ЛитМир - Электронная Библиотека

Ис-Шабир слегка качнула головой, улыбнулась застенчиво и мило.

Глядя на поверхность океана, на которой покачивалась мерная зыбь, женщина поежилась, кутаясь в тонкое полотно одежды. Утро выдалось холодным, вечерний дождь и ночь вымыли тепло из воздуха, и потому было так зябко. Забравшись под купол катера, она посмотрела на Эдуэ, и вздохнула.

Возвращение в Кайринта откладывалось. Хотелось спать, но Эдуэ разбудил ее без жалости, и оттого ее вздох маскировал зевоту. Утром, на рассвете пришло сообщение от сенатора. Она прочитала текст и досадливо поморщилась. Она не любила нежданных визитеров, но именно один из их породы, готовился свалиться на их головы с чистых и ясных утренних небес. Ко всему, в послании сенатора присутствовала просьба встретить этого человека на космопорте, а ее не вдохновляла перспектива нестись на Эльбурнат.

Впрочем, она никогда бы не позволила себе проигнорировать просьбу сенатора.

— Ты поспи, — предложил Эдуэ, устраиваясь в кресле пилота, на Эльбурнат придем лишь через три-четыре часа, так что, время есть.

Она недоуменно пожала плечами. Отчего-то, несмотря на дождь и непогодь, вчера вовсе не хотелось спать. Аэко развлекал рассказами о своей буйной молодости и о том, что видел в Закрытых секторах. Она слушала жадно, ловя каждое слово. Эдуэ посмеивался, глядя на огонек, светившийся в ее глазах, на улыбку, и интерес. Сейчас же спать хотелось неимоверно. Склонив голову на плечо, она прикрыла глаза, поблагодарив рэанина лишь одним коротким кивком, и заметив прежде, чем провалиться в объятья сна: «Не опоздать бы».

Проснулась она на подходе к порту Эльбурната, когда катер начал беспрестанно лавировать, обходя лодочки, лайнеры и катера, которых здесь было неисчислимое множество, куда более чем в спокойном и провинциальном Кор-на-Ри.

Солнце пригревало, золотило кожу, его лучи становились все жарче, и, мысленно Ис-Шабир отметила, что день заставит забыть о знобящей прохладе утра.

Эдуэ пришвартовал катер в порту, посмотрел озабоченно на часы.

— Опаздываем? — спросила женщина.

— Пока нет, но надо еще добраться до космопорта.

— Значит, опаздываем, — констатировала она, выбравшись на твердую землю и разминая ноги, — сколько у нас в запасе?

— Десять минут.

Исси по-мальчишечьи присвистнула, и, посмотрев на Эдуэ, отметила, что он ни капли не взволнован. Сама она терпеть не могла опоздания, и ни за что на свете не смогла бы сохранить на лице такую невозмутимую уверенную мину, словно они не опаздывают, а прибыли заранее, минимум, на сутки. За десять минут, нечего и думать, им не успеть добраться до космопорта. Был бы флаер — другое дело. Но флаера не было.

Она с тоской вспомнила Рэну, — из-за малой плотности населения и большой величине площадей флаера на Рэне были самым распространенным транспортом, но здесь, на Ирдале считались роскошью. Впрочем, морские лайнеры Ирдала совсем ненамного уступали им в скорости. Хуже было там, где начиналась суша.

Она вспомнила одну нелепую мечту, которой как-то раз поделилась с Алашаваром, а он назвал эту мечту мечтой лентяя, посмеялся и забыл. Ах, как было бы хорошо не тратить время на перемещения в пространстве. Как было б замечательно, если б можно было перенестись из точки в точку, только пожелав.... «И не мечтай, — одернула она себя, поправив ремешки туфелек, — а топай, как и положено, ножками».

— В центральном зале космопорта было прохладно и пусто. Эдуэ недовольно поджимал губы.

— Я никого не вижу, — недовольно ответил бывший Стратег, — если это чья-то глупая шутка, уши шутнику накручу.

Народа и впрямь было чуть, в основном работники порта, одетые в форму, присматривающие за порядком, женщина в светлом балахоне, стоявшая у окна, парочка влюблённых, не замечавших ничего вокруг себя и не могущих наглядеться друг на друга, рыжий золотокожий мальчишка, подпиравший спиной колонну, да пара граждан в летах, что увлечённо обсуждали проблемы развития науки.

Ис-Шабир оглянулась вновь, в тщетной надежде заметить кого-то, кого не заметила сразу. Эдуэ задержался, отведя в сторону одного из работников порта, учинил вежливый допрос. Мальчишка отлепился от колонны, закинул на руку рюкзак, доселе стоявший у его ног, улыбнулся ей лучезарно и насмешливо, словно с кем-то перепутав.

Ис-Шабир отвернулась, посмотрела за стекло, вдаль, туда, где на лётном поле стояли челноки, готовые перевезти пассажиров на борт лайнера, никогда не касавшегося поверхности планет, а за ними, ещё далее, прятались корабли иного назначения — почтовики, курьерские, несколько штук, неизвестно каким случаем занесённых сюда посудин принадлежащих Даль-разведке, челноки торгового флота.... От их количества темнело в глазах.

— Вы встречающие из Кайринта? — раздался рядом приятный голос.

— Я, — ответила женщина ошеломлённо, думая, откуда мог взяться его обладатель.

— А я — Имрэн.

— Очень приятно.

Обернувшись, отметила, что перед ней тот самый мальчишка, лет двадцати от роду, не более того, рыжий, золотокожий, среднего роста, с улыбкой на лице, сияющий как новая монета.

— Для друзей просто Имри.

Она улыбнулась.

— Простите, вы не путаете?

— Вы из Кайринта?

— Из Кайринта.

— Значит, не путаю.

Его глаза, жёлтые, янтарные, медовые, лучились, словно сияя собственным светом. Улыбка была отчасти снисходительной, отчасти нахальной, отчасти, и в большей мере, искренней.

— Вас послал сенатор? — искренне удивилась женщина.

— Меня попросил побывать в Кайринта сенатор, — поправил юноша, — если у меня будет свободная минутка. Она выдалась.

Исси вздохнула и, глядя в улыбающееся лицо, поняла что выглядит, без сомнения, глупо. Появилось и крепло ощущение, что всё это лишь чей-то дурацкий розыгрыш, если б не послание, подписанное лично сенатором, в этом не осталось бы никаких сомнений. Подошёл Эдуэ, оценил ситуацию, усмехнулся скептически.

— Мальчик, документы предъявишь?

Спросил, словно вылил ушат воды на голову нахала. Имрэн согласно, отчасти довольно кивнул, полез в нагрудный карман, достал удостоверение личности. Эдуэ сморщился, окинул взглядом Имрэна, повертел документы в руках. Ис-Шабир невольно отметила, что мальчишка улыбается довольно и насмешливо.

— Простите, но это не доказательство, — ответил Эдуэ, возвращая документы.

Имри чуть притушил улыбку, сунул руки в карманы шорт.

— Юноша, — вмешалась Ис-Шабир, — может, вы докажете, что Вас прислал Элейдж?

— Бюрократы, — вздохнул Имрэн.

— Без оскорблений, — попросил Эдуэ.

— Я Вас оскорбляю? Я констатирую факты. — изумился юноша.

Эдуэ удивлённо вздёрнул бровь. Имрэн, подмигнув, вновь полез в нагрудный карман, приподнял краешек сияющего всеми цветами радуги пластика, поиграл им чуть, вернул на место. Эдуэ расслабился.

— Сразу можно было сказать? — спросил уже без вызова.

Ис-Шабир толкнула его локтём в бок, Эдуэ поморщился, но не сказал и слова.

— Сразу — не интересно, — ответил Имри, протянул для пожатия руку, уцепил клешню Эдуэ, — а вы — директор?

Эдуэ отрицательно мотнул головой:

— Директор — она.

— Ис-Шабир, — отрекомендовалась женщина. — И, передайте сенатору, что мне дел больше нет, как носиться по Ирдалу, встречая всех желающих полюбоваться на красоты дна.

— Я не желающий. — расплылся в улыбке Имрэн, — Я с большим удовольствием бы провёл день лёжа на боку, это счастье мне почти не достается, но меня просили, очень просили, так, что я не смог отказать.

На сей раз улыбнулся Эдуэ, точнее чуть подвинул уголки губ к улыбке, спросил:

— Вы первый раз на Ирдале?

Юноша согласно кивнул, подумав, пояснил:

— В общем-то, нет, но последний раз это было так давно, что можно не упоминать тот факт, ко всему тогда мой вояж по Ирдалу был поразительно недолгим. Сейчас же я могу задержаться на несколько суток. Будет время посмотреть, каких рыбок наловил Ордо. Кстати, далеко до вашего Кайринта?

79
{"b":"2597","o":1}