ЛитМир - Электронная Библиотека

— А уговорить Ордо, вернуться в Лигу, ты Фориэ не советовал? — спросил Вероэс, наблюдая за лицом гостя, — право, мне это кажется более разумным.

— Ну, разумеется, — усмехнулся Да-Деган и пожал плечами, разбрасывая миллиарды бриллиантовых брызг вокруг, — это нам, конечно же, удастся, пока Локита — Леди Лиги. Ты об этом подумал? И ко всему, если Ордо пойдет на это — то он покойник. Локита не потерпит того, что кто-то разрушает ее планы. К тому же, не верю я, Вероэс, что Лига сможет отстоять хоть часть территорий от захвата. Нет, лучше, пока не поздно, заключить соглашение с Эрмэ. Может быть, тогда...

— Ты думаешь только об Ордо?

— Я думаю о Рэне, друг мой.

— А Лига?

— Лига, — усмехнулся Да-Деган, — Лига меня не интересует. Рэан бросили как слепых котят в воду, не думая, выплывут они или потонут. Так вот, выплывет Лига или потонет, меня с тех пор и не интересует. Пусть свои проблемы Лига решает сама. У Лиги есть флот, есть Сенат. Там есть умные люди, вот пусть у них и болят головы о судьбе Лиги.

Вероэс недоверчиво покачал головой, не сводя глаз с внезапно ожесточившегося лица собеседника, сосредоточенно — серьёзного и беспощадного. И юность не смогла смягчить или скрыть жестокости и расчета, проступивших сквозь маску безразличия на этом лице. Вероэс отошел на шаг, качнул седой головой. Посмотрел с непониманием, но нерешительность на его лице исчезла так же быстро, как и появилась.

— Знаешь, Раттера, — ответил медик скупо, — будь добр, если можешь, не показывайся больше у меня в лаборатории. По-хорошему прошу. И, запомни, мне очень жаль, что я не забыл о твоем существовании, когда ты сидел там, в форте Файми. Забудь о том, что ты мне обязан.

По губам Да-Дегана скользнула усмешка, холодные глаза, кольнули, вспыхнув металлическим блеском. Он чуть покачал головой, словно бы удивляясь неразумности медика. Тонкие пальцы погладили спинку кресла, попавшегося на пути.

— Как хочешь, — промолвил он тихо и, понимая, что разговор окончен, удалился.

В темноте переходов прикрыл веками глаза и, прислонившись спиной к шероховатому, специально необработанному камню стены, стиснул зубы. Заставляя себя улыбаться, чувствовал горечь и боль.

Тосковало сердце, не желая примиряться с горькой истиной недавно сказанных слов. «Нельзя иначе, — напомнил он себе, подавляя желание вернуться и загладить вину, — нельзя. Другого пути нет. Иначе погибнем мы все. Нельзя поддаваться эмоциям, чувству вины. Иначе камня на камне не останется»

Он вышел на террасу, в лицо ударил свежий ветер, взметнул локоны парика, охладил пылавшие щеки. Подойдя к самому краю террасы, Да-Деган посмотрел на город внизу, чьи фонари сверкали отсюда, из поднебесной выси подобно жемчужному ожерелью. Он узнавал изломы улочек, яркий блеск фонарей около излюбленного кабака контрабандистов, яркое гало дрожащих огней на самом краю побережья, там, где из руин вырос дом, похожий на сказочный дворец.

Там, в прудах с черной, неподвижной водой цвели белоснежные лилии, там белые лебеди с длинными шеями скользили по поверхности легко и грациозно. Там был уют, тепло и спокойствие, огонь в зеве камина, приглашавший к отдыху и там же жило прошлое, похожее на мечту и сон. Но он знал — сну не суждено сбыться, мечте — осуществиться, Рэне не стать прежней Рэной. Если только кто-то не осмелится, не дерзнет....

Подняв взгляд к звездам, полуукрытым легкой туманной дымкой мужчина усмехнулся, чувствуя как по щекам катятся слезы, словно вернулось детство, и он вновь был мальчишкой, простым и веселым мальчишкой, так не схожим с вечно юным и усталым человеком, которым он стал.

Отерев слезы тыльной стороной ладони, он до боли прикусил губу. Звезды плыли в вышине, или так только казалось, когда легкие облака, гонимые верхним ветром, своей легкой вуалью открывали одни и накрывали другие светлые точки далеких солнц.

Он вспомнил Императора, его надменность, высокомерие и голос, заставлявший повиноваться ему, помимо желаний. «Ничего, — подумал он, ничего, господин повелитель, мы с вами еще посчитаемся...». Прикрыв глаза, отстранено подумал, что гораздо легче просто сложить лапки и умереть, нежели решиться, и всерьез исполнить то, что давно зрело в сознании, что жгло, обещая больше, чем то, на что можно надеяться, можно мечтать.

Он постоял еще несколько минут, разглядывая город, что расстилался внизу, схожий с жемчужным ожерельем на темном бархате ночного побережья. Где-то вдали, почти на горизонте угадывались массивы островов Архипелага, некогда сиявших подобно звездам.

Мужчина вздохнул, нащупав в кармане бумагу, официальный документ, на котором стояла подпись Ордо, и, отвернувшись от панорамы, пошел прочь, к флаеру. Оставалось совсем немного времени до полуночи, времени, что он назначил себе для визита в «Каммо». Существовало еще одно дело, один маленький пункт, выполнение которого он назначил на этот вечер, на эту ночь.

«Прости меня, Хэлдар», — усмехнулся он про себя, вспомнив смуглого как цыган, дерзкого игрока, любящего роскошь и блеск, самовлюбленного и свято верившего в свою исключительную гениальность. Вспомнил узенькую тропу около самого обрыва. Двух человек напавших на него и третьего, что прятался в кустах. Вспомнил слова, что выдавил из себя этот невероятнейший наглец, стоило лишь преследователю перебороть себя и остановиться. «Я вам еще понадоблюсь, — прошептал тогда Хэлдар трясущимися губами, стараясь казаться уверенным в себе, даже не понимая, как он, в сущности, прав, — Я вам нужен».

«Нужен», — подумал Да-Деган, достав из кармана бумагу и разглядывая быструю роспись Ордо, которой он признавал за Хэлдаром неоплаченные вовремя долги, превышавшие все его состоянии, а так же распоряжение, суть которого сводилась к тому, что господин гениальный изобретатель поступает в полное распоряжение Да-Дегана Раттеры, до тех пор, пока тот не посчитает его долги погашенным полностью.

Вспомнилось недовольное лицо Ордо, когда он ставил свою роспись под этим документом, морщины проступившие на нахмуренном лбу, усталый вздох, слова сказанные негромко, но весьма выразительно. Видимо, у Ордо уже не осталось сил и терпения, необходимых, что бы гасить невероятные долги Хэлдара, и не было желания его уговаривать остановиться. Впрочем, он удивлялся более тому, что у Ордо терпение лопнуло только сейчас, а не год и не два назад.

Вздохнув, вельможа слегка пожал плечами, переходя на быстрый шаг, и зашагал к посадочной площадке, на которой оставил свой флаер. Времени оставалось немного. Он поплотнее запахнул плащ, подумав о том, что хотелось бы, ох бы как хотелось попасть в горы. Увидеть лицо Иланта, Рэя, Лию, поговорить с ними, откровенно и обо всем, наверное, и он надеялся, только они бы смогли понять, простить и согласиться. «Иного выхода нет, — напомнил, заставляя себя забыть о сомнениях, — и не зачем искать себе оправданий».

В душной атмосфере «Каммо» плыла музыка, осязаемая, как дым, что плыл в вышине под потолком. Остановившись около бассейна с золотыми рыбками, вельможа осмотрелся. В этот вечер кабак был полон, и смех заглушал слова песни, несшейся откуда-то из выси.

Он, улыбнувшись, посмотрел на ленивых царственных созданий, что передвигались, едва шевелив плавниками, рыбья чешуя горела жаром, отсвечивала золотом и огнем. В движениях медлительных, неторопливых не было видно избытка сил, только лень. Этим рыбкам не было нужды торопиться. Исключительно декоративные создания получали свой хлеб исключительно за эту внешнюю декоративность.

Малышка Риа подошла и встала невдалеке, их разделяло только два-три шага, так что можно было почувствовать запах ее духов, услышать дыхание, и как в первый раз, тогда, он поразился ее удивительной несовременности, чему-то, что говорило о принадлежности ее совсем другим мирам и эпохам.

Поджав губы, он посмотрел на нее, отмечая, что жизнь в атмосфере «Каммо» не вымыла ничего из ее облика. Впечатление оставалось тем же, что и в первый раз, в тот день, когда он ее увидел. И сожаление всё так же не проходило, словно болезнь, которой он давно должен был переболеть, оно каждый раз вспыхивало вновь, стоило лишь встретиться с ней.

70
{"b":"2597","o":1}