ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кто украл любовь?
Коварство и любовь
История пчел
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Бертран и Лола
Цвет Тиффани
Я продаюсь. Ты меня купил
Метро 2033: Площадь Мужества
Утраченный символ
A
A

Сабрина обвила руками ее шею, а Джон Харт заключил обеих в объятия. Вдруг Ханна отпрянула и вновь уставилась на Харта.

– Минутку, минутку... – Она подбоченилась и грозно спросила: – А как же индианка?

Джон вспыхнул и со смехом ответил:

– Я рад, что вы так благоразумны!

– Мне не до шуток. Если вы думаете, что сможете держать ее при себе и жениться на моей девочке...

Старая няня так трогательно защищала свою воспитанницу, что Сабрина захохотала и ответила вместо Джона:

– Она уезжает на будущей неделе в Южную Дакоту.

– Давно пора. На мой взгляд, она и так зажилась здесь. – Ханна улыбнулась. – Я думала, что не доживу до этого дня. Я совсем отчаялась, когда она занялась рудниками.

– Теперь она займется и моими.

Воспринимая слова Джона за чистую монету, Ханна в ужасе вскричала:

– Никогда! Она будет сидеть дома и рожать вам детей, Джон Харт! Я больше не потерплю этих глупостей!

– Ну а ты как считаешь? – Шепотом обратился Джон к своей будущей жене.

– Посмотрим, – так же тихо ответила она. – Наверное, рудниками займешься ты.

Для Сабрины все случилось слишком быстро и неожиданно. Она пока не знала, как поступить.

– Тогда я смогу больше времени уделять виноградникам.

И все же Сабрине понравилась идея Ханны... остаться дома и воспитывать сыновей Джона Харта... Мысль была заманчивая. Он склонился к ее губам.

– Всему свой час, любимая... Всему свой час.

Глава 25

Джону не у кого было просить руки Сабрины. После его отъезда женщины долго говорили друг с другом, как сестры. Старуха плакала и крепко обнимала Сабрину. Иеремия был бы рад видеть их. И более того, он был бы доволен выбором дочери.

– Я и сама не верила, – улыбалась ей Сабрина.

Она выглядела счастливой, однако от страха по ее телу пробегала легкая дрожь. Правильно ли она поступает? Она была уверена, что правильно... но шаг, который ей предстояло сделать, переворачивал всю ее жизнь. Предстояло решить множество вопросов, и в первую очередь связанных с рудниками. Конечно, можно было объединить две компании, но Сабрина не хотела этого делать. Она хотела, чтобы ее и его рудники оставались независимыми друг от друга. В конце концов, речь идет о замужестве, а не об объединении собственности. Пожалуй, лучшим решением проблемы мог бы стать вариант, предложенный Джоном. Он согласен работать на нее, управляя делами ее компании. Тогда у Сабрины появится время, чтобы всерьез взяться за виноградники. Она давно об этом мечтала.

– А может, тебе понравится сидеть дома и заниматься рукоделием? – пошутил как-то Джон, когда Сабрина прискакала с рудников на своем старом коне и поднялась на крыльцо, где он ее дожидался.

– Где мы будем жить? – Сабрина часто задавала себе этот вопрос.

Ей не хотелось переезжать к Джону Харту в тот дом, где умерли его жена и дети и где в течение десяти лет он жил с Весенней Луной. Через несколько дней индианка должна была уехать в Южную Дакоту. Сабрина из деликатности старалась не упоминать о ней. Достаточно того, что она знала об их отношениях. Однако вопрос о том, где они будут жить, так и оставался нерешенным. Она не знала, согласится ли Джон переехать к ней.

– Может быть, у меня?

Джон ответил не сразу. Какое-то время он сидел и теребил свою бороду.

– Понимаешь, Сабрина, я уже в таком возрасте, что не могу себя чувствовать спокойно в доме, принадлежащем другому мужчине. Этот дом в моем представлении всегда останется домом твоего отца.

Сабрина согласно кивнула. Она его понимала, но не видела никакого иного решения.

Джон улыбнулся. У него была удивительная улыбка, полная юношеского задора. Он вообще выглядел гораздо моложе своих лет, так что посторонний человек никогда бы не подумал, что их разделяет огромная разница в возрасте – двадцать восемь лет. Продолжая улыбаться, и спросил:

– А как насчет дома Терстонов? Было бы неплохо, правда?

Формально этот дом принадлежал Сабрине. Но он так давно пустовал, что, окажись они там, им пришлось бы обживать его заново. Это устраивало и Джона, и Сабрину.

– Конечно, неплохо. Но как быть с рудниками? – насторожилась Сабрина.

Дело было не только в рудниках. Она знала, что сейчас ее больше беспокоят виноградники.

– Уверен, мы что-нибудь придумаем. Нам не обязательно жить все время в городе. К тому же у нас будет приятное разнообразие. Наступит день, – продолжал он улыбаться, – и мне всерьез придется заняться твоими рудниками. Один Бог знает, как ты все там запустила!

Сабрина в шутку замахнулась на него. Он рассмеялся. Несколько раз Джон заезжал на ее рудники и видел, что работа там налажена безупречно. Непонятно, как ей это удалось. Более того, там было чему поучиться даже такому опытному человеку, как он. Двадцать семь лет Джон Харт управлял собственным рудником, знал это дело досконально, но прииски Сабрины действительно поразили его.

– Да уж, детка, тебя не назовешь кисейной барышней.

Джон придвинулся ближе и поцеловал ее в щеку. Тонкие пальцы Сабрины утонули в его сильной ладони, и она прижалась к нему, укрываясь от вечерней прохлады. Столько лет Сабрина не замечала этого человека, но вот он оказался рядом, и она поняла, что рождена для него.

В тот же день после ужина Сабрина решилась поговорить с Джоном по поводу Дэна, который продолжал работать на рудниках Харта.

Джон недовольно поморщился и произнес:

– Я уже думал об этом. Не скрою, он знает свое дело и как специалист меня устраивает. Однако я сделаю все, чтобы он больше не попадался тебе на глаза.

– Джон, он тебе действительно нужен?

– В тебе я нуждаюсь больше, любовь моя. – Он с нежностью посмотрел на Сабрину.

Странно, какое сильное чувство испытывал он к этой девушке. Почему через столько лет оно внезапно охватило его? Он уже потерял всякую надежду пережить нечто подобное.

– Я уволю его.

– Ты уверен, что тебе этого хочется?

– Да, – твердо сказал он. – Мне не обязательно объяснять ему причину. Он не так долго работает у меня.

Три года назад Дэн ушел от Сабрины и устроился на рудниках Харта. Он хорошо работал, но теперь это не имело значения. Джон все обдумал, прежде чем решил, что не сможет оставить его у себя.

– Я сообщу ему об этом на будущей неделе.

– Ему придется туго, – сказала Сабрина и нахмурилась.

– Он должен был подумать об этом раньше.

– Забавно, – с улыбкой произнесла Сабрина. – Все началось с того, что он хотел уговорить меня продать тебе рудники, а в результате я выхожу за тебя замуж. – И Джон, и Сабрина понимали, что это совсем не одно и то же. – Он всегда стремился к одному – управлять рудниками самостоятельно. Отец, а потом и я – мы только мешали ему.

– Я тоже не мог ему дать столько власти, сколько он хотел. Я просто не такой человек. К тому же я слишком много вложил в эти рудники.

Сабрина прекрасно его понимала. Она испытывала нечто подобное, хотя прошло лишь три года с тех пор, как она заменила отца. Ей тоже нравилось все делать самой и по-своему.

Она знала, как ей будет тяжело передавать управление Джону. Но Сабрина доверяла ему, а со временем она будет доверять ему еще больше. Они уже договорились, что в течение полугода будут трудиться вместе. За это время Сабрина познакомит его со своими методами работы, представит ему людей и передаст все дела. Она не хотела бросать рудники сразу. К тому же она просто не могла этого сделать. Джон считал, что справится со всей работой, несмотря на то что ему придется много ездить, мотаясь с одного рудника на другой.

– И при всем том ты хочешь, чтобы мы жили в доме Терстонов? – недоумевала Сабрина.

У них не будет времени, они никогда не смогут уехать из Напы. Джон, со своей стороны, убеждал Сабрину, что они все успеют. Наконец она и сама в это поверила. Казалось, для такого человека, как Джон, не существовало ничего невозможного.

Ущерб, нанесенный пожаром, был столь велик, что все люди Харта в течение нескольких недель работали сверхурочно на восстановлении рудника. Весенняя Луна изменила свои планы, отложив отъезд. Теперь она жила в отдельном доме одна. Казалось, индианка смирилась со своей судьбой. Она понимала, что потеряла Харта навсегда. При встречах с Сабриной она молча бросала на нее быстрый взгляд и отворачивалась. Сабрина не ощущала никакой враждебности с ее стороны. Напротив, между ними возникла своего рода симпатия. Женщины нехотя отводили друг от друга взгляды. В такие минуты часто появлялся Джон и уводил Сабрину. Ему было неловко видеть их рядом.

67
{"b":"25980","o":1}