ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 19

Гастроли продолжались еще три месяца. Влюбленные друг в друга Энтони и Беттина переезжали из города в город, меняли отель за отелем и кровать за кроватью. Никаких достопримечательностей они не видели. Все время проходило в репетициях, спектаклях и любви. Беттине все чаще стали попадаться газеты, в которых Айво Стюарт упоминался в связи с той или иной его давней пассией. Но в основном в связи с Марго Бенкс. Беттина изрыгала проклятия в ее адрес и этим сильно потешала Энтони. Хотя она сама была в таком положении, в котором едва ли уместны сцены ревности. В телефонных разговорах с Айво она ни разу не коснулась этих слухов, но отчуждение между ними, без сомнения, возрастало. Четыре месяца жизни врозь не пошли на пользу.

— Итак, что теперь? — в последний день гастролей Энтони вопросительно посмотрел на Беттину.

— Какого черта ты спрашиваешь? — раздраженно сказала Беттина. В тот летний день в Нашвилле, штат Теннесси, стояла изнурительная жара.

— Не будь несносной. Думаю, я имею право знать, что с нами станется. Всему конец? Да? И ты теперь вернешься в свой пентхаус к своему старику?

Энтони с горечью смотрел на Беттину. Он, как и она, устал, да и жара сказывалась.

Беттина сникла и опустилась на скрипучую кровать. Пансионат в Сан-Франциско, где им удалось пожить стараниями Энтони, оказался единственным приличным местом за все четыре месяца турне. Хотя бы по этой причине стоило вернуться домой и забраться в свою постель. Но главное — ей хотелось к Айво, несмотря на все сплетни. В конце концов, они оба вели себя довольно глупо. Это не повод для прекращения отношений. А она извлекла хороший урок. Больше никаких гастролей. Любовная связь с Энтони доставила немало приятных минут, однако хватит, пора домой.

— Не знаю, Энтони. Я не могу тебе ничего ответить.

— Понятно. — Помолчав немного, он добавил: — Подозреваю, что ты собираешься остаться с ним.

— Говорю тебе, — Беттина угрожающе возвысила голос, — я не знаю. Чего же еще ты от меня хочешь? Помолвки?

— Может быть, любимая. Почему бы и нет? Тебе не приходило в голову, что, в то время как ты возвращаешься к домашнему очагу, я остаюсь без работы, без любви и, вероятно, без страны? Я бы сказал, что это веская причина для беспокойства.

И вдруг она поняла, что Энтони прав. У нее есть Айво. А что есть у него? По всему выходит, он остается ни с чем.

— Прости меня, Энтони, — она подошла к нему и провела рукой по его лицу. — Я дам тебе знать, как только разберусь сама с собой.

— Чудесно. Напоминает начало интервью на заданную тему. Но позвольте мне сказать вам одну вещь, миссис Второй Режиссер, что бы вы ни думали обо мне и за кого бы ни принимали. Прежде чем мы расстанемся, я хочу, чтобы тебе стало ясно: я люблю тебя. — На последних словах голос его задрожал. — И если ты согласишься оставить своего мужа, я женюсь на тебе. Немедленно. Понимаешь?

Она ошеломленно посмотрела на него.

— Ты серьезно? Но почему?

Услышав ее слова, он не мог удержаться от улыбки. Затем его палец пробежался вокруг ее щеки, скользнул вниз, по шее к груди.

— Потому, что ты красивая, умная, необыкновенная и, — он придал лицу серьезное выражение, — ты не из тех девушек, с которыми забавляются. На таких, как ты, женятся.

Она удивленно взглянула на него.

— Итак, дорогая, если я сумею вызволить тебя из твоего нынешнего положения, — он преклонил колено рядом с ней и поцеловал ей руку, — то мне бы хотелось сделать тебя миссис Энтони Пирс.

— Не знаю, что и сказать.

— Просто позвони мне на следующий день после возвращения в Нью-Йорк и скажи «да».

Но Бетгана знала, что так не поступит. Она не могла так просто обойтись с Айво. Ведь он бы никогда не сделал ничего подобного.

Глава 20

— Айво, ты не можешь так поступить, — сказала Беттина, и лицо ее стало пепельно-серым. — Почему ты решил это сделать?

— Потому что время пришло. Для нас обоих.

Что он говорит? Господи, что он имеет в виду?

— Думаю, сейчас наступил момент, когда мы оба должны начать новую жизнь, выбрав себе в качестве спутников людей своего возраста.

— Но я этого не хочу! — воскликнула Беттина. — А тебе захотелось?

Он не отвечал. Но лишь потому, что все у него внутри прямо-таки разрывалось. Он знал, что произошло — ему все в точности сообщили. Беттина спуталась с молодым актером. И связь эта продолжалась не один месяц. Вполне возможно, что она началась еще в Нью-Йорке, до отъезда в турне. Айво не собирался препятствовать этому. Беттина имеет право, она так молода.

— Но я не хочу расставаться с тобой! — повторила Беттина, перейдя чуть ли не на крик.

Айво спокойно сидел у себя в кабинете.

— Мне кажется, ты думаешь иначе.

— А, это все из-за тех женщин, о которых я прочла в газетах! Ты сошелся с ними! Скажи мне, Айво, это из-за них?

Беттина была взбудоражена. Она побледнела от страха. Айво оставался непреклонным.

— Я уже сказал: так будет лучше для нас обоих. Ты станешь свободна.

— Но я не желаю быть свободной.

— Ты и сейчас свободна. Я не намерен затягивать с тем, что стало невыносимым и для тебя, и для меня. В конце недели я полечу в Доминиканскую Республику, и все будет кончено. Оформлю развод, и ты станешь свободна на законном основании.

— Но я не желаю быть свободной на законном основании!

Беттина кричала так громко, что Матильда, несомненно, все слышала, хотя дверь в кабинет и была закрыта. Айво Нежно обнял Беттину и прижал ее к себе.

— Ты всегда можешь рассчитывать на меня, Беттина. Я люблю тебя. Но тебе нужен мужчина моложе меня, — втолковывал он ей, словно ребенку, — больше ты не можешь быть моей женой.

— Но я не хочу покидать тебя, — ревела Беттина чуть ли не в истерике, вцепившись в его рукав. — Не выгоняй меня… Я больше не буду, прости… Айво, прости меня…

Конечно, он все узнал. Да и как же иначе? А то разве стал бы он говорить такое? «Почему он так жесток?» — спрашивала себя Беттина, прижавшись к Айво.

Но самое страшное заключалось в том, что душа его смертельно болела, и в то же время он знал — это единственное, что он обязан для нее сделать. А она как раз этого не хотела. Он терпеливо объяснял ей, рыдавшей в истерике, что ей будет назначено ежемесячное содержание. Никогда он не оставит ее без денег, без поддержки. Кроме того, он позаботится о ней в своем завещании. А в этой квартире она может оставаться и после его возвращения из Доминиканской Республики, пока не соберется переехать к… м-м… другу. Пока она будет здесь, он поживет в своем клубе. Беттина тупо слушала его и не могла поверить, что все это происходит с ней и с человеком, который некогда спас ее, которого она до безумия любила. Но она сама все испортила тем, что спала с Энтони. Айво узнал, и теперь последовало неизбежное наказание.

Несколько дней прошли, словно кошмарный сон. Никогда в жизни Беттине не было так больно. Даже смерть отца не сломила ее до такой степени, тогда она не чувствовала себя такой покинутой, неспособной остановить и повернуть вспять надвигающуюся грозу. Даже с Энтони не хотелось говорить, однако за день до возвращения Айво из Доминиканской Республики, засидевшись у себя в спальне за полночь и почти без остановки рыдая, она решила с кем-нибудь поговорить, и, кроме Энтони, позвонить было некому.

— Кто это? Что? У тебя какой-то странный голос, с тобой все в порядке? Беттина молчала.

— Ты будешь говорить? Поколебавшись, она сказала: «Да».

— Хочешь, я сейчас же приеду?

Это был рыцарский жест, и Беттина оценила его, но сочла приезд Энтони не вполне уместным, поэтому она надела джинсы, рубашку и сандалии, взяла такси и сама отправилась к нему.

— Что он? — спросил Энтони, готовя кофе в уютной кухне, где Беттина расположилась на стуле со спинкой, похожей на лестницу.

— Сказал, что хочет развестись, и улетел для этого в Доминиканскую Республику, там можно быстро оформить развод.

27
{"b":"25975","o":1}