ЛитМир - Электронная Библиотека

— Звали? — скупо поинтересовался юноша.

— Звал, — откликнулся Да-Деган. — Пусть принесут форэтминское и бокалы. И ещё одна огромная просьба, никогда больше не подслушивай под дверью, Илант, ведь знаешь же, что я не люблю.

Молодой человек опасно сверкнул очами, но, соблюдая приличия, заставил себя изобразить поклон и удалился, более не произнеся ни слова.

— Каков? — спросил вельможа, — не смущается, не краснеет, да ещё и смотрит зло.

— Хорош, если он действительно подслушивал.

— Не сомневайся, — уверил Да-Деган, — подслушивал.

— Опасных ты людей держишь в своём доме. — заметил контрабандист, — смотри, как бы этот твой управляющий не отправил тебя к праотцам, Да-Деган, что-то мне говорит, что он сделать такое может.

Рэанин недовольно передёрнул плечами.

— Увидим, — заметил тихо.

Прислуживал молодой человек лет двадцати — смуглокожий, расторопный и мало похожий на рэанина. Молча, поклонившись господам, он откупорил бутылку, разлил вино по широким низким бокалам цвета розового тумана, и удалился послушный жесту господской руки.

Да-Деган молча взял бокал в руки, улыбнулся, прищурившись, тонкие ноздри трепетали.

— За здоровье певца, коли, он жив! — проговорил рэанин, отпив глоток, и замолчал, прикрыв глаза. Вкус был ни с чем не сравнимый — свежий, пряный, напоминающий о лете — яром, ярком, о спеющих где-то лозах и цветущих лугах. Вино не хмелило, подбадривало и будто добавляло сил. Он сделал ещё глоток и поставил бокал на стол, — Оно коварно, — проговорил заметив ироничный взгляд Гайдуни, — сначала не чувствуешь хмеля, потом — как туман спускается на голову, одно слово «Поцелуи ветра».

— Ты сказал — форэтминское?

— А ты не знал? — усмехнулся вельможа.

— Бедолага Энкеле Корхида! Он должен был кусать локти, когда понял, что проиграл этот остров. Ловко ты его тогда уделал, Да-Деган.

— Судьба. — откликнулся тот философски.

— Что-то мне кажется, будто ты тогда решил помочь этой излишне капризной дамочке. Она ведь едва не повернулась к тебе спиной.

Да-Деган вновь удивлённо приподнял брови.

— Что-то я не пойму, друг мой, Гай, ты о чём?

— О некоторых трюках с картами. Не спорю, проделывал их ты настолько ловко, что Корхида, этот прожжённый шулер Энкеле Корхида, с которым мои парни садятся играть за один стол только в случае, если хотят сунуть генералу незаметно для чужого ока взятку, и тот ничего не заметил. — контрабандист взглянул в глаза рэанина и заговорщицки подмигнул. — На это ты что скажешь?

Да-Деган неожиданно весело рассмеялся, следом рассмеялся Гайдуни, от баса которого едва не падали стены. Отсмеявшись, вельможа отёр слезы, выступившие на глазах от смеха.

— Ты заметил? — спросил, довольно сияя глазами.

— Не я, Пайше. У мальчишки от удивления даже глаза округлились, такое зрелище не часто встретишь; обшулерить такого шулера, как Энкеле, при этом, не запятнав собственной репутации, это — эпический подвиг, как выразился тот же Пайше.

Да-Деган посмотрел на свои тонкие ловкие пальцы, погладил одну ладонь другой, улыбнулся.

— За тебя, Да-Деган! — провозгласил контрабандист, поднимая бокал, сразу же потерявшийся в обширных сильных ручищах, выпил его содержимое одним затянувшимся глотком. — Заодно, может, скажешь, где в Лиге учат шулеров такого класса?

Вельможа, напрягшись, слегка отрицательно качнул головой, чётко и точно очерченные губы поджались, придав лицу строгое выражение, свойственное аскетам.

— Не стоит об этом тебе знать, Гай, — проговорил тихо, — узнай ты — порвёшь контракты, и наш союз прекратит существование. Но если ты настаиваешь, я скажу.

Гайдуни вопросительно поднял бровь.

— Я всё же спрошу. Где? Где в Лиге учат шулеров такого класса?

— В Стратегической разведке, Гай, — произнёс вельможа чуть слышно, так что о сказанном скорее можно было прочитать по губам, нежели расслышать. — В юности я прошёл их школу.

Контрабандист взглянул недоверчиво.

— Дали Небесные! — выдохнул ошеломлённо и тихо, будто потеряв голос и, плеснув в свой бокал ещё вина, выпил залпом, что б промочить враз пересохшее горло. — Это что-то! Много интересного я слышал о Стратегах, но такое слышу впервые.

Он облизнул губы, сухие от волнения, в округлившихся от удивления глазах близко, очень близко стояло изумление смешанное с недоверием и... почтительностью, ладонь в волнении потирала ладонь.

— Это нечто! — повторил контрабандист всё ещё тихо.

— Разорвёшь контракты, Гай? — спросил вельможа.

— Я себе не враг. — ответил контрабандист, — И, благодарю за откровенность, такое доверие многого стоит.

Да-Деган коротко фыркнул.

— Какое доверие, Гай?

— Такое. Думаю, Энкеле Корхида не посвящён в этот факт твоей биографии, иначе, думаю, тебе не выйти из форта и до самой смерти.

Да-Деган пожал плечами, прошёлся по комнате из угла в угол, застыл у окна, резким жестом отдёрнул портьеры.

— В какой факт? В то, что когда-то я работал у Стратегов? Дали Небесные! Это было так давно Гай, и это совсем ничего не значит сейчас, когда прошло столько лет.

— Не рассказывай мне сказок, — обиделся контрабандист, — Пайше тоже учился у Стратегов, так вот он говорил мне, что у них даже поговорочка имеется, что Стратег может быть бывшим только в гробу.

Да-Деган пожал плечами, вздохнул.

— Значит и твой Пайше — далеко не бывший Стратег, а что касается меня — я сбежал из Разведки, — проговорил тихо, — не ушёл, а именно сбежал, Гай. — Да-Деган закусил губу, выдохнул шумно и вновь перевёл взгляд за окно, туда, где двое парней в военной форме старательно пробираясь через лужи и грязь шли к дому. — Кстати к нам гости, и если я не ошибаюсь — от официальных властей. Контрабандист, подойдя, встал рядом, пригляделся.

— Угу, — заметил он, — того высокого я знаю, если не подводит память, то я встречал его иногда в порту.

— Запросто. Это Донтар Арима, сын коменданта космопорта и главная полицейская крыса в городе.

— Ты его не жалуешь.

— Ты ошибаешься, мальчишка хоть и юн, но всё же кое-чего стоит, это не Энкеле с его непомерной жадностью, взяток брать не станет, для этого у него слишком много гордости. Обидно только то, что он из кожи лезет вон, выслуживаясь перед Ордо, а виной всему синие очи одной девчонки, которая приходится дочерью Аторису.

— Ты не одобряешь его службу Ордо?

— Он родом из старой аристократии, не той, которая, сейчас правит бал; нынешние это не аристократия — нувориши внезапно попавшие в свет, а он из древнего доброго рода, представителям которого должно быть совестно прислуживаться подлецам, к тому ж, он — внук Вероэса. И то, что я вижу его на пороге, означает только одно — обо мне почему-то решил вспомнить Ордо.

— Мальчишка мог и сам прийти.

— Первый раз за год? Не обольщайся, Гайдуни. Ко всему, он не один, и это тоже ясно указывает на официальность визита. Боюсь, обо мне вспомнили не задаром. У Ордо большая нехватка в средствах и такой советчик как Корхида. Видимо, закончилась моя спокойная жизнь, — вельможа вздохнул и, найдя колокольчик, помахал в воздухе, вызывая серебристый мелодичный звук. — Илант, — приказал молодому человеку появившемуся на пороге, — пусть накрывают на стол. Мы желаем завтракать.

Илант послушно склонил голову и удалился, несколько секунд спустя, донёсся его громкий, деловитый голос отдававший распоряжения.

— Встретим гостей? — предложил Да-Деган, — Может быть, господа офицеры поведут себя прилично, видя одного из глав Гильдий, от которых, в конечном итоге, на Рэне многое зависит.

Гайдуни коротко кивнул соглашаясь.

— Я с тобой, — отметил он, — можешь на меня рассчитывать, Да-Деган, хоть это и не модно на Раст-Танхам.

На холодном строгом лице рэанина отразилось нечто вроде замешательства, колючий взгляд серых глаз потеплел ненадолго, на одно единое мгновение, осветив лицо, изменив до неузнаваемости, словно точёные из мрамора черты, изгнав надменность потомственного аристократа. В углах губ наметилась улыбка, но так и не расцвела, затухла, словно под порывом холодного ветра.

5
{"b":"2597","o":1}