ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это уже было любопытно. Я вновь сел.

В следующие минут десять мне был предложен приличный арсенал трюков. Стандартный боекомплект шулера средней руки. Несколько вариаций на тему «лишаков», четыре разновидности вольта, «гнутка», «кладка», «чес» врезкой и счетом.

Девчонка усердно, невзирая на регулярное обезвреживание с моей стороны, выискивала хоть что-то, что я бы проглотил.

Конечно, я был изумлен. И тому, что наблюдаю, и настырности Севы. Зачем я им нужен? Ведь кто-то же экипировал девчонку. Пусть этот кто-то и продолжает в том же духе.

Неужели у Севы хватает матерости понять: этого недостаточно. Но для того, чтобы понять это, надо быть самому игроком. И игроком с немалым стажем. Или иметь знающего подсказчика.

Во времена, когда я вынашивал идею об ученике, эту Ма воспринял бы как подарок судьбы. Но... даже тогда понял бы, она – не попадание в десятку.

И сейчас наблюдал несвоевременно предложенную ученицу с унынием. Вся эта демонстрация трюков всего лишь и была демонстрацией. Холодной, выставочно-декоративной.

Не было главного. Души. Того самого божьего дара, о котором я говорил давеча Севе. Явно не было генов.

Через десять минут я вновь встал. Пооткровенничал с Севой:

– Я вам не нужен.

Мое откровение-похвала не произвело впечатления. Он даже не вдумался в него. Его волновало только то, что я все-таки не клюнул.

– Вы не выиграли, – напомнил он. С дивана.

Я хмыкнул. Не возвращаясь на стул, собрал карты. Если уж он так хочет...

Хаотично врезал колоду несколько раз, дал девчонке срезать.

Я менял три карты. Девчонка одну. То, что итоговая ее комбинация будет «фул» дам, я знал еще до того, как начал тасовать. Как и то, что моя будет «фул макс». Еще я знал, что ей это будет неведомо. Трюк, который я использовал, не мог быть ей знаком.

– Слово? – спросил я, равнодушно глядя в раскосые глаза партнерши.

– Пас, – кротко сказала та после некоторой паузы.

Мне пришлось взять себя в руки, чтобы, собирая карты, не попытаться выяснить: неужто просчитался, сдал ей пустую карту?

При следующей сдаче ошибки точно быть не могло. Она паснула на «каре» валетов при моих королях.

Я ненавязчиво экспресс-методом проверил колоду на крап. И ничего не обнаружил.

При очередной сдаче блефанул. Дал плюс на мелкой «паре». Соперница переплюсовала. Причем несколько раз. До тех пор, пока я не спасовал.

Пацанка точно знала мои карты. Либо колоду подготовили профессионально, либо рубашка читалась по рисунку без всякого крапа. Определить это на ходу было невозможно. Когда столько лет не играешь, нет смысла заранее изучать особенности печатных валиков действующих полиграфкомбинатов.

– Другая колода есть? – спросил я у Севы.

– Мы вам подарим эту, – предложил тот со слышимой усмешкой.

Я обеспокоился. Значит, дело не в колоде. Но карты-то мои этой юной прачке известны. Остается два варианта. Из реальных. Либо я попал под научнотехническую новинку вроде изотопных карт (о таких слухи ходили), либо девчонка получает «маяки».

Новинка вряд ли имеет место. Зачем бы я был им тогда нужен. «Маяки»... Когда-то фокусника Акопяна-старшего обыграли на «маяках» в этой самой «Красной». Нахально просверлили дыры в стенах и сигналили из соседнего номера.

В любом случае... Черт возьми, мне приходилось напрягаться, чтобы вычислить, на чем меня «имеет» этот детеныш.

«Случайно» уронив карту, нагнулся за ней и украдкой глянул себе за спину. Дверь во вторую комнату номера была прикрыта не плотно, и темная щель вызвала подозрение.

Я стал собранней, поднимая карты со стола, теперь располагал их в руке так, как этого требовал бы поединок с профессионалом. Второй рукой делал окошко и даже сам видел их только под определенным углом и только одним глазом.

Это не помогло. Девчонка по-прежнему знала мои карты.

Но она не могла их знать... На столе не было ни одного отражающего предмета. И полировки не было.

И главное... Надежный метод определения того, что соперник пользуется крапленой колодой (отслеживание, куда направлен взгляд), ничего не дал. Соперник, словно издеваясь, пялился исключительно либо в свои карты, либо мне в глаза.

Ни на «рубашку» в момент сдачи, ни мне за спину. Только в глаза.

Как я ни напрягался... Напряжение ничего не дало.

Реального объяснения происходящему не находил. Оставалась мистика. Как всякий шулер, к потусторонним толкованиям я всегда относился уважительно. Прошлый опыт научил уважению. Черт его знает. С таким разрезом глаз... Может, в этом весь фокус? Вот тебе и отсутствие генов.

Если так... Остается только взгрустнуть о том, что эту юную колдунью не отдали мне на стажировку лет десять назад. Хотя сколько ей тогда было: годков пять?.. Шахматисты начинают и раньше.

Я спохватился, отмахнулся от мысли-наваждения. Ясновидение соперницы явно имело более внятное объяснение. Может, и впрямь изотопы?

Как бы там ни было, мне приходилось признать себя... пусть и не проигравшим, но и не выигравшим. И странно, но я не считал себя задетым, облажавшимся. Против меня явно использовали трюк весомый. И я понял, что он имеет место. К тому же вышел из ситуации с достоинством. Отбросив карты, заметил не девчонке – Севе:

– Молодцы. Но...

И Сева, и Ма, и даже Иннокентий были само внимание.

– Это может не пройти. Если вычислят, подстрахуются, смогут помешать. Что она тогда будет делать?..

Сева несколько секунд вдумчиво смотрел на меня. Потом вдруг кивнул:

– Поэтому я и обратился к вам. Если бы к этому добавить нюансы...

Теперь кивнул я. Снисходительно:

– Хорошо бы. Погоняла бы нашего брата-афериста.

– Беретесь?

– Нет.

Возникла долгая пауза. В течение нее я разглядывал девчонку. То ли покорное, то ли виноватое выражение на ее лице. Думал: «Где вас, ребятки, носило раньше».

В нынешней моей жизни для предложенной экзотики места не было. Я знал это точно. И чувствовал примерно то же, что алкоголик, который вечером «зашился», а наутро обнаружил, что из его кухонного крана течет чистый «Абсолют».

От ностальгии отвлек меня Сева.

Я перевел на него взгляд и встряхнулся. Изумился. Этот хозяин жизни пребывал явно не в своей тарелке. Кажется, даже покусывал щеку изнутри.

– Я так понимаю, дело не в оплате? – понял он.

Я улыбнулся.

Он спросил:

– Есть конкретная причина?

– Да не нужен я вам, – попытался утешить его я. – Ма – умница. Готовый игрок. Я же ее не обыграл.

– Ты ее сосчитал, – вдруг перейдя на «ты», сказал Сева. – Значит, может сосчитать и другой. Нужна – гарантия.

Я развел руками: ничем не могу помочь.

Он вновь покусал щеку. Смотрел на меня исподлобья, не враждебно. Похоже, прикидывал, чем может взять меня. Зачем-то ему был нужен именно я. Или он просто закапризничал. Решил заполучить меня, как, должно быть, получал все в этой жизни.

Мне его стало почти жаль. И я не сомневался, что отвязаться от него будет непросто.

Но я ошибся. Сева вдруг взглянул на девчонку. Ненадолго, но пристально. И тут же что-то изменилось в нем. Он тут же сдался. Словно четко понял, что заполучить меня не удастся. Улыбнулся улыбкой гюрзы. Достал визитку. Отдавая ее, сообщил:

– Если надумаете, позвоните. Это телефон моего представителя в Киеве. – И тут же протянул руку, давая понять, что и так спалил на меня уйму драгоценного времени.

– Пока, – сказал я сосредоточенно разглядывающей меня девчонке. Кивнул и Иннокентию.

И вышел.

Выходя из гостиницы, нес в душе осадок неудовлетворенности. То ли от собственного поведения, то ли от поведения людей, которые, предлагая мне соучастие в сомнительном проекте, открыли явно меньше, чем я хотел бы.

С другой стороны: чего ради им было открывать мне все? До моего согласия. Но я не сомневался, и в случае согласия ни черта бы мне не открыли. Разве что прожиточный минимум информации.

Неприятное чувство, когда тебя держат за «болванчика» в преферансе.

61
{"b":"2599","o":1}