ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я хочу, чтобы ты держалась подальше от нее. – В голосе Джона впервые почувствовалось раздражение.

– Она очень красивая, – спокойно заметила Сабрина. – Мне она всегда нравилась, и моему отцу, кажется, тоже.

От этих слов Джону стало не по себе.

– Он это сам тебе говорил?

– Нет. – Сабрина покачала головой и рассмеялась. – Однажды я пыталась расспросить его, но он не ответил и отказался говорить со мной об этом.

– Надеюсь. – Джон вспыхнул до корней волос.

Наконец он поднял глаза и против воли произнес то, чего не следовало говорить. Харт не собирался ни с кем обсуждать Весеннюю Луну, а с ней тем более.

– Ты намного красивее, детка.

– Что ты говоришь? – воскликнула пораженная Сабрина. – Я не видела более очаровательной женщины!

Джон покачал головой и шагнул к ней поближе.

– Ты лучше всех, любовь моя.

Он смотрел на нее с гордостью и не мог налюбоваться ее черными волосами и огромными голубыми глазами. Она была даже красивее его первой жены. Это была очень удачная пара – стройная красавица и широкоплечий высокий мужчина с ясными глазами и черной густой бородой. Джон с нетерпением дожидался дня свадьбы. Они сообщили о своем бракосочетании только ближайшим друзьям и знакомым, но Ханна разнесла эту новость по всему городу. Вскоре об этом узнали служащие Харта, а потом и Сабрины. Известие вызвало много разговоров и пересудов. На рудниках Терстонов ждали перемен.

Но больше всех эта новость потрясла Дэна Ричфилда. А когда Харт сообщил ему об увольнении, Дэн не помнил себя от ярости. Еще раз судьба сыграла с ним злую шутку. Джон ничего не объяснял Ричфилду, но тот и не стал бы его слушать. Он был уверен, что знает виновницу всех своих несчастий. На этот Раз Дэн твердо решил расквитаться с ней. У него было две недели на то, чтобы сдать все дела и собрать вещи. Джон знал, что Ричфилду придется уехать из этих мест, потому что в округе не было других шахт, кроме рудников Харта и Терстона. Старые серебряные копи истощились еще при Иеремии. Дэн оказался в трудном положении: безработный тридцатисемилетний мужчина с большой семьей и малолетними детьми. Он решил ехать один, а семью оставить у своих друзей в Сент-Элене. Впрочем, семья его сейчас мало беспокоила. Дэн много пил, шатался по барам, где собирались рабочие со всех рудников, и болтал там всякие гадости, оговаривая в первую очередь Сабрину.

– Она уже давно с ним спит... Черт возьми, они занимаются этим втроем... вместе с индианкой. Вы же видите, она никуда не уехала.

Слухи распространялись быстро, и уже через несколько дней об этом говорили все.

– Ты, кажется, что-то сказал о моей будущей жене? – спросил его как-то раз Джон, схватив за ворот рубахи. Харт нашел его в одном из баров, когда направлялся к себе в контору. До свадьбы оставалось два месяца, а пока каждый из них занимался своим бизнесом. Сабрина хотела успеть привести все свои дела в порядок и работала в эти дни больше обыкновенного. Они виделись очень редко.

От Дэна пахло виски. Подняв голову, он спокойно смотрел на Джона. Дэн ничуть не испугался, хотя стоявший перед ним мужчина был выше ростом и шире его в плечах.

– Старая история, мистер Харт. Вы же знаете, она не была особенно добра ко мне.

– Это не совсем то, что я слышал.

– Чему вы верите? – развязно произнес Ричфилд.

Он вел себя с такой наглостью, что было неясно, как на это отреагирует Джон. Однако тот отпустил Дэна:

– Убирайся отсюда и помни, в твоем распоряжении осталось два дня.

– Я уеду.

Он исчезнет отсюда, и никто не будет об этом жалеть. Джон тем более. Теперь он даже обрадовался, что вовремя уволил этого пьяницу.

– И куда же ты поедешь?

– Наверное, в Техас. Там у меня есть друг, у которого на ранчо несколько нефтяных скважин. Будет хоть какое-то разнообразие после этих чертовых рудников.

Из окна бара были видны рудники Харта, на которых он проработал более трех лет. Дэн посмотрел на них и снова повернулся к Джону:

– Ты уезжаешь с семьей?

В ответ Ричфилд лишь пожал плечами.

– Я просто хотел убедиться, что ты вовремя уберешься отсюда. – Джон не испытывал добрых чувств к этому человеку.

Его злоба по отношению к Сабрине вызывала у Джона отвращение, и он хотел, чтобы тот поскорее покинул их город. Джон решил больше не думать о Ричфилде и направился к себе в контору. У него, как всегда, было много дел.

В этот вечер Сабрина тоже засиделась за работой до семи засов. Она была в панике, когда, посмотрев на часы, поняла, что опаздывает. Сегодня она обещала заехать к Джону и пообедать с ним. Поразительно, насколько изменилась ее жизнь. Теперь каждый вечер она спешила к любимому человеку. Ее тоже всегда ждали, заботились о ней, были готовы поделиться своими переживаниями и выслушать ее, а если нужно, и успокоить.

Сейчас Сабрине казалось странным, что всю свою жизнь она выступала против замужества. Ведь не было ни одного дня, когда бы она думала о браке как о чем-то реальном. А как она раньше избегала Джона, уверенная в том, что он охотится не за ней, а за ее рудниками! Сейчас она думала иначе. Сабрину устраивало и то, что, оставаясь владелицей рудников, она передаст все управление Джону. Ей нравилось, что Джон ни разу не заговорил о возможности объединения двух компаний. Она не смогла бы пойти на это. Слишком дороги были ей рудники. Может быть, в будущем они так и поступят, но не сейчас. Сейчас для Джона имело значение только одно – Сабрина.

С мыслями о Джоне она поднялась в седло. Оставалось совсем мало времени, и Сабрина ехала быстро, стараясь выбирать дорогу покороче. Она миновала свой дом, когда конь вдруг потерял подкову.

– Проклятие!

Сабрина уже опаздывала. Сначала она хотела оставить коня здесь, привязав к какому-нибудь дереву, но потом передумала и взяла его под уздцы. Было темно, и Сабрина чувствовала себя с ним в большей безопасности. Потом она сможет вернуться домой на машине или на одной из лошадей Джона. Сабрине нравилось ездить с ним верхом; ей вообще нравилось все, что они делали вместе с Джоном.

– Решили прокатиться?

От звука этого голоса Сабрина вздрогнула. Из-за деревьев вышел Ричфилд. Он был слегка пьян.

– Может, желаете сменить коня?

Шутка была дурного тона, и у Сабрины не было ни малейшей охоты отвечать. Она избегала встреч с Дэном, и до сих пор ей это удавалось. До его отъезда оставался день или два. Говорить было не о чем.

– Здравствуй, Дэн.

– Ах, какая ты вежливая, шлюха!

Что ж, Джон не притворялся, будто его отношение к ней изменилось. Сабрина смерила его взглядом, потянула коня за повод и прошла вперед. Ричфилд последовал за ней. Поблизости не было ни лошади, ни машины. Наверное, он сидел под деревом и поджидал ее, потягивая виски.

– Зачем ты идешь за мной, Дэн? Нам не о чем говорить.

Странно было думать, что она общалась с этим человеком всю свою жизнь и не подозревала, на какую низость он способен. Хорошо, что Иеремия так и не узнал об этом. Сабрина обернулась, опасаясь потерять Ричфилда из виду. Она не хотела, чтобы Дэн оказался за ее спиной.

– Это из-за тебя я лишился работы, маленькая сучка.

– Моей вины в этом нет, – жестко сказала Сабрина.

Она уже не была той маленькой безответной девочкой, у которой вечно возникали проблемы на рудниках. Она строила свои отношения исключительно на деловой основе и ни перед кем не заискивала. Сабрина платила, а они работали. Платила она хорошо. Однако ей стоило огромных усилий поддерживать такие отношения. По натуре Сабрина была очень мягким человеком. Джон знал об этом, а Ричфилд даже не догадывался. Конечно, он помнил ее еще ребенком, но сейчас это не имело значения. Перед ним стояла взрослая женщина, во взгляде которой не было ничего, кроме презрения.

– Ты сам во всем виноват. А будешь и дальше пить, так вообще всего лишишься.

– Дерьмо! Не думаешь же ты, что Харт меня из-за этого выкинул с работы? Мы с тобой оба знаем, что это не так. – После этих слов Ричфилда так качнуло, что он не удержался на ногах и упал.

68
{"b":"25980","o":1}