ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Радикальное Прощение: 25 практических применений. Новые способы решения проблем повседневной жизни
Бог пива
Как стереотипы заставляют мозг тупеть
Унесенный ветром. Удерживая маску
Странная погода
Французское искусство домашнего уюта
Сад камней
В объятиях самки богомола
Бизнес из ничего, или Как построить интернет-компанию и не сойти с ума

— К полудню будем там.

Мальчишка стрельнул глазами, рассмеялся.

— Досадно, — заметил он, — у меня всего-то трое суток. Ладно, поспешим.

Он удивлённо осматривался всю дорогу до морского порта, разглядывал море и небо, улыбался чему-то своему. На дневном свете его рыжие космы казались пламенем, особенно когда их трепал ветер. Ис-Шабир рассматривала его украдкой и удивлялась.

Ранее ей казалось, что она, живя на Ирдале, видела все возможные оттенки рыжих волос — желтоватые, оранжевые, коричневатые, как кора деревьев, откровенно красные, но приходилось признать, что такую шевелюру не видела никогда. На голове Имрэна разом сосуществовали десятки всевозможных цветов и оттенков, смешивались в невообразимый коктейль и общий тон шевелюры можно было сравнить разве что с огнём, живым, колыхающимся пламенем. Больше — ни с чем.

Да и он сам был схож с огнем, порывистым, раздуваемым ветром, пламенем. Огненная живость проявляла себя в жестах, в движениях, в быстрой смене оттенков эмоций, проступавших на лице. И от этого он казался еще более юным, чем тогда, когда женщина увидела его первый раз. Казалось, будто рядом вышагивает самоуверенный подросток. «И зачем его послал Элейдж? — спросила Исси себя недоуменно, — ну и что с того, что мальчик носит кабран Стратега. Это — ребенок. Это видно сразу, и это очевидно для всех».

Имри внезапно посмотрел в ее лицо, словно прочитал мысли, качнул головой, словно удивляясь, усмехнулся, родив в головке Ис-Шабир смущенное раскаяние, как извинение за нелепую мысль. Она невольно пожала плечами, как всегда, когда что-то загоняло ее в тупик, и мысленно отметила, что этот юноша вызывает кучу вопросов.

«И все же, — подумала она вновь, — зачем его послал в Кайринта сенатор?» Имрэн не казался серьезным и внимательным, иногда в его лице проскальзывало выражение, что делало его похожим на блудливого хитрого котяру, себе на уме, а себя, она чувствовала это, — и это было неприятнее всего — синицей, которая нечаянно попала тому в лапы.

Что б избавиться от постоянного наблюдения за собой, Ис-Шабир решила, что назад катер поведет она сама. Мальчишка устроился на сидении рядом с Эдуэ, и Ис-Шабир почувствовала, что рэанину не знать покоя до самого возвращение в Кайринта. То, что Имри склонен к расспросам, чувствовалось, даже если не смотреть в его лицо.

Заложив широкую дугу, она вывела катер на чистую волну, уходя от города, порта, прочих судов. Катер летел птицей, послушный рулю. Она любила ощущение полета, рождавшееся в стремительном движении навстречу горизонту, свободному парению над водой. Любила оттенки сини, густые и прозрачные, словно нарисованные талантливым художником, сочетание сини моря и ультрамарина неба, сияние волн в сете солнечных лучей.

— Мне хотелось бы знать, что за исследования в Кайринта вы проводите. То, что там находятся вещи, по всей видимости, собранные во время последнего рейда «Кана-Оффайн» я уже слышал, — проговорил Имрэн сухо, — как и то, что за несколько лет работы центра я не слышал, что был поставлен хоть один успешный эксперимент.

Ис-Шабир невольно поежилась, чувствуя, что такое начало предвещает слишком мало хорошего в дальнейшем. Эдуэ тихонько кашлянул.

— Извините, — проговорил он, — но не кажется ли вам, что если эти вещицы сумели выдержать взрыв космического корабля, разгерметизацию, быстрое охлаждение до температур, близких к абсолютному нулю, воздействие радиации и прочий набор столь же экстремальных воздействий, то к ним не так легко подступиться?

— И сколько вы намерены к ним подступаться? — усмехнулся Имри, — вечность? Две?

— В Кайринта вам выдадут журнал исследований, — заметил Эдуэ, — в котором записаны все проводимые эксперименты и опыты. Но что поделать, если все они не увенчались успехом. Даже пучок нейтринного лазера словно натыкается на непреодолимую преграду. Про все остальное я помолчу. Эти вещи совершенно инертны ко всем воздействиям. Наши исследователи хватаются за голову, многие готовы уйти из Кайринта. Если вы думаете, что эти годы мы не перепробовали все, что могли, то вы ошибаетесь. Даже более того, но....

— По независящим от вас причинам, — сухо заметил Имрэн, — сделать ничего не удалось.

Он замолчал и на некоторое время в кабине катера, летевшего над волнами, воцарилась тишина, нарушаемая лишь едва слышной работой двигателя, да шумом волн. Ис-Шабир тихонечко вздохнула, мысленно поблагодарив Эдуэ за то, что он взял первую атаку на себя. Сама она, наверное, не смогла б ответить настоль спокойно, не раздражаясь.

Никому на свете она не хотела признаться в этой неудаче. Но что поделать, Эдуэ был прав, люди готовы были уйти из лабораторий, просто потому, что не хватало сил. Если б был хоть один эксперимент, что не окончился неудачей, то, вероятно, это совсем по другому действовало на людей. А то, что они сейчас делали, Ис-Шабир мысленно сравнивала с попытками в одиночку перевернуть хребет Аммэ Гербети, установив его вершиной вниз.

Вещи Аюми, как называли их все в Кайринта, сокровища Странников, так и не поддавались попыткам их понять. Наверное, если и было в них сходство с творениями людей, было оно только поверхностным. Конечно, изящные статуэтки, имели формы людей, лица людей, но оставалось загадкой, были ли сами Аюми людьми. Она моталась по планетам, пытаясь выспросить, вытянуть все, что можно из памяти тех, кто видел флот, надеясь, что детали, быть может, помогут нарисовать картину целого и разбить эту стену, невидимую, но так и не преодоленную. «Дали Небесные! — подумала она сокрушенно, — но неужели нет никого, кто б мог разгадать эти ребусы, дать отгадки, или, хотя бы, подсказку. Одну, больше мне не надо».

Имри сидел на пляже, прибой накатывался на песок, касался его голых ступней и отступал назад. Ис-Шабир поёжилась. Всю дорогу от Эльбурната до Кайринта в его обществе она чувствовала себя более чем неуютно, и не проходило ощущение, будто он наблюдает за ней исподтишка, как кот за глупой мышью, так угораздило с ним встретиться и вечером. Поплотнее запахнув куртку и туго затянув пояс, она подошла и встала рядом, не желая дать понять, что избегает с ним встречаться.

— Добрый вечер, — проговорил Имри, не отрывая взгляда от морских волн.

Где-то вдалеке пронёсся над океаном, сияя огнями, лайнер, скрылся за горизонтом. Вторя, по небу пронеслась огненная искра метеора. Волны набегали неторопливо и неспешно, шуршали по мелкому белому песку.

— Эдуэ выдал вам журналы? Я его просила. — спросила Ис-Шабир негромко, словно желая, что б он не услышал.

— Выдал, — отмахнулся Имрэн, пригладил ладонью мокрый песок, — просмотрю с утра. Садитесь, — предложил ей.

— Зачем?

— Полюбуемся. Вечер-то какой.

— Здесь все вечера такие.

Он поднял на неё удивлённый взгляд. Глаза чуть блестели в полумраке, и угадывалась улыбка в уголках чуть полноватых губ. « Телёнок, — подумала она, — смазливый, глупый ветреный телёнок, ну и нахал, каких поискать».

— Ну нахал, — отозвался он миролюбиво, — ну ветреный, ну телёнок, но глупый — уже слишком!

Было темно и прохладно, может быть, оттого она не сгорела от стыда, но надо ж было забыться, что б вслух произнести тайные свои мысли!

— Простите, Имрэн, — проговорила устало, — день выдался сложный.

— Я не обижаюсь, — отозвался он, — не думайте, что я обидчив.

Он вновь отвернулся к морю, неспешно и лениво накатывавшему на берег. Где-то лениво и так же неспешно пели цикады, вторя гулу прибоя.

— Здесь красиво, — проговорил негромко, голос сливался с голосом моря, тонул в нём, но слова она расслышала, несмотря на шумовую завесу, на дыхание прибоя и пение цикад.

— Красиво, — отозвалась эхом. — На Ирдале везде красиво.

Он кивнул соглашаясь.

— Не успели изуродовать планету, — заметил устало, — на Рэне совсем не то. Вы были на Рэне?

— Была, — отозвалась Ис-Шабир, — но давно.

— Да и я тоже. — откликнулся он. — Повезло рэанам, что с иными цивилизациями они встретились раньше, чем вымерли. А ведь такое могло быть. Потравили свою планету они изрядно, если б не помощь Лиги... — он тихонько присвистнул и провёл ребром ладони под шеей, — им крышка.

80
{"b":"2597","o":1}