ЛитМир - Электронная Библиотека

На улице, пустынной против обыкновения, лишённой зевак и нищих, разгуливал только ветер, рвавший полы плаща, Да-Деган поёжился, поплотнее запахнул одежду. Донтар Арима шёл быстрым уверенным чётким шагом военного, не срезал путь, не плутал по закоулочкам, второй из воинов следовал на шаг поотстав, и трудно было понять, что символизирует их присутствие, — почётную свиту или полицейское сопровождение. До дома Ордо и впрямь было недалеко, но Да-Деган никак не думал, что поведут его туда. Видимо, встреча планировалась неофициальной, и никто не собирался её афишировать.

Он с сожалением посмотрел на заброшенный, заросший сад, до которого никому не было дела; длинные плети роз стелились прямо по земле и алые измельчавшие цветки казались каплями крови, выступившими на пожухлой листве. Да-Деган вздрогнул от неприятной ассоциации и, подняв взгляд, внезапно увидел злобное торжествующее лицо генерала Энкеле Корхида.

— Добрый день, — прошипел генерал, проходя мимо.

Да-Деган коротко и высокомерно кивнул, такая встреча предвещала мало хорошего и кучу проблем, но он не позволил себе и на минуту потерять самообладание. «Хорошо смеётся тот, кто смеётся последним, генерал, — подумал он сумрачно, — и я постараюсь сделать всё от меня зависящее, что бы последним смеялись не вы». Он вошёл вслед за Донтаром в старый, некогда уютный, дом, и вздохнул. Обстановка была всё та же. Не изменилось ничего, только вещи, всё так же занимавшие прежние места, постарели и обветшали.

— Ордо так и живёт здесь? — тихо проговорил Да-Деган, словно опасался неосторожным словом вспугнуть эхо, чувствуя удивление и растерянность.

— А где ему жить? — в тон, тихо откликнулся офицер.

— На Рэне много приятных мест.

Офицер пожал плечами и так же осмотрелся. В сравнении с особняком, принадлежавшим некогда певцу, а теперь — Да-Дегану, дом Ордо казался пуст, неловок и неуклюж, хоть здесь не велись работы, и не носилась в воздухе пыль. Не хватало уюта и обжитости, свойственных домам.

— Ордо не ищет для себя приятностей, — заметил офицер, — а мне так кажется, что вы несправедливы к нему.

Да-Деган вздохнул.

— Как тебя зовут?

— Онге Уитэ.

— Послушай, Онге Уитэ, скажи мне, что, по-твоему, является справедливостью, — проговорил Да-Деган чувствуя, что не может спокойно стоять и молчать. Удивление прошло, гнев и злость бурлили в душе, поднимая пену и муть, — то, что благодаря этому проклятому бунту господа контрабандисты вытирают об рэан ноги, не стану спорить, как те того и заслужили? Или то, что над нормальными, обычными, порядочными людьми издеваются подлецы вроде Корхиды? Скажи мне, за какой такой грех меня засадили на четыре года в форт? Что и кому плохого я тогда сделал? Кому угрожал? Я четыре года мок, стоя по пояс в ледяной воде, во время каждого прилива. Я метался из угла в угол, едва не сходя с ума. Я проклинал всех и вся, боясь больше никогда не увидеть солнечного света, я бился головой об стены, и был безмерно рад видеть любое человеческое лицо, пусть даже лицо тюремщика, а визитами меня не баловали. Что ж ты замолчал? Скажи мне, это — справедливо?

Юноша посмотрел недоверчиво.

— Этого не может быть. — холодно заметил он.

— Ну да, — тихо прошептал Да-Деган, — я просто оговариваю Ордо из чувства мести.

Вельможа усмехнулся невесело, прищелкнул пальцами и отвернулся к окну, приготовившись ждать, но ожидание продлилось недолго; он услышал быстрые уверенные шаги и голос Донтара Арима произнёсший:

— Господин Ордо ждёт вас.

Да-Деган прошёл за военным, на мгновение остановился у тяжёлой двери, невольно вздохнул, надеясь, что вздох останется незамеченным, и удивлённо отметил, что как когда-то, очень давно, сложил пальцы левой руки в охранный знак, призывающий отогнать всякое зло. «Смешно, — одернул себя мужчина, — и нелепо, верить, как ребёнок, в то, что знак по-особому скрещенных пальцев в состоянии изменить мир». И перешагнул порог.

Ордо стоял у окна, вполоборота к двери и курил. Таганага, невысокий и в самом деле более похожий на несовершеннолетнего мальчишку, нежели на воина, нашёл себе незаметный уголок, и, хоть Да-Деган его не сразу увидел, присутствие почувствовал кожей.

— Проходи, — предложил Ордо, — садись, поговорим.

Да-Деган слегка усмехнулся, в голосе Ордо не было нажима, не было злости, было какое-то поразительное равнодушие, словно он обращался к вещи, а не человеку.

— Рад тебя видеть, Аторис. — проговорил Да-Деган, присаживаясь в кресло, — Я зачем-то понадобился?

Ордо скупо кивнул, бросил сигарету в пепельницу и обернулся к вошедшему.

— Ну, сначала я хотел бы тебя поблагодарить.

— За что? — с вызовом спросил Да-Деган.

— За Таганагу.

— Пустое, Аторис, — проговорил негромко, и скромно опуская взгляд, — это не стоит благодарности.

Ордо удивлённо поднял взгляд.

— Вот как?

Да-Деган кивнул. Ордо недоверчиво хмыкнул, внимательный пристальный взгляд быстро обежал фигуру визитёра, задержался на затейливой причёске, на изумительных ирнуальских шелках, задержался на лице; на несколько мгновений взгляды скрестились

— Ты изменился, — констатировал Ордо твёрдо, — даже более чем мне об этом докладывали. Стал похож на чучело.

Да-Деган отмахнулся лёгким жестом холёной руки.

— А ты всё тот же, — заметил невзначай, — всё так же грубишь старшим.

— А ты всё так же пытаешься мне указывать на мои ошибки, — ответил Ордо, — не боишься?

— Зачем я тебе понадобился? — спросил Да-Деган холодно, — что б вспоминать о прошлом?

— Нет. — заметил Ордо, и вдруг, взорвавшись, заговорил быстро, громко и зло, — Я, кажется, предупреждал, что не хочу больше ни знать о тебе, ни видеть тебя, и не вспоминать. Или комендант форта Файми плохо понял моё поручение и забыл тебе об этом сказать?

— Комендант форта Файми понял тебя прекрасно, и довёл до моего сведения, что б я не смел попадаться тебе на глаза. — ответил Да-Деган, — И я честно пытался выполнить эти требования. Разве я пришёл сам? Меня привели.

— Ты заставил меня о тебе вспомнить!

Да-Деган легко, по своему обыкновению, пожал плечами и заметил бешенство стоявшее в глазах Ордо.

— Мне нужно было сдохнуть? — спросил Да-Деган тихо и прямо, выдерживая полный бешенства взгляд, — Тебя б, конечно же, гораздо больше удовлетворило, если бы мой труп нашли в кустах с перерезанным горлом, ты б тогда вздохнул с облегчением. И руки б остались чистыми.

— Ты с ума сошёл! — гневно заметил Ордо. — Если б мне нужен был твой труп, то тебя бы придушили ещё в форте! Но я надеялся, что ты уберёшься прочь. На Ирдал, к примеру.

Да-Деган скривил губы.

— На Ирдал, — заметил он ядовито, — Аторис, господа контрабандисты требуют хорошую сумму за рейс на Ирдал. В тот день, когда меня выпустили, деньги не оттягивали своей тяжестью мой карман. У меня не было ни монетки, ни места куда податься. Спасибо, мир не без добрых людей, и нашёлся дом, в котором мне предоставили ночлег, кусок хлеба и кружку воды. Но не тебя я должен благодарить за это. Хотя, если честно, я до сих пор не могу понять, за что, почему, меня отправили в форт. Думаю, перебираю прошедшие дни и не могу понять. Может быть, ты объяснишь?

Ордо замолчал, видно было, как кисти рук сложились в кулаки, но он переборол себя и устроился в кресле напротив.

— И это мне говорили, — заметил он, — что ты обозлился на весь свет.

— Донтар Арима?

Ордо усмехнулся.

— Ты у нас известная личность, — отметил он, — тебе не все контрабандисты осмеливаются указать на место, так что Донтар Арима ни при чём. Он, правда, хотел на тебя нажаловаться, но я предпочёл сначала побеседовать с тобой. Сам, лично. Вижу, слухи правы. И по-хорошему нам не договориться.

Да-Деган вопросительно поднял бровь, потом перевёл взгляд на собственные руки, разглядывая розовые ногти, думал.

— Дагги, ты хочешь назад в форт? — спросил Ордо неожиданно.

— Я не люблю, когда меня называют «Дагги», — заметил рэанин холодно, — прошу тебя, Аторис не коверкать моё имя, по-моему «Да-Деган» звучит куда лучше.

8
{"b":"2597","o":1}