ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да.

— Что он сказал?

— Ничего хорошего. Визу больше не хотят продлевать, и, как только завершится турне, мне придется уехать.

— Из страны?

— Очевидно.

— Вот сволочи.

— Именно. То же самое и я сказал, да еще ввернул пару едких выражений, — он улыбался ей через полуоткрытую дверь ванной. Беттина вскоре выключила душ и, завернувшись в полотенце, возвратилась в комнату. На голове у нее тоже было намотано полотенце.

— Что же ты теперь будешь делать? — участливо поинтересовалась она. Беттина знала, как ему хотелось остаться в Штатах.

— А что я могу, любимая? Уеду. Он недовольно пожал плечами и начал глубокомысленно созерцать содержимое кофейной чашечки.

— Если бы я могла чем-нибудь помочь тебе, Энтони.

— Боюсь, что ты мне ничем не поможешь. У тебя уже есть муж, — криво усмехнулся Энтони.

— При чем тут мой муж? — удивилась Беттина.

— Я бы мог остаться здесь без труда, если бы женился на американке.

— Ну и женись на ком-нибудь. Потом сможешь быстро получить доминиканский развод. А что, неплохая мысль?

— Все немного сложнее. Я должен прожить с женой хотя бы полгода.

— Ну и что? Найдется какая-нибудь. Энтони покачал головой:

— Боюсь, что нет.

— Тогда придется кинуть клич. Посмеявшись вместе с Энтони, Беттина опять исчезла в ванной. Вышла она оттуда в бирюзовой шелковой блузке, белой льняной юбке и черных кожаных босоножках на высоком каблуке. Жакет был переброшен через руку. Энтони, глядя на нее, не мог не улыбнуться — до того свежо и по-летнему она выглядела.

— Сегодня ты очень красивая, Беттина, — сказал Энтони с чувством, в котором присутствовало уважение, восхищение и удовольствие.

Позже, по дороге в аэропорт, он поинтересовался:

— Кстати, как твой муж? Не собирается навестить тебя?

Беттина неохотно покачала головой.

— Айво считает, что в этом нет смысла, раз мы лишены выходных. Думаю, он прав.

Она не стремилась развивать эту тему, и они молчали до самого аэровокзала. Затем наступила суета посадки в самолет, в котором они расположились на соседних креслах — Энтони раскрыл журнал, а Беттина углубилась в книгу. Время от времени он говорил ей что-то вполголоса, а она хихикала и тоже иногда обращалась к нему, читая вслух забавные места из книжки. Человеку, не знакомому с ними, они показались бы мужем и женой, уже не первый год состоящими в браке.

Аэропорт Сан-Франциско был похож на все остальные: огромный, раскинувшийся, переполненный и суетливый. Специальный автобус доставил их в город, а там уже каждый сел в такси, чтобы добраться до гостиницы. Беттина стиснула зубы, готовя себя к очередной встрече с отвратительным гостиничным номером, но когда такси остановилось, она в изумлении увидела перед собой не стандартный пластиковый отель, что следовало ожидать, а небольшой, во французском стиле, расположившийся на холме пансионат с захватывающим видом на бухту. Здание выглядело по-домашнему уютно и совсем не было похоже на гостиницы, в которых привыкли останавливаться разъезжие артисты.

— Энтони! — воскликнула Беттина, удивляясь и радуясь. — Мы не ошиблись адресом?

Она выбралась из такси и теперь осматривалась по сторонам со смешанным-чувством удовольствия и страха.

— Давай подождем наших, — предложила она Энтони, расплачивавшемуся с водителем. У нее вдруг улучшилось настроение, хотя она не могла понять, почему Энтони так странно смотрит.

— Сюда никто не приедет, Беттина, — негромко сказал он.

— Почему? — смущенно спросила Беттина, отказываясь что-либо понимать. — Где же все?

— Как обычно, в центре города, в какой-нибудь ночлежке, — объяснил Энтони и добавил, ласково улыбнувшись Беттине: — Я думал, тебе здесь больше понравится.

— Зачем все это? — Беттина вдруг испугалась. — Почему мы должны остановиться здесь?

— Потому что ты привыкла к таким гостиницам, потому что здесь великолепно. Тебе здесь очень понравится, ведь мы так устали от всех этих клоповников.

И правда устали. Но почему именно здесь? И почему он всегда ведет речь о том, что она привыкла к чему-то необыкновенному? Почему они здесь будут только вдвоем, отдельно от всех остальных?

— Ты мне веришь? — обратился он к Беттине, как будто даже с вызовом. — Или хочешь вернуться назад?

Она все взвесила и, вздохнув, согласилась остановиться здесь.

— Но я не понимаю, с какой стати ты сделал это? Почему не посоветовался со мной? — спросила она устало и подозрительно. Выражение его глаз показалось ей вдруг каким-то нехорошим.

— Я хотел удивить тебя.

— Но что скажут остальные?

— Кому какая забота?

Видя, что она готова отступить, он поставил сумки на землю и протянул ей обе руки.

— Беттина, мы друзья или нет? Она неуверенно кивнула:

— Друзья.

— Тогда верь мне. Поверь мне хотя бы раз. Это все, о чем я прошу.

И она поверила. Энтони заранее заказал в этом пансионате два номера через стенку, и когда Беттина увидела их, ей оставалось лишь признать, что они прелестны. Ей захотелось вдруг броситься к Энтони на шею и радостно засмеяться.

— Ах, Энтони, как ты был прав! Боже, как тут мило!

— А я что говорил? — победно посмотрел Энтони на Беттину. Они стояли на балконе и наслаждались открывающимся видом.

— Прости, я доставила тебе столько хлопот. Я так утомилась с дороги и, не знаю, как сказать… Я так давно не видела Айво, и мне неловко, что…

— Не волнуйся, любимая, не волнуйся, — успокаивал ее Энтони, обвив рукой ее плечи.

Беттина улыбнулась и ушла в комнату. Там она блаженно растянулась на бледно-голубом бархатном шезлонге. В номере стояла мебель, имитирующая французскую работу, стены обиты тканью, камин облицован мрамором. Над кроватью возвышался роскошный балдахин.

Когда Энтони вернулся с балкона, Беттина вновь улыбнулась ему и спросила:

— Как ты нашел это замечательное место?

— Видимо, мне просто повезло. Я останавливался здесь во время первой поездки в Штаты. Тогда же я обещал себе, — он перевел взгляд на кисти рук, — что непременно вернусь сюда с человеком, которого полюблю. — Тут он вновь поднял глаза на Беттину. — Я полюбил тебя, Беттина.

Энтони произнес это очень тихо, но Беттина услышала и замерла от неожиданно захватившего ее теплого чувства. Она не знала, что сказать в ответ, но одно было ясно — он тоже ей очень нравится.

— Энтони, я не должна… — она встала и, испытывая неловкость, застыла посреди комнаты, стоя к нему спиной. Беттина слышала, как он подошел к ней, и потом почувствовала нежное прикосновение к плечам. Он заставил ее обратиться лицом к нему и, ничего больше не говоря, поцеловал ее прямо в губы, вложив в этот поцелуй весь жар души и влечение тела.

Глава 18

Беттина не поняла, как это случилось, что подвело ее к такому шагу — может, разлука с Айво, которая длилась вот уже больше месяца. Отправившись в это турне, она словно оказалась в совершенно другом мире, а Энтони с каждым днем становился все ближе и родней. И, хоть ей и стыдно было признаться в этом, слияние с юной плотью доставило ей острое наслаждение. Они без конца упивались друг другом, пока не пришло время отправляться в театр. Беттина встала с кровати в состоянии крайней растерянности, не зная, что сказать Энтони и что подумать о себе. Энтони сразу понял, что с ней творится, и заставил ее сесть на кровать.

— Посмотри мне в глаза, Беттина… Она не смела.

— Дорогая, пожалуйста.

— Не знаю, что со мной, — она обратила на Энтони страдальческий взгляд. — Почему так вышло?

— Потому что мы оба хотели этого. Потому что мы нужны друг другу, и нечего это скрывать, — он посмотрел на нее почти сурово. — Я люблю тебя, Беттина. И это главное. Не закрывай на это глаза. Не пытайся убедить себя, что лишь наши тела соединились в этой постели. Сказать это — все равно что ничего не сказать. И если ты станешь отрицать это, ты будешь лгать самой себе. — Он заставил ее поднять голову. — Посмотри на меня.

25
{"b":"25975","o":1}