, что было до, растаяло как мираж.

Вывалившись из прибежища спасательной капсулы, он опустился на пол, и осмотрелся. Вокруг была привычная обстановка и кораблик шёл ровно и уверенно, перестав выплясывать бешеные танцы, что более подходили полуголым дикарям возле костра, чем транспортнику контрабандистов. Из капсулы рядом вывалился Яко, хохотавший, словно сумасшедший. Он присел рядом, ткнул Иланта в бок. Илант посмотрел на медика недоумённо, но это длилось лишь мгновение, через несколько секунд он представил себе картину, что должны были наблюдать на кораблях Лиги, и невольно расхохотался тоже.

35
{"b":"2597","o":1}