ЛитМир - Электронная Библиотека

Маленький транспортник контрабандистов с Раст-Танхам попросту исчез с дисплеев, и локаторы могли зафиксировать лишь поток с бешеной скоростью летящих частиц, возмущения вакуума там, где только что был весьма реальный объект. Он вспомнил до безобразия юное лицо Рокшара и расхохотался ещё более. Просто было б интересно, что б сказали пилоты Лиги, зная, что их так уделал зелёный мальчишка. Насколько он знал, на подобное никто из пилотов Лиги не решался. Никогда. Уйти в прыжок в непосредственной близости от других объектов, пусть небольшой, но неизвестно как действующей на перемещение неучтённой массы. Он хохотал, а в мозгах билась совсем иная мысль. Мысль о том, что так и на самом деле можно легко и просто попасть на изнанку известного мира.

Рокшар сидел напротив, в маленькой таверне, и медленно потягивал местный эль из кружки. Но, несмотря на пару вылаканных до этого порций и габариты кружек, вкупе с крепостью напитка, пьяным он не был. Нет, не было ничего, что б могло навести на подобную мысль. Серые глаза оставались внимательными и незамутнёнными как у младенца. Про себя того же Илант сказать наверняка не мог, хоть выпил всего лишь кружку. Местный эль весьма неплохо конкурировал с изысканным и сладким форэтминским своим действием на мозги.

— Вот так, — проговорил он, закончив свою историю, — вот так, Рокше. Говорят, ты знаешь Юфнаресса. Ну и что мне делать? Верить или не верить? Бежать или затаиться?

Рокшар неопределённо пожал плечами.

— Он — эрмиец, — проговорил юный контрабандист негромко, — но это всё, что я о нём знаю. Если б знать, кто он — властитель, раб или воин, тогда б можно было делать хоть какие-то прогнозы. Будь он властителем, он затянет тебя в свою игру и предскажет любое твоё действие. Будь он воином, он мог бы просто тебя отпустить на все четыре стороны, так как воины, несмотря на своё повиновение властителям, имеют свой кодекс чести, что не позволяет им без нужды уничтожать тех, кто не опасен и слаб, хотя бы изредка щадя их. Будь он рабом... кто знает, на что способен эрмийский раб? Но Юфнаресс — не раб, будь спокоен. Он не похож на раба. Слишком самостоятелен и независим. Могу сказать одно, когда он приволок тебя в порт, и увидел меня, он определённо обрадовался. Может и оттого, что я не побегу ябедничать эрмийцам. Мне безразлично, какие игры ведёт ваш бывший эколог, и хоть эрмийцы могли б заплатить за информацию, я помолчу. У меня самого есть интерес к господину Антайи. Пара вопросов, на которые когда-нибудь, искренне надеюсь на это, я получу ответ. Он, кстати, про этот интерес знает. И держит меня как рыбку на крючке.

Илант отхлебнул ещё глоток из своей кружки и бросил в рот несколько солёных орешков. Вкус у всей этой снеди ничем не напоминал изысканную кухню Да-Дегана. Но, как ни странно, ничего похожего на отвращение, несмотря на всю свою разборчивость, Илант не чувствовал. Рокшар молча ополовинил свой кубок.

В таверне было тихо и полупустынно, только сизые клубы дыма плавали в воздухе, и можно было говорить, не опасаясь быть подслушанным.

— Послушай, — внезапно заметил Илант, — вы все постоянно упоминаете каких-то эрмийцев. Но кто это такие, Рокшар? Почему я никогда о них не слышал ранее?

— Тебе просто везло, — буркнул пилот, — рос бы ты на Раст-Танхам — знал бы.

— И всё же? Что есть Эрмэ?

— Эрмэ — это Эрмэ, — проговорил Рокше. — Ещё одна цивилизация на задворках Галактики.

— Планета? — изумился Илант, — Закрытый Сектор?

— Закрытый, — усмехнулся контрабандист, — вроде Раст-Танхам. И закрыли бы, если б могли... да сил маловато. Это не просто планета, Илант. Это сообщество планет. Малюсенькая такая группа штук так в сорок — пятьдесят. И представители этой группы, ох, как не любят, когда в их дела суют нос посторонние.

Новость ошеломляла. Илант привык к тому, что время от времени Лиге становилось известно о новых планетах, новых мирах, населенными людьми. Как правило, они отставали в развитии от планет Лиги. И что б открытый контакт не принес им катастрофических последствий, Стратеги долго и кропотливо вели подготовку к нему. На это уходили не годы — столетия. Но впервые он слышал, что б неизвестный мир достиг высочайшего уровня развития.

— Ты там был? — поинтересовался Илант, зная, что контрабандисты не ограничиваются торговлей лишь с мирами Лиги. Для вольных торговцев не существовало границ, не существовало причин, по которым они воздерживались бы от торговли в любом известном им мире.

— Не был, — откликнулся пилот, пряча взгляд, — и не рвусь. Чем дальше держишься от эрмийцев, тем крепче сидит на плечах голова. И, вообще, нам повезло, что когда у Эрмэ появилось желание слопать Раст-Танхам, мы уже вовсю торговали с Лигой. Если б не это, Раст-Танхам была б частью Эрмэ, и была давно. Ещё так лет с пятьсот назад. Эрмэ остановило то, что Лигу могло б заинтересовать внезапное исчезновение вольных торговцев.

Илант недоверчиво покачал головой, допил свой эль, отказавшись от добавки.

— Послушай, но вы ведь не хотите входить в этот союз с Эрмэ? — проговорил он, удивленно.

Рокшар качнул головой.

— Ты безнадёжен, — заметил он тихо, — Эрмэ — не Лига, захватить Раст-Танхам им не составит особого труда. Хоть, скажу по чести, большинство из контрабандистов с большим удовольствием поцелуёт пса под хвост, чем сдастся эрмийцам. Конечно, воевать с их воинами — это самоубийство, но, все же, куда лучше, чем рабство под Эрмэ. Ты не знаешь, на что эти твари способны. На их счету не один десяток разорённых планет. Ты не понимаешь, Эрмэ — это не Лига, Арвис. Эрмэ — это Эрмэ, будь она проклята! Империя! Страшное место. Гиблое. Именно эрмийцы погубили Ареттара. Не знаю как, но говорят, что они завлекли его в ловушку.

— Зачем им это было надо? Жил певец и никого не трогал...

Контрабандист отрицательно качнул головой.

— Плохо вы знаете господина певца, — проговорил он с насмешкой, — у нас на Раст-Танхам и то ни для кого не было секретом, что он на многое способен. Нет, Арвис, Ареттар не просто изумительно пел и тренькал на аволе. Он сумел за два месяца здесь, на Раст-Танхам для всех стать своим. А что б здесь, на Раст-Танхам стать своим, я знаю лишь один способ — тут надо родиться. А чужак — он и есть чужак. А Ареттар стал своим. Будто здесь родился не только он, а и все его предки. Его здесь любили, Арвис, и даже отморозки из Иллнуанари понимали, что лучше его не трогать, иначе все остальные дадут шороху. А вот эрмийцам было безразлично кто он и каков он. Просто взяли, и слопали. Нет, говорят старики, что с самой Эрмэ он вырвался, но, видимо только на это его сил и хватило. Так что, нет, я на Эрмэ не рвусь.... И никто не рвется.

Илант молча отхлебнул из кружки напитка, отставил её на стол и в задумчивости посмотрел на потолок. Мысль пришла, принеся с собой отголосок воспоминания.

Когда за окном сгущались сиреневые сумерки, и на город падала живительная прохлада, наступало время легенд. Да-Деган сидя в своём любимом кресле, вдалеке от камина, в тёмном уголке, неторопливо и негромко начинал своё повествование. И они, юные и шалые затихали, слушая, как падают слова; негромкие, но сказанные как-то по-особому, задевают за струнки души, завораживают и манят куда-то вдаль, к невозможному и невероятному, в мир, где сбываются мечты и сны. В мир, где ненависти и равнодушию противостоит любовь. И не умирает, не исчезает, а побеждает вновь и вновь косность и безразличие, злобу и интриги.

И глядя на поразительно юное, совсем не по возрасту юное, лицо воспитателя тогда, будучи мальчишкой, он верил. Верил, оттого, что вера в собственные слова жила и в глазах и в жестах и в словах самого Да-Дегана. Верил в реальность Аюми — совершенных, непостижимых вечных странников, защищающих всё живое и влюблённых в извечную круговерть жизни, таинственных, непостижимых и ...человечных. И никогда не верил в реальность Империи.

Не хотел верить, что где-то, пусть даже в далёком прошлом, за маской легенд, таится паук, способный запутать в свою сеть и лишить жизни поразительную бабочку с радужными переливами на крыльях — прекрасную и живую.

36
{"b":"2597","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Популярность. Как найти счастье и добиться успеха в мире, одержимом статусом
Родословная до седьмого полена
М**ак не ходит в одиночку
Метро 2035: Приют забытых душ
Рубеж атаки
#INSTADRUG
Вне сезона (сборник)