ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наука страсти нежной
Материнская любовь
Палатка с красным крестом
Всё в твоей голове
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Телепорт
Когда львы станут ручными. Как наладить отношения с окружающими, открыться миру и оказаться на счастливой волне
Потерянные девушки Рима

Империя с её интригами всегда казалась ему уродливой и не имеющей право на жизнь. И не хотелось верить, что в реальности есть место, отчего-то так напоминающее ему Империю. Эрмэ.

Он поджал губы, понимая, что всё лишь мальчишество, подумал, что интриги Локиты как никак лучше подходят под это определение. «Хотите Рэну?» — вспомнил он и неожиданно усмехнулся в один момент всё решив. Поняв, что не может иначе, что должен, что обязан вернуться. Все равно — другого пути нет.

Он посмотрел на Рокшара, пытаясь понять, о чем же думает контрабандист, и может ли ему помочь. Других друзей, за две недели проведенные на Раст-Танхам, у Иланта так и не появилось. То, что сказал ему Рокше, полностью подтверждал его собственный опыт. В шумной контрабандистской столице он был для всех чужаком и, словно бы, невидимкой.

— Рокше, — проговорил Илант неожиданно, — мне надо назад. На Рэну.

Молодой контрабандист равнодушно пожал плечами.

— Я так и думал, — проговорил он, чуть усмехаясь, — чувствовал, что ты не сможешь не вернуться. Кстати, ты не боишься встречи с Корхидой?

Илант так же неопределённо пожал плечами.

— Может быть, — проговорил он, — мне повезёт.

Рокшар покачал головой, понимая, что далее порта Иланту не пройти. Он хорошо знал рэанские порядки, что б не надеяться на вечное «авось». Повстанцы держали дисциплину лучше, чем некоторые порты Лиги, хоть и полностью зависели от контрабандистов.

— Может быть, но лучше не рисковать по-пустому. — проговорил Рокше, и, сверкнув светлыми очами, предложил, — Я слышал, на Рэне некогда был другой космопорт. В горах, но там шли бои.

— Был, — откликнулся Илант, — но, думаю, никто не рискнёт сунуться туда. Слишком опасно.

Рокшар слегка покачал головой.

— Знаешь, — негромко проговорил контрабандист, словно на что-то решившись, — я, пожалуй, рискну. Иначе чем с чёрного хода, тебе домой не вернуться. Лучше иметь дело со стихией и следами войн, чем с эрмийцами. А то, что вся эта троица — эрмийцы, моя душа нюхом чувствует. И, договоримся сразу, несмотря на доброе знакомство, ты пообещал мне хорошие деньги за эту авантюру. Очень хорошие деньги.

— Где я их возьму?

— Илант, — усмехнулся Рокше, пожав плечами, — дело не в наличии денег, дело в том факте, что попадись мы эрмийцам, они с меня шкуру спустят, узнав, что я помогаю тебе задаром. И, может быть, помилуют, если будут уверены, что весь вопрос в деньгах. Понимаешь?

— Нет.

— И не надо. Делать лучше так, как я сказал. Ладно?

— А что мне остаётся? — ответил Илант, пожав плечами.

Рокшар поправил рюкзак, висевший за спиной, посмотрел на Иланта и бросил взгляд вниз, в котловину почти правильной, округлой формы, из которой они начали путь. Некогда там плескалось озеро, вбиравшее в себя воду с таявших ледников, потом вода ушла, найдя себе другой путь и другое пристанище. Ещё несколько лет назад там, внизу, находился космопорт, и работали люди. Теперь космопорт лежал в развалинах, окрестности были пустынны, только орлы, паря в небе, нарушали ощущение полного одиночества.

— Ну, — заметил Рокше, — куда дальше? Я на Рэне раньше не был, а ты местный. Решай.

Илант качнул головой, припоминая карты. То, что долетели они без особых проблем, особого воодушевления не вызвало. Рокшар настоял, что б они не только бросили корабль в этих пустынных местах, но и стёрли с бортового компьютера всю информацию, включая и набор самых необходимых навигационных программ. Если судить по принятым мерам предосторожности, то контрабандист всерьёз опасался быть обнаруженным. Это удивляло. Немало удивляло и то, что он вызвался сопровождать Иланта и дальше, до самого конца пути. И удивляло, и радовало. Скитаться по этим диким, пустынным местам в одиночку было жутковато. И, хоть Илант никогда не был трусом, но, признаваясь себе откровенно, понимал, что сейчас, здесь, не был бы лишним хороший попутчик.

— Давай останемся здесь на ночёвку, — проговорил он, выдавив эти слова из себя через силу. До заката было ещё далеко. Три, а то и все четыре часа, которые жаль терять понапрасну. Но территория, через которую предстояло пройти, некогда служила ареной ожесточённых боёв.

— Почему? — спросил Рокше. — Есть что-то, чего я не знаю?

Илант мотнул головой.

— Не знаю, — проговорил неуверенно. — Понимаю, что необходимо уйти как можно дальше, но не знаю, сколько нам удастся пройти. Возможно, что местность дальше заражена и мы больше нигде не найдём привала на ночь.

Рокшар бросил взгляд на небо, ещё раз поправил лямки рюкзака, и пошагал вниз.

— Ты куда? — спросил Илант, срываясь за ним.

— Туда, — показал Рокшар на тропу, — и, позволь себе заметить, что возможно в этом мире всё, а, помогая тебе, я отнюдь не горю желанием попасть в неприятную ситуацию. Оставаться на ночлег лучше где-нибудь под скалами, а не на открытой местности. Я, лично могу обойтись без отдыха. Более всего меня заботит то, что посадка не прошла незаметно для диспетчерских служб. Ты хочешь встретиться с Корхидой? Я — нет. Согласен?

— Согласен, — коротко ответил Илант.

Рокше улыбнулся и пошел вперед. Илант его обогнал, пошел, указывая путь. Дорога, некогда шедшая от космопорта на равнину, осталась справа. Она, конечно, была удобней, чем тропа, которую он выбрал, но и многим известна. Если их посадка не прошла незамеченной, то их будут искать, и в этом случае им лучше было быть там, где искать не станут. Он ещё раз восстановил в памяти карты. Путь по этой тропе не был легким, но не был и невозможным, хоть многими считалось именно так.

Тропа шла, несколько раз пересекая русла буйных, в жару, речушек, которые, в другое время, практически пересыхали, тогда перейти их, не составляло труда. Были и ещё препятствия, но, каждое по отдельности, не было непреодолимым. Просто их было много. Достаточно много, что б отбить охоту идти по этой тропе.

Илант невольно поёжился и проверил оружие, висевшее на поясе. На проданные украшения он купил снаряжение для этой экспедиции и пару бластеров того образца, которыми некогда пользовались Стратеги. Оружие было удобным, компактным и лёгким, несмотря на мощь.

А в этих местах могли встретиться не только двуногие хищники. Живя в Амалгире, он не раз слышал, что в горах, на брошенных людьми территориях, развелось множество всякого зверья. И подумал о том, что долго им идти или нет, но на ближайшем привале, как и на последующих, отдыхать придётся по очереди. Сказав об этом мальчишке — контрабандисту, заметил короткий кивок, означающий согласие и вздохнул, чувствуя, что с плеч спадает тяжесть.

Он был благодарен судьбе за это знакомство, за эту дружбу, за то, что рядом был человек, с которым можно было поделиться мыслями. За то, что он не был одинок. Рокшар как-то сразу расположил его к себе, хоть, видно было, он не старался показать себя с лучшей стороны. Контрабандист был несколько замкнут, о многом не говорил, но мог внимательно выслушать, и, казалось, мог понять всё. Рядом с ним появлялось ощущение, что это не новый человек, а хорошо знакомый друг.

Несколько раз, на Раст-Танхам, и во время полёта Илант ругал себя за то, что относится к нему именно так. Напоминал себе, что этот парень как-то связан с Юфнарессом, что он контрабандист, торгаш и не более, но ничего не помогало. Впрочем, иногда Илант корил себя и за излишнюю подозрительность. Но он не мог избавиться и от неё, памятуя о ловушке, в которую попал на Софро. « Ах, моя милая бабушка, — не без иронии думал он, — интересно, чего же вы добиваетесь? Чего хотите? Зачем? Что вам надо, прекрасная Леди Локита? И почему? Неужели вам не хочется жить в мире и покое? И ради чего всё?»

Он сунул руку за пазуху, пощупав на месте ли свёрток с письмами. Письмо Юфнаресса, адресованное лично ему, он приобщил ко всем остальным, не став уничтожать просто так, на всякий случай. Желание показать их Да-Дегану не проходило, как не исчезала уверенность в том, что учитель способен разобраться, если не во всём, то в большей части этой интриги.

37
{"b":"2597","o":1}