ЛитМир - Электронная Библиотека

Прижав к себе мальчишку, смотрел, словно впервые видел его лицо, его черты, вглядываясь в них, искал что-то общее, как подтверждение родства.

— Куда мы едем? — спросил мальчишка, не переставая улыбаться.

— Домой, — тихо ответил мужчина, — домой, Аторис... в Лигу.

Вздохнув, он вновь посмотрел на Ордо и невесело усмехнулся. Время шло, люди вокруг взрослели, мужали, старели, он один не менялся, словно время для него замедлило свой ход. Словно оно обтекало его, проходило мимо, не оставляя на нем своих отметин, которые щедро раздавало другим.

Его лицо оставалось юным, его тело не старело, он выглядел более юным, чем в тот день, когда прибыл на Эрмэ. И это было невыносимо. Было слишком горько видеть, как стареет Ордо, теряет силы, как испытания, выпавшие ему, заставляют белеть волосы и покрывают лицо тонкими линиями морщин.

Да-Деган вздохнул и вновь, с нежностью, погладил жесткие, короткие пряди, чувствуя, как щемит сердце. Поднявшись из кресла, отошел к окну.

В небесах плыли облака, гонимые ветром, белые в пронзительно-синей вышине, под слепящим солнцем. На горизонте, схожая с облаком, плавала вершина, укутанная ледником. Ниже белизна ледника перетекала в голубовато — зеленые луга. Ниже лугов начинались леса, росшие на горных склонах. Еще ниже, в долинах, где склоны были не настоль круты, где текли ручьи и реки, и где никогда падавшая с небес вода не становилась снегом, леса уступали место полям и виноградникам.

Этот мир за окном менялся, облетали листья с деревьев, наливались лозы, даже белоснежная шапка Форэтмэ то отступала, то подвигалась ближе. Это не бросалось в глаза, но если присматриваться, то становилось заметным. И только в нем не менялось ничего, словно он был чужим в этом мире. Чужим и чуждым.

Бросив еще один, короткий взгляд на Ордо вельможа вышел из комнат, тихо, так, что б не потревожить даже эхо, шел, словно скользя над поверхностью паркета, так неслышен был его шаг.

Вероэс молча отложил книгу в сторону, посмотрел на гостя неожиданно насуплено и недовольно.

— А, Раттера, — проговорил медик невесело, — с чем пожаловал? Я слышал, ты задумал нечто нехорошее.

— Новости быстро распространяются, — тихо заметил Да-Деган, не дождавшись предложения, уютно располагаясь в кресле, — кто нажаловался? Фориэ?

Вероэс наклонив голову, присмотрелся к вельможе, будто в первый раз его увидел. Да-Деган пожал плечами и, плеснув себе воды в бокал, медленно ее выпил.

— С чем ты пришел? — спросил Вероэс, так же тихо, как и вельможа не повышая голоса. — Что хочешь сказать? О том, что ты решил пойти навстречу планам Империи, я уже слышал. Фориэ была в шоке, от всего услышанного у тебя в доме. Может, ты объяснишься?

Да-Деган коротко вздохнул, прикрыв глаза, загадочно улыбнулся. Улыбка вышла тихой, искренней, располагающей. Вероэс недовольно пожал плечами.

— Как прикажешь тебя понимать? — спросил он. — Теперь ты рассказываешь об Эрмэ всем желающим. Когда-то просил молчать.

Да-Деган однозначно кивнул, не собираясь спорить. Зная Вероэса не один год, понимал, что медик раздражен до крайности, если начал задавать подобные вопросы. А, зная его, предпочитал помалкивать, ожидая, когда тот выпустит пар, не подливая масла в огонь. Сидел молча, смотря из-под полуприкрытых век.

Вероэс, присев рядом посмотрел на него, словно изучая. Рассматривая вышивку на шелках, медик невольно вздохнул и, покачав головой заметил:

— Ты хоть знаешь, как ты выглядишь? На тебя косится вся Рэна. Донтар же обещал тебя собственноручно придушить, попадись ты ему ночью один на узенькой тропинке.

— Да? — изумленно протянул вельможа с ноткой насмешки, — надеюсь, ты отговорил мальчика от этой глупости? Одному ему со мной не справится. Нужно еще пяток таких же.

Вероэс вздрогнул, поджал губы.

— Дагги, — заметил он устало, — я не люблю этих игр в кошки-мышки, давай поговорим без притворства и маневров. Ты знаешь меня, я знаю тебя. Только не пойму, какую игру ты задумал. Я не мастер играть в эти игры и не надо со мной вести себя так, будто перед тобой Леди Локита.

Да-Деган тихонечко рассмеялся, понимая, что медик слегка оттаял.

— Ты сердишься? — спросил вельможа, глядя на друга.

— Ох, Дагги, рад бы, но не могу.

Да-Деган согласно наклонил голову, словно желая сказать, что это-то он прекрасно понимает. Вероэс никогда не отличался особо вспыльчивым нравом, впрочем, если и вспыхивал, то долго злиться был просто не в состоянии, от природы имея мягкий, незлобивый характер. «Славный ты человече, — подумал Да-Деган, чувствуя, что в его присутствии и сам становится таким же незлобивым и спокойным, — мало нынче таких. Мельчает Рэна».

— Скажи мне, что я мерзавец, — тихо, с улыбкой попросил Да-Деган.

Вероэс ошеломленно пожал плечами, качнул головой.

— Совсем с ума сошел, — заметил он, не сводя взгляда с Да-Дегана, — что отец, что сын — оба с головой не в ладах. Зачем тебе это нужно?

— Что б поверить, — усмехнулся вельможа, и, расслабившись, откинул голову на спинку кресла, — иначе не могу, сомневаюсь. Вот если ты это скажешь, будь уверен, — сомневаться перестану.

— Скажу, когда-нибудь, — пробормотал Вероэс, — дождешься ты от меня и ласкового слова.

Да-Деган устало вздохнул. Вероэс, подойдя к окну, взглянул на город, раскинувшийся внизу. Да-Деган не мог понять, отчего тот так спокойно, словно не замечая его, переносит свой арест, невозможность выйти куда-либо далее пределов лаборатории, несколько лет составлявшей весь его мир. Она, да еще пара комнат, которые занимал медик, ограничивала всю свободу передвижения этого человека.

Сам он не смог бы спокойно относиться к подобного рода заключению, тем более, что перед глазами, стоило лишь подойти к окну, расстилался целый мир. Эта картина могла только раздразнить, но никак не усмирить человека его склада.

— Надеюсь, ты уговорил Донтара не искать со мной встречи на узенькой тропинке, — проговорил Да-Деган, чуть улыбаясь, — тем более, ночью?

Вероэс едва заметно вздохнул.

— Ох, Дагги, — ответил он, — и что у тебя за желание нарываться всюду на неприятности? Неужели не надоело? Ты плохо знаешь Донтара, разве его можно уговорить? Исчезла Лия, исчез Рэй, практически у него на глазах. Он думает, что знает, кто к этому причастен, и вынужден молчать, не говоря Ордо и слова на все упреки. Да ему это все — острый нож. Мальчишка гордый.

Да-Деган подвинул кончики губ к улыбке.

— Вчера, — продолжил Вероэс, — ты показал новый фокус. Фориэ, которая тебе до того симпатизировала, теперь называет тебя не иначе, чем подонком. Она приходила, рассказывала, про визит на Форэтмэ. Если б к вечеру не вернулся Ордо, она б сама подняла бунт. Или к тебе в гости нагрянул бы Донтар, но не один, а со свитой.

— Меня так боятся?

— Задираешься? — усмехнулся Вероэс, глядя на довольное лицо визитера, — но к чему тебе это все?

— Фориэ тебе не пересказывала наш разговор?

— Пересказывала, — вздохнул медик, — и это — ужасно.

— Я не особо много наговорил ей лжи, — заметил Да-Деган, — практически не лгал. Конечно, некоторые мои предположения могут быть ошибочны, но... по большей части я сказал ей правду. Выходит, Вероэс, что Эрмэ скоро пойдет на Лигу. Я думал об этом, прикидывал так и так, сомневался, но когда мне в руки попали письма Локиты, прости, сомневаться я перестал. По всему выходит, что они замыслили превратить Рэну в перевалочную базу, плацдарм для дальнейшего завоевания. Я держал в руках письма, в которых черным по белому написано это, как и то, что она сознательно подставляла Хэлана, знаешь, инструкции, которые она давала некоему Юфнарессу Антайи, весьма недвусмысленны. Она гениально задумала этот бунт. И гениально воплотила.

Вероэс недоверчиво покачал головой, посмотрел на вельможу, сожалея. Глядя на юное, слишком юное лицо, недоверчиво обратился к своей памяти. Он знал этого человека много лет. Много больше, чем не знал. И практически, все эти годы он выглядел юно, не по возрасту юно, излишне молодо, на взгляд тех, кто знал его истинный возраст. Он казался почти юнцом, и, может быть, поэтому к нему больше тянуло молодежь, нежели тех, кто были его ровесниками. И по характеру он иногда казался таким же юным, глупым, спешащим неизвестно куда. Но внешность, как известно всем, часто бывает обманчивой.

69
{"b":"2597","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вечный. Выживший с «Ермака»
Несвоевременные мысли эпохи Третьей Империи
Агата и тьма
Минет. 10 правил, которые ты должна знать
Сила киски. Как получать от мужчин все, что пожелаешь
Книга жизни. Для тех, кто отчаялся найти врачей, которые могут вылечить
Восьмой навык. От эффективности к величию