ЛитМир - Электронная Библиотека

"Вскоре она получила весточку от Рэйко. Вся семья была счастлива и здорова, Рэйко работала в больнице, девочки учились, а в День святого Валентина Салли и Тадаси поженились, А через день мистер Спенсер наконец получил телеграмму от друга из Вашингтона. Чтобы найти следы Питера, потребовалось больше месяца, и новости не радовали.

Слушая их, Хироко едва сдерживала дрожь.

После Парижа их часть двинулась в Германию. Питер пропал в бою близ Антверпена. Никто не видел его мертвым, никто не нашел труп. Однако он так и не вернулся. Никто не знал, что произошло. Возможно, после войны выяснится, куда он пропал, оказался ли в плену у немцев.

Но пока было известно лишь одно — он пропал. Молчание означало именно то, чего опасалась Хироко.

Она поблагодарила отца Энн за сведения и молча вернулась на кухню, к Тойо.

— Мне так жаль ее, — признался Чарльз Спенсер своей жене. — Она замужем за отцом своего ребенка? — с любопытством спросил он.

— Точно не знаю, — осторожно ответила Маргарет, — вряд ли. Энн говорит, что в колледже она делала блестящие успехи, была одной из самых лучших студенток. — Несмотря ни на что, мать Энн искренне сочувствовала Хироко и понимала, почему Энн заботится о ней.

— Не думаю, что она захочет вернуться на родину, — задумчиво произнес Чарльз. Один из его садовников тоже попал в лагерь, и Чарльзу пришлось приложить немалые усилия, чтобы вытащить его оттуда и отправить к родным в Висконсин.

— Энн говорит, что она хочет отправиться в Японию, к родителям.

— Ну что же, неплохо, а пока она здесь, мы постараемся помочь ей. Откровенно говоря, судя по тому, что мне объяснили, ее… приятель… по-моему, с ним все кончено.

Его гибель ничем не подтверждалась и все же почти не вызывала сомнений. Эта тайна должна была разрешиться лишь после войны, когда будут собраны вое сведения. Но что бы ни случилось, сейчас это было неважно. Человек исчез, ребенок остался без отца. Чарльз еще раз посочувствовал Хироко. Она была рада возможности работать у Спенсеров. Хироко все время думала о Питере и, несмотря на слова отца Энн, отказывалась поверить в его смерть. Почему-то чувствовала: Питер жив.

А война все продолжалась. В феврале союзники разрушили Дрезден, в марте американцы захватили Манилу. Токио подвергался постоянным бомбежкам, как и другие города Японии.

Погибло восемьдесят тысяч человек, более миллиона остались без крова. Хироко тревожилась за родителей. Однажды она поговорила с семейством Танака по телефону. Они сочувствовали ей, но жизнь Хироко была уже слишком далека для них. Она постоянно слушала сводки военных действий, надеясь узнать хоть что-нибудь о Питере или родителях. Теперь ей оставалось лишь тревожиться и ждать.

В апреле умер Рузвельт, а Гитлер покончил жизнь самоубийством. Через месяц были открыты концентрационные лагеря — ко всеобщему ужасу. В сравнении с ними лагерь на озере Тьюл выглядел раем. Хироко было неловко за то, что она роптала на судьбу, терпя незначительные лишения. По сравнению с людьми, которые оказались в лапах нацистов, японцам в Америке несравненно повезло.

Наконец в мае Германия капитулировала, но Япония еще продолжала вести войну. В июне разразилось кровопролитное сражение на Окинаве. Казалось, войне с Японией никогда не придет конец, и Хироко так и не сможет вернуться домой. Она по-прежнему ждала, но и спустя месяц после завершения войны в Европе от Питера не было никаких вестей.

Чарльз Спенсер снова начал расспросы, но они не увенчались успехом. «Пропал без вести», — неизменно отвечали ему. Однако Хироко отказывалась поверить, что для нее и Тойо Питер потерян навсегда.

В июне Спенсеры перебрались на озеро Тахо. Сначала они хотели оставить Хироко в городе, но, когда спросили, согласна ли она пожить на озере, Хироко согласилась, подумав, что это пойдет на пользу Тойо.

Перед отъездом на озеро Энн закончила колледж святого Эндрю; Хироко была рада за нее. Несколько месяцев они не виделись — Энн редко приезжала из колледжа на выходные.

Чаще всего она гостила у подруг или оставалась на танцы. Во время каникул она отправлялась в Санта-Барбару, или Палм-Спрингс, или же в Нью-Йорк к своей сестре, которая недавно родила второго ребенка. Но при всех редких встречах с Хироко Энн была неизменно любезна. Между ними возникли странные отношения, не вполне дружеские, однако обе замечали, что их связывают некие узы.

На озере Тахо Энн всегда была окружена подругами, которые приезжали навестить ее особенно на выходные. Они катались на водных лыжах и катерах, играли в теннис. Но в целом в этот год на озере было малолюдно.

Хироко вспоминала, как впервые побывала на этом озере вместе с Танака, сразу же после приезда из Японии. С тех пор прошло четыре года — четыре года войны и страданий для всего мира. А здесь люди по-прежнему играли в теннис и катались на лодках. Наблюдая за ними, Хироко испытывала странное чувство, однако понимала: война не прекратилась бы, если бы эти люди отказались от развлечений.

Тойо особенно понравилось на озере; как и в городе, слуги баловали его. Хироко часто прислуживала за ужином, особенно когда в доме были гости. Однажды вечером один из гостей Спенсеров спросил, как им удалось сохранить прислугу, и указал на Хироко.

— Всех наших слуг увезли в Топаз. Досадно! Лучших слуг нам уже никогда не найти. Как же вы сумели сохранить ее, — добавил он шутливо, но Чарльзу было не до шуток. — Прятали где-нибудь?

— Она была в лагере на озере Тьюл, — сдержанно отозвался Чарльз Спенсер. — Только в январе ее выпустили оттуда. Насколько мне известно, ей пришлось многое пережить. — Его слова и тон заставили собеседника замолчать. Но многие гости с удивлением наблюдали за Хироко, не стесняясь высказываться по этому поводу.

— Не понимаю, как вы можете держать ее здесь и спокойно есть, пока она стоит за спиной, — однажды заметила подруга Маргарет за обедом. — Стоит мне подумать, что эти люди убивают наших мальчиков, и у меня пропадает аппетит. Должно быть, Маргарет, у вас отличный желудок.

Маргарет Спенсер не ответила, но взглянула на Хироко, и их глаза встретились, прежде чем Хироко отвела взгляд.

Она все слышала и все поняла. Для нее было наказанием угождать подобным людям. В некотором отношении Спенсеры отличались от своих друзей. Они протестовали против создания лагерей, сожалели, что их прислугу отправили за колючую проволоку, но помочь ничем не могли.

Однажды за ужином друг Чарльза вышел из-за стола на Окинаве он потерял сына и наотрез отказался от услуг Хироко. Хироко тихо ушла к себе, и Спенсеры не стали ее удерживать. Она вспомнила о тех, кого потеряла, — о Юдзи, Кене, Питере, Такео. Погибло столько людей, горе было так велико, а раны затягивались мучительно долго.

В августе, когда союзники осуществили раздел рейха, американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму. Это событие и последующая бомбардировка Нагасаки заставили испытать угрызения совести даже тех, кто ненавидел японцев. Наконец война завершилась. Ровно через четыре недели, в День труда, Япония капитулировала. Это был последний уик-энд, который Спенсеры проводили на озере перед возвращением домой.

— Что ты будешь делать дальше? — спросила Энн Хироко, когда на следующее утро они остались вдвоем в столовой.

— Я бы хотела вернуться домой.

— По-моему, следует еще немного подождать, пока все уладится.

Хироко выглядела совсем измученной. Несколько недель подряд она пристально следила за новостями и отчаянно тревожилась за родителей. Ей казалось, что невозможно выжить в бесконечных бомбежках, однако кое-кому это удавалось. Хироко молилась, чтобы ее родители оказались в числе этих счастливцев. О Питере по-прежнему ничего не было слышно. Но Хироко не могла разорваться, разыскивая и родителей и Питера, к тому же не представляла, можно ли найти его в Европе.

— Ваша семья так добра ко мне, — сказала Хироко прежде, чем выйти из комнаты, чтобы не мешать Энн завтракать.

— Ты оказалась для нас настоящей находкой. — Энн улыбнулась. — Как Тойо?

68
{"b":"25976","o":1}