ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Отдел продаж по захвату рынка
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Роман с феей
Связанные судьбой
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Тарен-Странник
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Сильное влечение

Да-Деган жестом попросил его замолчать, присев на стул подвинул к себе карты, внимательно разглядывая местность окрест. Потом прикрыл глаза и попытался вспомнить

Небо Софро над головой, сады, цветущие в ночи, фонтаны, статуи, ощущение неведомого волшебства, взгляд, что явственно чувствовался кожей.

Обернувшись, он увидел женщину, что стояла, скрытая тенью, прислонившись спиной к шероховатой коре. Скупо поблескивал шелк ее одежд, переливался радужными сполохами, образуя рисунок, постоянно менявшийся, как меняется волна плещущая под солнцем, то на нем зацветали цветы, то поблескивали звезды. Капюшон, наброшенный на голову, скрывал черты лица, но волосы выбивавшиеся из-под него сияли серебром.

Она поманила его жестом руки, так просто и значительно, что он подошел. Отчего-то не смог не подойти. И навсегда осталось в душе ощущение значимости момента и невозможности отстраниться от этого наваждения, которое распространялось вокруг.

Глядя на нее, он не слышал шума в садах, смех и птичьи трели словно бы стерлись, отступили на второй план. Рядом же была только она. Ее глаза, опушенные ресницами, сиявшие под капюшоном. Ее губы, сложившиеся в приветливую улыбку. Касание ее руки — теплое и неощутимое.

Он не слышал ее слов, наверное, виной было все то же затмение, но знал, что должен идти за ней и потому шел, не глядя по сторонам. Он прошел вслед ей несколько аллей, ступил на лестницу, ступени которой казались сложенными из созвездий. Чуть впереди по ступеням скользил шлейф ее платья, на котором так же сияли отражения созвездий, узоры призрачных звезд, переплетались линии. И был в этом ритм, несший с собой чувство неземной гармонии, и это наваждение, этот гипноз, рождал ощущение нереальности. Словно все происходило во сне, в мечтах, но не в реальном мире.

Там, куда она привела его, мягко кружили золотые шары, как осенние лисья, гонимые ветром, плыли, качались, распускались цветами. И ощущение бесконечного пространства окружало со всех сторон.

Из темноты, из ниоткуда выдвинулась фигура, закутанная в темный плащ. И он с удивлением узнавал свои черты у этого незнакомца — тонкие черты лица, хитрый прищур глаз, нечто лисье и веселое одновременно. Двойник повторял его движения, так же шел следом за женщиной, что бесшумно скользила по рисунку созвездий под ногами.

Этот зал полный темноты и света казался странным, словно составленным из множества зеркальных плоскостей, в которых отражалось и множилось происходившее вокруг. И в какой-то момент оказалось, что двойник не один, что вокруг множество таких знакомых и таких разных лиц. И только женщина все так же оставалась одна.

В какой-то момент она остановилась, прекратив движение, обернулась и посмотрела на гостя, легким движением откинув с головы капюшон. У нее было неправильные черты, но ощущение невероятной красоты, что исходило от нее не прошло. Черты лица незнакомки были удивительно гармоничны, даря неизъяснимую прелесть, которой он не видел и в классически-правильных лицах красавиц. У нее было такое одухотворенное лицо, что оставляло ощущение сияния, как от солнца и взгляд, даривший тепло.

И вновь она чуть улыбнулась, и он почувствовал шок, поняв, что она так же нереальна, как и его двойники, что она подобна отражению звезд, дрожащему на поверхности воды.

В ее глазах, в ее лице отражалось все происходящее вокруг, словно она была причудливым отражением на поверхности зеркала. А она поняла это, слегка качнула рукой и исчезла. Сразу, там, где стояла она, осталась только вспышка света, переливающаяся синью и голубым капля света, сияния, замершая в скольжении вниз? вверх?

А ощущение взгляда, который кто-то невидимый не спускал с него, не проходило, и не ослабевало. Этот взгляд смотрел не на лицо, не на внешность, он словно бы проникал внутрь, заставляя и его самого смотреть на себя изнутри, следуя за взглядом. И что-то рождалось, а что-то рвалось, отмирая навсегда. Что-то, чего он не знал о себе до этого дня, проявлялось, и он не мог отстраниться от этого знания, не мог закрыться от него. Не мог, потому что теперь знал и видел.

А потом голос, то ли женский, то ли мужской родился в самой глубине, там, откуда начинались истоки разума, голос принадлежавший ему и совершенно чужой, заговорил с ним мягко и понимающе. «Мы были, — тихо шепнул он, — мы есть, мы будем. Ничто не проходить без следа, и мы не исчезли. Мы были, мы есть, и мы будем с вами. Всегда. Пока существует мир и возможно сущее. Быть может, только так, как это возможно теперь, только памятью о чуде, мечтой и надеждой. Ничем иным мы быть не можем. Хоть сами мы порождены мечтой об абсолютной власти и абсолютном господстве. Мы были, и мы вернемся. Напомни этому миру о нас. О странных Странниках, Аюми....»

Он проснулся в садах, там, где, казалось, встретил незнакомку. Под головой был мох и мягкая трава. Над головой раскинулось пустое, черное небо.

Поднявшись на ноги, он подумал, что этот сон, странный сон, был более чем реален, и так отчетлив, так ярок, как не был отчетлив и ярок ни один сон. Потянувшись, он, встряхнулся и почувствовал, как голос вновь прозвучал, неясный, как далекая песня. Он словно сшивал небо и землю, даль и высь. Прислонившись щекой к шероховатой коре дерева, мужчина усмехнулся сну. И вдруг заметил... след на земле. Его собственный след. И след незнакомки, углубление от ее туфель, полустертый движением шлейфа.

Возвращаясь в реальность, он, вздохнув, посмотрел на Иланта, коснулся ладонью его плеча, привлек к себе, как непослушного подростка, понимая как тому тяжело.

— Так тому и быть, — прошептал он негромко, — если они ушли к Аюми, то с ними ничего не случится, поверь. Им тогда намного безопаснее, чем нам. Хоть мы о них, возможно, никогда ничего не узнаем. А если нет... то узнаем. И достаточно скоро.

Илант, пересилив себя, усмехнулся.

— А разве Аюми существуют? — спросил он, не веря, строптиво, — разве, это не только мечта?

— Они были, — тихо ответил вельможа, — они были. Я верю в это. И верю и знаю. И это не только мечта.

Ис-Шабир тихонечко вздохнула и в который раз за короткую беседу взглянула за окно. Небо хмурилось, нагоняло тучи, чайки носились над волнами и испуганно пронзительно кричали на разные лады. «Нет, — отметила она, — до грозы в Кайринта вернуться не удастся». Потом она перевела взгляд на свои длинные стройные ноги, покрытые бронзовым загаром, которого в солярии на Софро добивалась долго и тщетно, но который прилип сам, стоило только вернуться домой, на Ирдал и несколько дней побыть на свежем воздухе. Созерцание, как ни странно, настроения не приподняло и новеньких мыслей не подбросило.

Женщина, что уютно устроилась в кресле напротив окна, отвечала на вопросы с крайней неохотой, предпочитая отмалчиваться, словно пребывая в полудремотном состоянии.

— Послушайте, Гресси, — повторила она устало, — но хоть о чём-то Ордо вам говорил?

Гресси Кохилла рассеянно подняла взгляд, спокойно улыбнулась и устало пожала плечами.

— По-моему вся Лига знает, что он говорил, если Вы о последнем рейсе «Кана-Оффайн». Неужели мне надо пересказывать все эти небылицы Вам, Исси? Если надо, то я расскажу, хоть более всего на свете в своём отпуске я мечтала отдохнуть. Вы, кстати знаете, что у нас пилотов, подразумевается под словом «отдохнуть»? Нет? Так я объясню — это, значит, забыть о работе и на звёзды глядеть, исключительно наслаждаясь эстетикой зрелища, и не вспоминать о работе, своей или чужой ни под каким предлогом. Если б Вы, Исси, мотались по небесам, как мы, пилоты, клянусь, Вам бы не было дела ни до каких следов Аюми в этом мире. И рассказы Аториса Ордо Вы тоже б слушали вполуха, исключительно, что б не показаться невежливым собеседником.

Гресси поднялась с кресла и подошла к окну ближе, полюбоваться на потемневшие свинцовые волны, накатавшиеся на берег, а Ис-Шабир тихо вздохнула и поняла, что большего из этой упрямицы не вытянуть и клещами.

73
{"b":"2597","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мальчик из джунглей
Ведьмак (сборник)
Могила для бандеровца
Нить Ариадны
Письма к утраченной
Сетка. Инструмент для принятия решений
Миллион вялых роз
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Стигмалион