ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Нижний» тараторит, время от времени вставляя наставления подсобникам:

– Кручу-верчу, запутать хочу!.. Зажмите фраера. Институт глазных болезней проводит проверку зрения! Пусть Медведь подстрахует. Кто еще не получил сто рублей, подходи!..

– Так кто из нас – фраер? – насмешливо спрашиваю. И нахально ухожу.

Сзади – суета, крик:

– Обеденный перерыв!

Топот слышу: догоняют. Оборачиваюсь.

Вся бригада в беге цепочкой растянулась. Первый – этот, со шрамом. Шипит, на дружков своих указывает, грозится.

Шиплю в ответ. Держусь усмешливо, уверенно. Но понимаю, что не прав. И удивляюсь: чего так переполошились из-за полтинника?

Подоспевшие помощнички на удивление вежливы. Воспитанно объясняют, что работа нынче – не мед. Лохов за час – ни одного. А тут я... Игру поломал, обидно им.

– Еще бы, – говорю. – Вы бы ему клыки приделали, глядишь – народ бы и повалил.

– Нету другого, – жалуются. – «Нижние» – дефицит.

Как-то надо выходить из конфликта. Хоть и не прав, а деньги возвращать – не годится. Вроде как на «дух» взяли.

– Бабки разыграем, – предлагаю уверенно, словно даю последний шанс. – Выиграю – эти сорок пять мои, «закатаю» – еще сорок пять получить. Карты есть у кого?

Предложение понравилось. И карты нашлись. Догадывался, что подготовленные, но в игре с таким соперником это не имело значения.

Наскоро на ближайшей скамеечке обыграл его. Оглядел потускневшую компанию и сделал красивый жест:

– Бабки свои возьми. Порядок знаю. Но и ты смотри, кого хапаешь...

Как они обрадовались!.. Руки жать, конечно, не кинулись, но было заметно: нажил потенциальных товарищей. В нашей профессии это тоже не помешает...

Читатель удивится: проститутки, бандиты – это понятно. Действительно, с картежниками мало общего. Но специализация кидал вполне родственна шулерской. Приличные люди вообще полагают, что разницы – никакой.

Нетушки, разница существенная. Во-первых, «катала» предан картам. Во-вторых, вступая в отношения с клиентом, он всегда оставляет последнему шанс выйти победителем. А какой шанс оставляет лоху кидала? В лучшем случае, сохранить свое, но ни в коем случае ничего не приобрести. Неравные условия.

Еще повод читателю для недоумения: а как же пресловутый Маэстро?.. Ведь он же и шулер, и «ломщик», и кидала.

Явление редкое. Вернее, почти любой кидала в состоянии по совместительству подрабатывать, играя. Но чтобы играл высоко?.. Это редкость.

А Маэстро... Он просто талантлив. Правильно сказано: «Талантливый человек – талантлив во всем». Его и как кидалу весьма огорчали приемы коллег.

Мужичок, спешащий на родину в районный центр с пересадкой в Одессе, решил сделать супруге и детям презент – прикупить подарков. Долго у входа на Привоз джинсы фирменные сыну подбирал. Пока общался со спекулянтами, все деньги засветил. (С заработков из Сибири возвращался.

Шустряки, у входа кишащие, встрепенулись, засуетились. То с одной стороны подобраться пробуют, то с другой. И деньги, свернутые в носовой платок, подбрасывают, стопроцентный вроде крючок.

Не ведется. К ближним пристает с вопросом: кто обронил.

Совсем незатейливо заезжают: то разменять сотенные предлагают, то в доллары перевести рекомендуют...

Этот простак не понимает, чего от него хотят. Уже и уступил бы, взял бы доллары эти, но не в ходу они в районном центре. В те времена их там и за деньги не считали.

Поперебирали свой немудреный арсенал кидалы, да и выхватили у проезжего деньги. Нахально, убого вырвали из широкого кармана штанов. И так же убого – наутек.

Правда, изящная работа?..

Это не все. Мужик, нетронутая душа, нет чтобы смирненько с джинсами да косынками на вокзал податься, следом погнался. За бегуном.

Избили мужика. Скопом. До паралича. И родным самим пришлось за ним приезжать...

Вот так ребята сработали. «Профессионально», «технично», «талантливо». Вспоминать противно!

Очень этот эпизод Маэстро из себя вывел. Долго он чертыхался. Показал мне однажды двух: одного, который вырвал деньги, второго из тех, которые били. Ничего не скажешь, ребята самобытные...

Такие кидалы – не наши люди.

Кто еще совершенно не наши, так это воры. В том смысле, что те, кто ворует.

Знавал одного приличного шулера, который при случае мог и украсть. Пляжника Витьку Барина. И даже был с ним в приятельских отношениях. Но все его жертвы казались абстрактными. Ни одну из них (почти ни одну) ни разу не довелось пронаблюдать. И сочувствия они не вызывали. Может быть, и не верилось – точно было известно: Барин – наш. Опытный «катала» с приличной заслуженной репутацией. Уважающий фраера. Хоть и прошедший тюремную школу, но вполне отошедший от ее жужжащих догм.

Уверен, настоящий шулер красть не способен. Не тот подход к людям. Не та философия ремесла.

Бывало, у Рыжего на хате собирались карманники. Собирались на работу. Обсуждали текущие профессиональные проблемы:

– На «пятый» сегодня Скрипка с Мозолем попросились. На их маршруте – Швабра с Вороном. Мы работаем на «семнадцатом».

Обыкновенная такая «планерка». Слушалось вполуха, с легким любопытством. Понималось: люди трудятся.

С удивлением наблюдал их старшего – исколотого, брюхастого, неповоротливого специалиста из Березовки. Непонятно было, как он мог стать мастеромтрамвайщиком в деревне. Из теоретиков, что ли? Судя по наколкам – не похоже.

Особых эмоций мужики не вызывали. Пока однажды при мне в троллейбусе не зашлась в истерике женщина с ребенком, у которой вытянули последнее...

Спросил потом у Рыжего, приходилось ли ему быть свидетелем реакции обворованных.

– И что вы предлагаете? – поинтересовался он. – Возьмемся перевоспитывать?

Хотелось сделать замечание насчет выбора приятелей. Не сделал. Может быть, кто-то считает, что в это время в этой стране он может быть только вором. Но с тех пор, попадая на планерку, смотрел на поживших уже, многократно воспитанных умельцев с вызывающим презрением. Мэтр из Березовки отвечал усмешливостью во взоре, у молодняка мое презрение вызывало уважение.

Рыжий был со всеми саркастичен и добр. И одинаков. Как квочка с цыплятами. Хотя я, может быть, и наивно, надеялся, что он видит нас по-разному...

Кто остался? Бандиты?

Читатель, который сразу признал, что у картежников и бандитов мало общего, погорячился. Бандиты единственные, с кем тесно сотрудничают картежники. Хотя еще можно поспорить, кто с кем сотрудничает.

Каждый приличный «катала» обязан иметь прикрытие. Понятное дело – бандитов. И на выезды желательно двух-трех самых надежных брать. И окружающих следует приучить: за тобой – люди. Конечно, приходится делиться. Но это себя окупает. Как иначе создашь себе ту самую репутацию? Которая зависит от того, обязательно ли тебе платить.

Приученная публика уже и не требует наглядных напоминаний. Но пока приучаешь, всякое бывает.

Откуда берутся люди? По-разному случается, кому как повезет.

Со мной своим давним прикрытием поделился Шахматист. Он выносил, взлелеял его за долгие годы. Нескольких орлов «подогревал» бабками, передачами, пока срок мотали. (Один из них – герой нашумевшей комбинации то ли с сиропом, то ли с эссенцией. В свое время об этом был снят документальный фильм.) Позже знал, что могу рассчитывать на людей Рыжего.

И Крестного отца всегда за собой ощущал. Наши знали: я – его крестник.

Но нормальный, не криминогенный игрок всегда за то, чтобы отношения до разборок не доводить. Тут свои правила, нюансы. Ведь в оптимальном варианте клиент в шулере видит такого же фраера, как он сам. Просто везучего. Как же иначе? Иначе и не играл бы. Зачем же его разочаровывать на свой счет? Пугать, звать на помощь?.. Может, человек еще пригодится. Вот и вступают в силу нюансы.

Первый: если клиент пустой (безденежный), то сколько на него ни дави, полным не станет.

Второй, логически вытекающий из первого: не выигрывай у клиента больше, чем он может заплатить. Правда, угадать, сколько фраер заплатить в состоянии, тоже задача. Но одна из важнейших, и решать ее надо обязательно. Хотя бы с какой-то вероятностью. Можно, конечно, перед каждой партией требовать «ответ» (денежное обеспечение игры), но этим лоха, считающего, что шулер такой же доверчивый простак, как он сам, можно спугнуть.

36
{"b":"2599","o":1}