ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он занимал ее мысли весь день в Сан-Франциско, и после на пароходе, идущем на север, и потом, когда она ехала домой на машине, и на следующее утро, когда скакала на рудники. Она неотступно думала о нем все это время, так же как он думал о чей. Приехав на рудники, он узнал от Дэна, какое известие ожидало ее, когда она открыла дверь своей конторы. Список жертв был написан мелом на грифельной доске, прислоненной к ее рабочему столу. Она не сразу сообразила, в чем дело. Взрыв, случившийся в шахте, практически не вызвал разрушений, но более тридцати человек погибло. Тридцать один, если быть точным, как она сказала Джону Харту, когда тот приехал к ней на следующий день.

– Они могли хотя бы отправить мне телеграмму. Но даже не подумали сообщить, а я в это время сидела с цветами в волосах... – Глаза ее были красными от слез.

В эту минуту она ненавидела себя.

– Вы имеете право думать не только о жизни своих рабочих. По вечерам они возвращаются домой, где их ждут жены и дети. Наконец, они могут просто напиться после работы. Какого черта вы о них убиваетесь? – Он сердился на Сабрину за то, что она так жестока к себе.

– Я отвечаю за всех! – Она выкрикнула эти слова Харту в лицо, и он схватил ее за руку.

– Черт побери, Сабрина, вы отвечаете и за себя! – Он впервые назвал ее по имени, и ей понравилось, как оно прозвучало в его устах. – Вы не можете все время копаться в этой куче грязи. Как вы не понимаете этого, безмозглая девчонка!

Он отчитывал ее, а она улыбалась. Что-то странное случилось с ними там, в доме Терстонов. После стольких лет они вдруг стали друзьями...

Внезапно глаза ее вновь подернулись печалью.

– Я знаю только одно. Мои люди погибли, а меня здесь не было.

– Что бы это изменило?

– Я смогла бы как-то поддержать остальных.

Но она знала, что это неправда. Ее присутствие ровным счетом ничего бы не изменило. Но он не стал этого говорить, только покачал головой.

– Вы достаточно много для них сделали. Вы отдали им три года жизни, и, Бог свидетель, никто не вправе требовать от вас большего. Я все это проходил, и, уверяю вас, вы не услышите от них ни слова благодарности. Даже ваша смерть их не тронет.

Сабрина понимала, что здесь он не прав. Она помнила, как много людей шло за телом ее отца, когда она привезла его домой. Она тихо сказала:

– Они ничего не забывают.

Глаза их встретились.

– Тогда будет слишком поздно. Кого это волнует? Вашего отца такие вещи не волновали.

Это она тоже знала.

– Знаете, что было для него важнее всего на свете? Вы! Полагаю, вам стоит об этом задуматься. Вы значили все для него. – Джон Харт почувствовал комок в горле. – Так же, как мои дети значили все для меня.

Сабрина взглянула него, сочувствуя его боли.

– Вы поэтому никогда больше не женились? Из-за них?

Он не стал отрицать. Он хотел быть с ней честным. Слишком дорожил ею, чтобы обманывать.

– Да, это так. – Возможно, она что-то слышала о Весенней Луне, но он не собирался это с ней обсуждать.

Тема была не слишком пристойной, а он боялся оскорбить Сабрину.

– Я запретил себе об этом думать. Просто хотел жить спокойно. Я бы не вынес всего этого еще раз. Я имею в виду потерю близких людей.

Прошлое вновь встало перед его глазами. Двадцать три года прошло с тех пор, как умерли Матильда, Джейн и Барнаби.

– Наверное, нечто подобное испытывал мой отец, когда умерла его первая невеста. Так говорит Ханна. Восемнадцать лет после этого он не хотел даже думать о женитьбе.

– Мне кажется, я вообще больше никогда не женюсь. – Взгляд его стал тяжелым. – Но у меня по крайней мере все это было. А у вас не было и не будет, если вы станете жить здесь затворницей.

Она снова сердито посмотрела на него.

– Все-таки пытаетесь уговорить меня бросить рудники?

– Да нет же, черт возьми! Я пытаюсь сказать о том, что важно для вас, во всяком случае, должно быть важно. Не отдавайте всю себя этим людям, Сабрина. Они этого не оценят. Вручите свою жизнь тому, кто этого действительно заслуживает. – Он вновь почувствовал комок в горле, хотя и не понимал почему. – Вручите себя тому, кого полюбите. Найдите человека, достойного вашей заботы... Переезжайте в ваш замечательный дом в Сан-Франциско, наслаждайтесь жизнью. Не тратьте ее здесь понапрасну. Ваш отец вряд ли хотел бы этого, девочка. Это несправедливо.

Сабрина была тронута его словами и тем, как он смотрел на нее. Она медленно кивнула. Когда чуть позже она пошла узнать о своих людях, его голос все еще звучал у нее в ушах.

Глава 24

В августе 1909 года на рудниках Харта вспыхнул пожар. Впервые за последние пятьдесят лет бедствие достигло таких масштабов. Ущерб едва поддавался описанию. В течение пяти дней под землей бушевало пламя. Спасатели извлекали обгоревшие до неузнаваемости трупы. Не было никакой возможности спуститься под землю и вывести оставшихся. Всякий раз, когда спасательные команды пытались проникнуть в рудники, раскаленный воздух преграждал им дорогу, вынуждая повернуть назад. Во время пожара Джон Харт делал все, что от него зависело. Ему удалось самому вывести из огня более двадцати рабочих, при этом он сильно обжег руки и спину. На второй день катастрофы ближе к вечеру на рудники приехала Сабрина Терстон и сразу же включилась в общую работу. Кроме людей Харта, здесь были спасательные команды из других городов, врачи, приезжавшие отовсюду, даже из Напы. Была здесь и Весенняя Луна, лечившая ожоги своими мазями и бальзамами из трав. Это были ужасные, бесконечные, кошмарные пять дней. К тому времени, когда были потушены последние очаги пожара, все валились с ног от усталости и недосыпания. Кухни, готовившие еду для спасательных команд, закончили работу. Все трупы были убраны, раненые вывезены. Сабрина присела на обугленную балку. Ее лицо было испачкано сажей, глаза покраснели, рука болела. Она сильно обожгла ее, когда тушила горевшую одежду на одном из рабочих. Сабрина была не в силах подняться и теперь смотрела на приближавшегося к ней Джона Харта. Она увидела улыбку на его измученном лице. Честно говоря, он выглядел ничуть не лучше ее.

– Не знаю, как благодарить вас за все, что вы для меня сделали.

– Вы бы сделали то же самое на моем месте, Джон. Разве не так?

Он кивнул. Оба знали, что это правда. Сабрина отправила к Харту более сотни своих людей. Они не противились, не жаловались, более того, сразу же откликнулись на призыв Сабрины, выказав готовность всегда прийти на помощь своим братьям в трудную минуту. Они пришли сюда пешком и теперь, немного передохнув, собирались в обратную дорогу.

– Ваши люди действовали выше всяких похвал.

Как и Весенняя Луна. Она умела чутко и бережно обращаться с мужчинами. Переходя от одного раненого к другому, индианка не раз ловила на себе взгляд Сабрины. Однако она заметила не только это. В отношениях между Джоном и Сабриной появилось нечто новое, о чем сами они еще не догадывались. Несколько раз она видела, с какой нежностью и сочувствием они смотрят друг на друга. Весенняя Луна понимала, что это признаки зарождающейся любви, и ей оставалось гадать, когда это чувство полностью овладеет ими. Теперь все помыслы Джона были устремлены к Сабрине. Он с нежностью посмотрел на нее и сказал:

– Вам пора домой, девочка. Отдохните как следует. А я потом заеду к вам. Хочу убедиться, что с рукой у вас все в порядке.

Джон снова посмотрел на ее кисть, и Сабрина устало улыбнулась ему. Все эти дни Джон оставался на рудниках и, кажется, не отдыхал ни минуты. Между тем Сабрина съездила домой переодеться: ее одежда была вся перепачкана в саже и пропитана едким запахом гари. Этот запах не оставлял ее и сейчас, пахли и волосы, и платье. Сабрине не терпелось поскорее добраться до дома и принять ванну. А когда она представила себя лежащей в постели на чистых простынях, уже не было сил сопротивляться, и она отправилась домой. По дороге Сабрина боролась со сном и неотступно думала о Джоне Харте и о том, какой он прекрасный человек. Джону было сорок девять лет, и он очень хорошо выглядел, лучше, чем любой другой мужчина, когда-либо встречавшийся Сабрине. Ближе к вечеру, забравшись наконец в постель, Сабрина вдруг почувствовала зависть. Она завидовала Весенней Луне, лежала и мечтала о Джоне, когда в дверь резко постучали. Это была Ханна. Сабрина вскочила.

65
{"b":"25980","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Убить пересмешника
Пепел и сталь
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Музыка ветра
Тайная жизнь мозга. Как наш мозг думает, чувствует и принимает решения
Элиза в сердце лабиринта
Рунный маг
Владелец моего тела