ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Поколение селфи. Кто такие миллениалы и как найти с ними общий язык
Как в СССР принимали высоких гостей
Скандал с Модильяни
Королевство крыльев и руин
Никогда тебя не отпущу
Сука
Блог на миллион долларов
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс
A
A

– Он понимает только то, что ему нравится. – Сабрина улыбнулась своему партнеру и другу.

К собственному стыду, она хорошо знала, как избалован ее сын. Ей было неудобно перед Андре, что даже в присутствии посторонних Джон требует новую машину.

– О Боже, неужели мы не можем купить другую?

– Джон, ты знаешь, что сейчас я не могу себе этого позволить. – Она попыталась говорить тише, но Джон отказался последовать ее примеру.

– Да почему, черт побери? Ты покупаешь все, что хочешь: землю, виноградники и бог знает что еще!

Он был чудовищно несправедлив. За все эти годы она ничего не купила себе, хотя и была прилично одета, но платья ее давно вышли из моды. Андре заметил это. Он отдавал себе отчет, на какие жертвы ей пришлось пойти. У нее практически не было наличных: она вложила все деньги в виноградники и оплатила обучение Джона. Она не могла позволить себе лишние траты. Но Джон, казалось, отказывался это понимать и продолжал давить на нее.

– Джон, ты несправедлив. Пожалуйста, езди на моей машине. Ради Бога! – Ее машина стояла в гараже друзей на другой стороне улицы.

Ее гараж, увы, был снесен, как и сады дома Терстонов, превратившиеся теперь в гигантскую строительную площадку.

– Неужели ты думаешь, что мы сможем жить в этом грохоте? – Он старался перекричать шум.

Сама она обращала на это внимание только вечером, когда строители прекращали работу. За последний месяц она привыкла к этим звукам, а строительство, как она слышала, продлится не меньше года.

– Прости, Джон, но ведь это не будет продолжаться вечно. А ты скоро уедешь. – Нежная улыбка тронула ее губы. – На следующий год, когда ты окончишь университет, все будет закончено.

Джон тяжело вздохнул:

– Будем надеяться... А как насчет машины? Я могу взять ее днем?

– Да, конечно. – Кажется, он хотел поехать куда-то с девушкой. – Вернешься к ужину? – Они часто ужинали вместе с Андре и Антуаном.

Ей хотелось, чтобы Джон ближе познакомился и подружился с ними, но, очевидно, у ее сына были другие планы.

Он встал и покачал головой:

– Извини, не могу. – Он свысока посмотрел на друга матери.

Андре все еще говорил по телефону, и Джон решил, что тот ничего не услышит.

– Это твоя новая любовь? – Он пристально посмотрел ей в глаза.

Сабрина вспыхнула. Джон готов был поклясться, что его вопрос вывел мать из равновесия.

– Грубо, Джон. Он мой деловой партнер. Но мне бы очень хотелось, чтобы ты познакомился с ним и его сыном.

Джонатан пожал плечами. Какое ему дело до этих французов! Они его совершенно не интересовали. Да и что может быть общего у него с этими скромно одетыми людьми, выходцами из Бордо, которые и говорить-то могли только о земле и своих виноградниках. Он забыл, что эти люди благородного происхождения, а они никогда не вспоминали о своем проданном замке. Впрочем, Джона занимали другие проблемы, особенно теперь, когда у него была машина. Через полчаса он отбыл и вернулся поздно ночью. На рассвете Сабрина уехала вместе с Андре и Антуаном в долину Напа, а вернулась поздно вечером. Казалось, она проводила все свое время, курсируя в машине между домом Терстонов и ее новой собственностью в Нале. Но ведь там было столько дел!

– Зачем тебе понадобилось лезть в эту безумную авантюру? – спросил ее Джон, когда они увиделись вечером.

В его глазах читалось обвинение, словно она растратила чужие деньги и ограбила его или снова пошла работать на рудники, бросив его одного. Но ведь ему уже двадцать один год, и почти все время он проводит в университете за три тысячи миль отсюда. А разве у нее нет права заниматься тем, что ей нравится? Она мечтала об этом всю свою жизнь. И ей только сорок семь лет. Она не собиралась бросить все и умереть только потому, что он вырос. Да, это было самое увлекательное дело в ее жизни, но Джон видел в нем серьезную угрозу. И всякий раз, когда заходил разговор о ее деле, сын мрачнел, словно она обкрадывала его.

– Джон, обещаю, все будет хорошо. У нас будут лучшие виноградники в Штатах.

Он посмотрел на нее и пожал плечами:

– Ну и что из этого? Я предпочитаю шотландское виски.

Она раздраженно вздохнула. Иногда он был просто невыносим.

– К счастью, не все так думают.

И тут, словно что-то вспомнив, Джон повернулся к ней и небрежно заметил:

– Да, на следующей неделе здесь проездом будут мои друзья.

Сабрина нахмурилась и бросила на него вопросительный взгляд.

– Но ты ведь собираешься на озеро Тахо, правда?

– Да. Я просто подумал, что они могут зайти к тебе познакомиться.

В первый раз он предложил нечто подобное. Сабрина застенчиво улыбнулась ему:

– Это очень близкий тебе человек?

Поняв, о чем она подумала, Джон покачал головой.

– Нет, нет, совсем не это... просто друг... Ну, не важно, сама увидишь...

На мгновение ей показалось, что глаза у него были виноватые.

– Как их зовут? – крикнула Сабрина ему вдогонку, Джон уже выходил из комнаты.

– Дю Пре.

Она не поняла, мужчина это или женщина, но забыла уточнить.

На следующей неделе он уехал на Тахо.

Глава 30

После отъезда Джона на озеро Тахо Сабрина большую часть времени проводила в Напе с Андре, Антуаном и французскими рабочими. Дел было невпроворот: нужно было расчистить обе плантации, вырубить одни виноградники, обрезать и прищипнуть другие, посадить сорта винограда, которые Андре и Антуан привезли из Франции. Они придумали названия будущих вин: ординарное бренди они назовут «Харт-Верней», а лучшее вино – «Замок де Верней». Сабрина была счастлива. Через неделю она вернулась в Сан-Франциско посвежевшая, загорелая под палящими лучами солнца Напы. Она была бронзовая от загара, глаза цветом напоминали голубое небо, на спину падала длинная коса.

Однажды, когда она в своей рабочей одежде – брюках и эспадрильях[8], которые Андре привез ей из Франции, – перебирала почту, в доме Терстонов зазвонил телефон и незнакомый женский голос попросил позвать Сабрину.

– Да, это я, – ответила она, теряясь в догадках, кто бы это лот быть. Однако в данный момент ее больше занимали многочисленные счета, которые она как раз разбирала. Ох, конца и края им не видно! В последние недели Джон ни в чем себе не отказывал: три ресторана... клуб... личный портной...

– С вами говорит графиня дю Пре. Ваш сын просил позвонить вам...

Сабрина нахмурила брови и вдруг вспомнила это имя... Дю Пре... Но Джон не говорил, что она графиня. Может быть, мать девушки, в которую он влюблен? Сабрина вздохнула. Не в том она настроении, чтобы общаться с женщиной, которая представляется подобным образом. У нее был южный выговор, но ее имя было явно французским, а произношение великолепным. Жаль, что Андре и Антуана нет в городе. Ах... если бы они были здесь! Но делать нечего... она же обещала Джону.

– Возможно, Джонатан сказал вам, что я позвоню.

– Да, да, говорил. – Сабрина старалась поддерживать светскую беседу, одновременно просматривая многочисленные счета.

– Он очень милый мальчик.

– Спасибо. Вы сейчас в Сан-Франциско? – Сабрина не знала о чем с ней говорить.

Неизвестно, зачем она позвонила.

– Да.

– К сожалению, Джон уехал из города. Он в горах с друзьями.

– Рада за него. Может быть, я увижусь с ним, когда он вернется.

– Да. – Сабрина взяла себя в руки.

Она должна выполнить свой долг перед Джоном.

– Может быть, вы зайдете на этой неделе на чашку чая? – Уж этого как раз она хотела меньше всего на свете, у нее не было ни минуты свободного времени, но деваться некуда.

Джон предупредил ее, а женщина позвонила.

– С удовольствием. Я очень хочу с вами встретиться, миссис Харт. – Перед тем как произнести ее имя, незнакомка сделала странную паузу, словно пересилила себя, и это не ускользнуло от внимания Сабрины.

– Может быть, сегодня днем?

вернуться

8

Холщовые туфли.

85
{"b":"25980","o":1}