ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Победителей не судят (СИ)
Как взрослые люди
С того света
Тихий человек
Противостояние. 16 июня – 4 июля 1990. Том 1
Цифровой, или Brevis est
О вещах действительно важных. Моральные вызовы двадцать первого века
Острые края (сборник)
Эверлесс. Узники времени и крови

— Идём, Гай, — проговорил вельможа, подходя к двери, — не будем злить господ долгим ожиданием.

Да-Деган усмехнулся, видя растерянность на лицах молодых, словно недавно вышедших из-под отцовской опёки, людей. Офицеры откровенно глазели на молчаливых, делавших привычную работу людей, на пыль носившуюся в воздухе и хозяина дома, что с усмешкой разглядывал их, не спеша снизойти вниз в своих богатых, вручную расшитых серебряной нитью одеждах, то ли боясь испачкаться, то ли не считая нужным. И лёгкое недоумение отразилось на лицах, когда Гайдуни Элхас вышел из тени и встал рядом.

«Видимо слухи, о том, что я работаю на Гильдию Оллами, ещё не распространились, — отметил Да-Деган, — тем лучше. Лишняя карта в рукаве не помешает». Он приветливо улыбнулся, изобразив на лице выражение радушного гостеприимства, и поманил гостей рукой.

— Поднимайтесь сюда, — молвил тихо. Слова его моментально были заглушены шумом работ, но жест не мог быть истолкован неправильно.

Донтар Арима недовольно свёл брови, кивнул своему спутнику и стал подниматься.

— У меня приказ, — заметил строго, — Вас желает видеть Аторис Ордо.

— Немедленно?

— А как вы думаете?

Да-Деган, усмехнувшись, обернулся к контрабандисту. Ты слышишь? — спросили его глаза. Гайдуни нахмурился, сложив руки на груди, смерил пришедших высокомерным презрительным взглядом, от которого обоим стало не по себе. "Щенки, " — сказал его взгляд.

— Думаю, господин Аторис Ордо немного подождёт, — тихо и ласково заметил рэанин, выпуская на лицо скромную улыбку, — мы с господином Гайдуни сговорились позавтракать. Кстати, я надеюсь, вы не откажетесь разделить с нами трапезу?

— У нас приказ, — тихо проговорил второй, державшийся в тени офицер, — господин Аторис Ордо приказал доставить Вас немедленно.

Бровь Да-Дегана вопросительно вздёрнулась. Донтар Арима вздохнул, по вздоху стало понятно, что миссию свою почётной он никак не считает, и был бы рад от неё увильнуть.

— Не спеши, — заметил он своему спутнику, — ещё час у нас есть. Господин Аторис Ордо приказал доставить его к полудню, так что, я думаю, незачем торопиться.

По губам вельможи зазмеилась улыбка, льдистые глаза масляно блеснули. Отчего-то Донтару показалось, будто гадюка высунула голову из травы и тут же скрылась.

— Илант! — позвал вельможа, заметив фигуру управляющего, — мальчик мой, господа офицеры завтракают с нами. Ты распорядись...

Илант послушно кивнул, но, глядя на нахмуренные брови юноши, Да-Деган понял, что ещё одна буря ему обеспечена. «Дали Небесные! — подумал он, — как всё надоело! Бросить всё и сбежать — куда угодно! Надоели интриги, мышиная возня и лавирование меж рифов! Надоел Энкеле Корхида! Надоел этот чёртов мальчишка со своим занозистым характером! Надоели шелка и перинки! Но, ... куда бежать?» Он тихо затаённо вздохнул, надеясь, что этот вздох останется незамеченным, зябко повёл плечами и, поманив за собой жестом белой, точёной руки гостей, пошёл в дальние покои.

В столовой было тихо и тепло. На белоснежной скатерти покоились тончайшие фарфоровые блюда, приборы из яшмы и серебра горевшие жаром. Запах изысканных яств щекотал ноздри. Наблюдая втихую за офицерами, Да-Деган внутренне улыбался: как и следовало ожидать, молодые люди были подавлены великолепием и роскошью. Их удивлённые лица были лучшей приправой возбудившей аппетит вельможи.

«Так-то, — подумал он, наслаждаясь их растерянностью и оторопью. — Вы уже успели забыть про это, господа? Про белоснежные скатерти и яства со всех концов Лиги, про цветы Лагали и Ирдала, про вина подобранные точно и умело? Вас удивляет то, что не казалось удивительным вашим отцам. Ничего. То ли ещё будет! Если ничто не изменится, то господа контрабандисты смогут вас выучить ложиться на брюхо и вылизывать сапоги. Искренне надеюсь, что до этого дело не дойдёт. Надеюсь, но сомневаюсь. Господа контрабандисты редко бывают подвержены приступам филантропии, в их среде излишняя сентиментальность считается чем-то вроде детской болезни, неприятной, не смертельной и не опасной, но которая проходит раз и навсегда. Да, ваши отцы совершили ошибку, а платить за неё придётся вам, если вам же не придёт в голову изменить существующее положение. Жаль, конечно, но платить за ошибки отцов всегда приходится детям и ничего с этим нельзя сделать. Так устроен мир».

Он положил в рот кусочек пряной, по-особому приготовленной рыбы, чьё розовое мясо дразнило его взгляд и полуприкрыл глаза, словно наслаждаясь вкусом. Манеры его, изящные и непринуждённые, всё ж имели некоторую долю нарочитости, которую господа офицеры не могли не заметить. «Злитесь? — подумал Да-Деган, — ну и на здоровье. А чему, собственно вы злитесь? Тому, что я не пошёл ко дну, не пропал, не позволил забыть о себе, не канул в Лету? Тому, что я заработал изо всех своих сил лапками и не желаю тонуть? Ну, так инстинкт самосохранения — один из самых сильных в живых существах, а вам не переделать человеческой природы. Или вас злит то, что в моём присутствии вы не чувствуете себя повелителями Вселенной — удачливыми, дерзкими? В этом доме вы чувствуете нечто совсем иное, это я способен понять, только Илант и может подумать, что я желаю расстелиться ковриком под вашими ногами. Гайдуни, тот больше понимает, конечно, молчит, и улыбку спрятал. Какие вы мальчишки, господа, если и впрямь позволяете морочить себе головы сказками о господстве над миром. Слышал я, что кто-то решил вернуть рэанам право называться высшей расой. Ну, называйтесь, толку-то».

Он посмотрел на Донтара, чуть заметно качнул головой заметив несколько тонких ниточек седины приставшей к вискам, в неполные-то тридцать. Захотелось присвистнуть, но он сумел себя сдержать. Видно не задаром достались мальчишке офицерские погоны, не задёшево достались, и ... без папиного участия. Привлекал внимание и тонкий белёсый шрам на виске, но шрам, не пройдёт и месяца, исчезнет. А вот седина, Да-Деган знал по себе, никуда не денется эта ранняя седина, хоть закрашивай её, хоть нет, но пройдёт время и она вновь явит свою отметину.

— Зачем я понадобился Ордо? — молвил вельможа, прервав свои молчаливые рассуждения.

Офицер пожал плечами, слегка улыбнулся.

— Что на уме у Ордо — никто не знает, — отозвался Донтар, — мы исполняем приказы, а не задаём вопросы.

— Жаль. — заметил Да-Деган. — Иногда стоит задать лишний вопрос, что б потом не мучить себя поисками ответа на другой: а стоило ли делать?

Гайдуни ухмыльнулся в бороду, отправил рот крыло птички, сжевал его целиком. Для контрабандиста всё было цирком, забавным представлением, в котором он был праздным статистом, нужным лишь для того, что б создать подобающий фон. Он прекрасно понимал свою роль и пытался не мешать ходу представления, заодно наслаждаясь зрелищем. И хлебом. Слуга едва успевал выполнять короткие распоряжения, отдаваемые жестами, и пища с его тарелки улетучивалась в мгновение ока. Донтар судорожно дёрнул кадыком, взгляд накалился, а Да-Деган подумал, что удар попал в цель.

— Кстати, я хотел бы воспользоваться случаем, — продолжил Да-Деган, — и узнать, как поживает Вероэс. Ведь, если слухи до меня доходящие правдивы, он всё ещё жив.

— Жив, — откликнулся Донтар, охотно меняя тему, — правда не сказал бы, что ему нравится находиться под домашним арестом, но, ведь это лучше, нежели в его годы попасть в форт. Впрочем, Ордо никогда не позволит свершиться этому.

— Ещё бы! — усмехнулся Да-Деган, — Вероэс — лучший медик на Рэне и один из лучших в Лиге! Туго придётся господину Ордо, позволь он себе такую роскошь. Он понимает, что благодаря Вероэсу уже не раз избегал прогулки на тот свет, и что Вероэс, вероятно, не раз ему пригодится.

Донтар вздрогнул, словно получив пощёчину, глаза метнули молнию в сторону хозяина дома. Гайдуни тихонько затрясся, пытаясь подавить смех, рвущийся наружу из глубин его существа.

— Вы издеваетесь? — коротко поинтересовался офицер.

— Ну, как можно подумать такое, Донтар? — голос Да-Дегана был мёд и сахар, а взгляд казался невинным, как взгляд младенца, — Вы меня обижаете, юноша. ...издеваться над офицером? Я ещё не забыл, что такое форт и не имею желания туда возвращаться. Наверное, такие условия были в средневековых тюрьмах — грязь, вонь, крысы! У меня в доме тоже не весть какой порядок, но я предпочту его уюту форта Файми. Кстати, раз уж мы заговорили о форте и узниках, скажите мне, потешьте старика — Рейнар Арвис — он в форте, да? Я что-то слышал, что он один уцелел после бунта. И что случилось с Илантом?

6
{"b":"2597","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Новый год на пляже
Пума для барса, или Божественные махинации
Я буду всегда с тобой
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Карнеги. Полный курс. Секреты общения, которые помогут вам добиться успеха
Обрученные холодом
Эти гениальные птицы
Бригадный генерал. Плацдарм для одиночки
Анатомия счастья