ЛитМир - Электронная Библиотека

И понимая, что ниточка рвется, Юфнаресс вновь заглянул в темные, как ночь, очи Хозяина Эрмэ. Понимая, что отступать некуда, что если он пришел сюда, то должен сделать то, что должен, то из-за чего, сорвавшись с Софро, примчался в мир ... ему уже чужой и чуждый.

Чувствуя странное, поразительное равнодушие ума и чувств, отстраненную холодность еще миг назад бешено скакавших мыслей он поднялся с колен, и, понимая, что нарушает веками сложившийся этикет, шокирует и совершает нечто запретное, медленно пересек разделявшее его и Императора пространство в несколько шагов и несколько ступеней. Опустив взгляд, вновь опустился на колени у самых ног Императора, чувствуя, что напряжение растет, что воины наготове, и стоит ему лишь малость ошибиться, то, по знаку Императора, эти дьяволята разорвут его в клочья. И что этот знак может последовать в любой момент, и за любым действием. Понимая, что сделал он для этого многое.

Но эта мысль не остановила. Разглядывая ворсинки ковра у ног Императора, Юфнаресс подумал, как все происходящее похоже на фарс, и как было б это смешно, если смотреть на это лишь как наблюдателю, не участвующему во всей этой суете.

Стоя на коленях, он ждал, ждал терпеливо и покорно, не позволяя прорваться наружу буре чувств, хоть эта поза покорности и смирения, от которых он отвык, была противна самому. Но позволить заметить это никому из присутствующих здесь он не мог. Тем более Хозяину.

Он лишь надеялся, что Император поймет, догадается, что раз он нарушил этикет, то есть достаточно веские причины, заставившие его действовать именно так. И что не преминет выслушать и узнать их. Не рубя с плеча.

— Встань, — услышал он голос над собой и только тогда поднялся, все еще не решаясь поднять взгляда и посмотреть в лицо Императора.

В зале прошелестел сдержанный шорох вздохов. Он спиной чувствовал любопытство в этих взглядах, его разглядывали, словно забавную зверушку, диковину, невидаль. Он знал, что ни от кого в этом зале не скрыть ни его происхождения, ни его положения.

Для всех он был рабом. Удачливым рабом, что смог подняться над своим положением, оказав некие услуги Империи. Услуги, достаточно значительные, что давало ему право находиться здесь, в одном зале с Императором Эрмэ. Но недостаточно значительные, что б подойти и встать рядом, вот так, как сделал он.

Император смотрел на него пристально, разглядывая, пытаясь разгадать, откуда у раба взялась вот эта дерзкая, оскорбительная смелость, эта решительность, и что за этим стоит.

— Что ты хочешь? — спросил наконец Император, и Юфнаресс тихо, облегченно вздохнул.

— Разговор на пару минут, — проговорил, все еще сохраняя робость, — один на один. У меня новости из Лиги, которые заинтересуют Вас.

Император посмотрел с любопытством, в темных глазах промелькнула заинтересованность. Он вновь исследовал Юфнаресса, и вдруг, неожиданно для всех отвернулся и пошел к двери, ведущей в другие покои. За ним потянулись воины — пара воинов, что были так непостижимо похожи на него, и друг на друга. Хозяин Эрмэ остановился у двери и, глядя на оторопь на лице Юфнаресса, усмехнулся и поманил рукой.

Ступая осторожно, словно ноги были босы, а по полу кто-то рассыпал битое стекло, Юфнаресс последовал за ним.

В покоях было тихо, пусто. Воины растворились в складках драпировок, которыми были завешены стены и их не смог бы отыскать даже самый внимательный взгляд. Иллюзия уединения была полной, а атмосфера уюта располагала к покою.

Император расположился на низкой тахте у окна и смотрел испытующе, упрямо и в этот миг как никогда было видно, что он не только Властитель, но и воин. От него волнами исходила опасность, темные глаза горели лихорадочным, звериным огнем, полыхали из глубины зрачков злой зеленью.

— Не молчи, — проговорил он угрожающе, — не мямли. Если у тебя есть причина, которая заставила тебя сорваться с Софро, то скажи ее. Если нет, то ты будешь наказан. Ну?!

Юфнаресс тихо вздохнул, понимая, что при любом раскладе очень просто потерять голову. Нельзя постичь, какие мысли вьются в голове Императора, нельзя понять ни настроения, ни чувств. Нельзя угадать какое слово заденет, а какое разозлит, ибо не рабу дерзко смотреть в его лицо, в его глаза, ища там ответа. И, значит, надеяться можно только на чудо.

— Тебя прислала Локита? — проговорил Император, и в его голосе Юфнарессу почувствовался сдержанный рык.

— Нет, — ответил он, — я осмелился приехать сам. И о том, что я вам скажу, она не знает. Потому, если б она знала, я б не доехал до Эрмэ. Она не считает меня способным, — он поднял взгляд и впервые прямо и открыто, жаля, посмотрел в лицо Императора, — не способным нарушить ее приказ. Простите мне эту дерзость, — поспешил проговорить он, видя, как гнев отражается в лице Императора, — ибо я не могу стоять и смотреть, как она плетет интриги против истинного повелителя Империи. Вы знаете, я был ее доверенным лицом, но она слишком далеко зашла в своих планах, что б я мог продолжать повиноваться ей. Не знаю, что Вы думаете о ней, но она сама полагает, что стоит ей захватить для Империи Лигу, как необходимость в ее услугах отпадет, и она будет забыта, или устранена. Конечно, каждый из Властителей мечтает о троне. И она смеется, утверждая, что может безнаказанно вершить свои дела, плетя интриги, пока существует Лига и существует Эрмэ, пока не существует Великой Империи. Так вот, она не собирается ждать, пока вы уничтожите ее. Она сама желает убрать Вас, что б занять трон Империи. И сделать это до того, как миры Лиги станут принадлежать Эрмэ. Она говорила об этом со мной. Говорила прямо, предлагая не мало за помощь, за риск. И убеждала, что откажись я, то уничтожат и меня, когда я перестану быть нужен.

Император цинично усмехнулся. И глядя в его глаза, Юфнаресс внезапно почувствовал, как его охватывает ужас, холодный липкий ужас, лишая решимости, лишая уверенности в том, что слова эти были необходимы. Слишком уж явственная, заметная ирония читалась на лице Хозяина. И бешенство. И ненависть.

Император помолчал несколько минут, поднявшись, подошел близко. Усмешка так и не сошла с его темного, мрачного лица. Она застыла как приклеенная, и оттого становилась не по себе. И вдруг, неожиданно, Юфнаресс отчетливо понял, что Хозяин Эрмэ отнюдь не высок, и что ему самому приходится смотреть сверху вниз... Император все так же молча покачал головой, и, ухватив за темные вьющиеся пряди, заставил Юфнаресса опуститься на колени. Оттолкнув его от себя, он поджал губы, и все так же, молча, прошел из угла в угол.

— Надеюсь, ты можешь доказать, — проговорил Император глухо.

Юфнаресс потерянно покачал головой.

— Такие вещи не говорят при свидетелях, — ответил он, — может, она и еще кому предлагала то же самое, но мне об этом неизвестно. Когда Леди сказала, что претендует на трон, нас не могло слышать ни одно существо. А я не ждал такого предложения.

Император вновь прошел из угла в угол, медленно меряя шагами комнату. Глядя на него снизу вверх, отслеживая шум его шагов, Юфнаресс чувствовал, как к горлу подкатывает ком. Но страх уже ушел. Страха не было. Был покой и ожидание, равнодушное ожидание...чего? Он не знал. Император остановился рядом, за его спиной.

— Что еще она говорила? — тихо и вкрадчиво прозвучал голос Императора, красивый нежный голос, что ласкал слух, отнимая волю, голос, которому невозможно было сопротивляться, словно в этом голосе жила особенная, отнимающая волю магия. — Что еще предлагала? Конкретно, быстро, правду!

Юфнаресс судорожно вздохнул. Он и сам понимал, что нельзя лгать. Любой Властитель сразу почувствовал бы ложь. Можно было недоговаривать, умалчивать, но лгать, ни в коем случае, было нельзя. Даже если б в нем могло еще жить желание сказать ложь. Он на мгновение собрался с силами, и вдруг, словно наяву увидел перед собой лицо Элейджа, его умные проницательные, добрые глаза, смотревшие с легким сожалением, образ, несший поддержку и помощь.

«Человек может все, — проговорил Алашавар, — и вынести любую боль, и разорвать цепи рабства. С чего ты взял, что есть то, чего сделать нельзя? Из-за того, что тебя только и учили, что есть сотни и сотни ограничений? А кто-нибудь, когда-нибудь, говорил ли тебе, что нет предела мечте? И нет предела воплощению мечты. Если хочешь, значит, уже можешь. И не верь никому, кто пожелает доказать обратное».

95
{"b":"2597","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
Душа моя Павел
Преступный симбиоз
Странная привычка женщин – умирать
Ведьмак (сборник)
Под северным небом. Книга 1. Волк
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
След лисицы на камнях
Заповедник потерянных душ