ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что случилось? Снова пожар?

Ей только что снились пожар, Джон Харт, Весенняя Луна и обожженные рабочие. Ханна покачала головой. Она тоже выглядела уставшей. Старая экономка все это время почти не спала, она готовила еду для спасателей и несколько раз ездила на рудники Харта.

– Пришел Джон Харт. Он спрашивает, как твоя рука. Я сказала, что ты спишь, а он попросил меня подняться и осмотреть твою рану.

Ханна взглянула на руку Сабрины и осталась довольна. Ей показалось странным, что Джон беспокоится из-за такого пустяка. По мнению Ханны, ему было бы лучше позаботиться о себе, поскольку выглядел он ужасно. Этот человек никогда особенно не интересовал ее. Но сейчас она вдруг вспомнила, что Джон Харт уже несколько лет живет с индианкой. Не хочет ли он заполучить еще и Сабрину? А может быть, это новая уловка, чтобы заставить девочку продать ему рудники?

– Хочешь, я передам ему, что у тебя все нормально?

Сабрина покачала головой. Она быстро встала с постели, надела пеньюар и побежала вниз. Измученный и уставший Джон ждал ее в передней. При виде ее он улыбнулся и спросил:

– У вас все хорошо, Сабрина?

– Да. Хотите что-нибудь выпить?

– Пожалуй, выпью немного, чтобы снова задрать хвост.

Сабрина улыбнулась, налила неразбавленного виски и протянула ему стакан.

– На самом деле вам не хвост задирать нужно, а выспаться.

– Слишком много дел. – Это была старая песня обоих.

– Глупый вы человек, кто будет их доделывать, если вы протянете ноги?

Джон усмехнулся:

– Вы заговорили теми же словами, которыми я недавно отчитывал вас.

– Не может быть! – засмеялась Сабрина, но тут же посерьезнела, вспомнив о погибших людях.

Это была настоящая трагедия, страшнее которой Сабрина еще не видела. И все-таки многие уцелели.

– Мне жаль, Джон, что не всех удалось спасти. – Она вопросительно посмотрела на Харта, но он только покачал головой:

– Это было невозможно, Сабрина. Мы пытались... делали все, что могли... Взрывы следовали один за другим, и пламя охватило все коридоры. В такой обстановке смерть наступает мгновенно. Нам повезло, что мы не потеряли еще больше людей. Спасибо и за это.

Сабрина сочувствовала горю Джона Харта, но не смогла удержаться от колкости. Она повернулась к нему и поддразнила:

– Черт побери, Джон, теперь и у вас возникли проблемы. Может, вы продадите мне свои рудники? – Примерно так Джон Харт разговаривал с ней год назад.

– У меня есть предложение получше, – произнес Джон с какой-то странной улыбкой. – Почему бы вам не выйти за меня замуж?

Сабрина посмотрела ему в глаза, и сердце ее остановилось. Он что, смеется над ней? Неужели он действительно произнес эти слова... Прежде чем она смогла собраться и как-то отреагировать на происходящее, Джон нежно поцеловал ее в губы. Ни один мужчина прежде не целовал ее. Тело Сабрины стало невесомым, когда руки Джона коснулись ее и она очутилась в его объятиях. Сабрина пережила несколько прекрасных мгновений, показавшихся ей вечностью, прежде чем он отпустил ее. Она взглянула на Джона в полной растерянности, а он улыбнулся и снова поцеловал ее. На этот раз Сабрина мягко отстранилась и внимательно посмотрела ему в глаза:

– Это на вас так огонь подействовал?

– Должно быть, – засмеялся он и снова поцеловал ее.

Однако Сабрина вскочила со своего места. Пеньюар слегка распахнулся, обнажив ее маленькие ступни и стройные лодыжки.

– Что вы делаете, Джон Харт?

Он что, сошел с ума? Как можно одновременно жить с индианкой и делать предложение Сабрине? Он издевается над ней. Но глаза Джона говорили, что он не шутит. И Сабрина со свойственной ей прямотой спросила:

– А как же Весенняя Луна?

Казалось, какое-то мгновение он колебался, но не отвел взгляда. Он думал об этом уже несколько дней, и Весенняя Луна догадывалась о его мыслях.

– Мне жаль, что вам так много известно о наших отношениях, Сабрина. Мне бы не хотелось обсуждать эту тему. Но вы имеете право знать правду. После того как я впервые увидел вас нынешней весной в Сан-Франциско и начал ездить к вам...

Сабрина застыла от изумления. Она не предполагала, что Джон придавал этому такое значение.

– Два месяца назад я попросил Весеннюю Луну уйти. Она теперь живет в домике рядом с рудниками, а в конце месяца уедет к родным в Южную Дакоту. Я хотел поговорить с вами только после ее отъезда... но вот не выдержал. Все эти пять дней, что мы работали вместе, у меня было единственное желание – подойти к вам и обнять. А сегодня... Я больше не могу без вас. – Сабрине показалось, что в его глазах блеснула влага, но она решила, что в этом виноват дым. – Я не думал, что опять смогу испытать такие чувства и что когда-нибудь захочу жениться после смерти Матильды. – Джон смотрел на Сабрину, а перед его внутренним взором стояли жена и дети, которых он потерял...

Но когда он продолжил свою речь, голос его звучал по-прежнему мягко:

– С тех пор прошло двадцать три года, Сабрина... Но мое сердце не превратилось в камень. Я повстречал Весеннюю Луну, и мне было хорошо с ней, но это... это совсем другое дело.

То же чувство испытал двадцать три года назад Иеремия, повстречавший Камиллу и оставивший ради нее Мэри-Эллен Браун. Сабрина молчала. Она смотрела на Джона и не верила, что все это происходит с ней. Весенняя Луна обо всем знает...

Перед тем как приехать к Сабрине, Джон встретился с индианкой. У них был долгий и грустный разговор. Он был благодарен этой женщине за все те годы, что они прожили вместе, и поэтому честно признался ей во всем. Они оба плакали. Однако у Джона не было другого выхода. Он твердо знал, что за чувство его связывает с Сабриной. Знала это и Весенняя Луна. Она искренне любила Джона, желала ему добра и потому отпустила с миром.

– Почему вы хотите на мне жениться? – спросила Сабрина. Казалось, признание Джона изумило ее гораздо сильнее, чем Весеннюю Луну. Ко всему прочему, у Сабрины не выходили из головы ее рудники. Теперь, когда его прииски так сильно пострадали от пожара... Сабрина отогнала эту мысль...

– Я не знаю, что сказать. Как же я буду... я... что, если...

Конечно, Джон догадывался, какие вопросы беспокоят ее в данную минуту. Он нежно прижал ее к себе.

– Все будет так, как вы захотите. Если вы пожелаете, я займусь вашими рудниками, если нет – управляйте ими сами. Я не буду стоять у вас на дороге и ничего не потребую взамен. Рудники Терстонов всегда будут принадлежать только вам, как это было и раньше. Я не собираюсь ничего менять. Для меня не важно, что мое, а что ваше. Сабрина, я хочу большего. – Он не сводил с девушки глаз и не отпускал ее. От них по-прежнему пахло гарью, но сейчас это было не важно. – Я хочу тебя, любимая... Вот и все. До конца жизни. Наверное, я слишком стар для тебя. Я знаю, ты достойна большего. Но поверь, все, что у меня есть, принадлежит тебе, Сабрина Терстон. Моя земля, мое сердце, мой рудник, моя душа... моя жизнь...

У Сабрины на глазах появились слезы, и вдруг она сама поцеловала его. Борода Харта пахла дымом, но девушку это ничуть не волновало. Неожиданно ее разобрал такой смех, что она с трудом объяснила его причину:

– Я всегда думала, что ты мой враг... а теперь... посмотри на нас.

Он поднял ее на руки и поцеловал. В этот момент в комнату вошла Ханна. В руках у нее был поднос с чаем и печеньем. Старая экономка строго посмотрела на Джона Харта, потом на Сабрину и погрозила ей пальцем.

– Я бы попросила вас обоих вести себя в этом доме прилично, Сабрина, я не посмотрю, что ты владелица рудника и под твоим началом пять сотен мужчин. Будь добра держаться с достоинством, как истинная леди.

– Да, мэм. А после свадьбы тоже нельзя? – кротко посмотрела Сабрина на свою старую няню.

Ханна осталась невозмутимой.

– После свадьбы можешь делать все, что тебе захочется, но только после... – Тут Ханна замолчала и окинула их внимательным взглядом. – Что? – Она уставилась на Джона, тот радостно кивнул ей в ответ, и тут Ханна радостно вскрикнула.

66
{"b":"25980","o":1}