ЛитМир - Электронная Библиотека

Даниэла Стил

Крылья

© Лебедева Н., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

* * *
Асу моего сердца,
пилоту моей мечты,
радости моей жизни,
прибежищу, в которое я ухожу
во тьме ночи,
яркому солнцу
моей души
на рассвете,
сияющей звезде
моих небес,
моей любви,
моему сердцу,
моей вселенной,
с сердечной любовью,
Олив.

Глава 1

Дорога к аэропорту О’Мэлли петляла узкой пыльной полоской. Она скользила то влево, то вправо, лениво огибая кукурузные поля. Сам аэропорт, клочок пересохшей земли возле Гуд-Хоуп, что в округе Макдоно, располагался в ста девяноста милях к юго-западу от Чикаго. Пэт О’Мэлли впервые наткнулся на эти пустынные семьдесят девять акров осенью 1918 года. И в тот момент ему показалось, что ничего прекраснее он в жизни не видел. Ни один нормальный фермер не позарился бы на это бесплодное поле, так что стоило оно дешевле некуда. Пэт О’Мэлли выложил за него большую часть своих сбережений. Остаток ушел на покупку видавшей виды «Кертис Дженни», двухместного самолетика с двойной панелью управления. На нем он учил летать тех редких посетителей, которые могли позволить себе урок-другой, перевозил время от времени в Чикаго какого-нибудь пассажира или доставлял по назначению небольшие грузы.

«Кертис Дженни» едва не разорил Пэта, и только Уна, его хорошенькая рыжеволосая жена, с которой он прожил уже десять лет, единственная не считала его полным безумцем. Уна знала, как отчаянно ему хотелось летать – с тех самых пор, как он впервые увидел самолет на выставке в Нью-Джерси. Пэт вкалывал на двух работах, чтобы оплачивать уроки пилотирования, и он не поленился притащить Уну в Сан-Франциско на Панамо-Тихоокеанскую выставку 1915 года – все для того, чтобы повстречаться с Линкольном Бичи. Последний даже взял Пэта с собой в полет. И тем труднее пришлось Пэту потом, когда Бичи погиб, разбившись на своем экспериментальном самолете. Он успел сделать три ошеломляющих петли, после чего произошло несчастье.

Еще Пэт встретился на выставке с прославленным авиатором Артом Смитом и целой когортой таких же фанатиков пилотирования, как и он сам. Отчаянно храбрые и бесшабашные, они предпочитали полеты любому другому занятию. Стоило им подняться в воздух, и они полностью преображались. Эти парни только и говорили, что о полетах, – ими они жили и дышали. Не было такой модели самолета, в которой они не разбирались бы от и до – включая и то, как на ней летать. Авиаторы охотно делились друг с другом советами, историями, подробностями, касавшимися старых и новых самолетов и даже совсем уж немыслимых механизмов. Они и думать не хотели ни о чем, кроме полетов, а потому редко задерживались на работах, которые не имели ничего общего с аэропланами и пилотированием. Пэт всегда был в гуще этих людей, вдохновенно описывая какой-нибудь немыслимый трюк, который ему повезло увидеть, или самолет, сумевший превзойти прежние достижения. Он не раз клялся, что в один прекрасный день у него будет свой аэроплан – а может, и целая флотилия. Приятели только посмеивались над ним, а родственники возмущенно крутили пальцем у виска. И только милая, любящая Уна безоговорочно верила мужу. Каждое его слово она встречала с полным доверием и обожанием. И когда одна за другой рождались их дочери, Пэт, страстно мечтавший о сыне, старался не показывать своего разочарования – ему не хотелось задеть чувства жены.

Но все же, несмотря на всю свою любовь к жене, Пэт О’Мэлли был не из тех, кто тратит время на дочерей. Он был мужчиной до мозга костей и предпочитал чисто мужские занятия. Деньги, которые он тратил на уроки пилотирования, окупились достаточно быстро. Пэт принадлежал к числу тех пилотов, которые инстинктивно знают, как управлять практически любой машиной, и никто не удивился, когда он в числе первых добровольцев ушел на фронт – еще до того, как Соединенные Штаты вступили в войну. Сначала он летал в составе эскадрильи «Лафайет», а затем перешел в 94-й «Воздушный эскадрон», где сражался под командованием Эдди Рикенбекера.

Это были замечательные годы. В 1916-м, когда Пэт ушел на войну, ему исполнилось уже тридцать, и он был старше большинства других летчиков. Этим, а еще страстной любовью к полетам он был похож на Рикенбекера. Вдобавок Пэт О’Мэлли, как и его командир, всегда знал, что и зачем он делает. Он был умен, решителен и хладнокровен. Ему не раз приходилось рисковать, и товарищи по эскадрону клялись, что мужества ему не занимать. Им нравилось летать с ним, и даже Рикенбекер говорил, что Пэт – один из лучших в мире пилотов. Рикенбекер даже предлагал ему остаться с ними после войны, ведь пилотам в то время приходилось решать все новые и новые задачи, осваивать неизведанные горизонты.

Но Пэт решил, с него достаточно. Каким бы хорошим пилотом он ни был, его время прошло. Настала пора позаботиться об Уне и девочках. В 1918-м, в конце войны, ему исполнилось тридцать два – надо уже было подумать о будущем. Отец его к тому времени умер, оставив Пэту свои крошечные сбережения. Уне тоже удалось кое-что отложить. Эти-то деньги он и взял с собой, когда отправился присматривать землю к западу от Чикаго. От парня, с которым он летал в эскадроне, Пэт узнал, что земля там идет по дешевке – особенно та, которая непригодна для обработки. Вот тогда-то все и закрутилось.

Он прикупил семьдесят девять акров бесплодной земли и сам изготовил указатель, который можно было видеть там еще восемнадцать лет спустя. «Аэропорт О’Мэлли», – гласила надпись на знаке. За эти годы ничего не изменилось, лишь пара букв выгорела от солнца.

На оставшиеся деньги Пэт приобрел «Кертис Дженни», и уже к Рождеству ему удалось привезти на место Уну и дочерей. Здесь, у реки, в тени старых деревьев стояла маленькая хижина. Там они и поселились. Пэт на своей старенькой «Дженни» развозил почту и брал пассажиров, которые могли заплатить за полет. Он приберегал каждый пенни, и уже к весне смог купить «Де Хэвилленд D.H.4.A», который как нельзя лучше подошел для перевозки почты и грузов.

Правительственные контракты на поставку почты были весьма прибыльными, но из-за них Пэт почти не бывал дома. Порой Уне приходилось одной управляться с аэропортом и при этом еще заботиться о детях. Она научилась заправлять самолеты и отвечать на звонки, связанные с доставкой грузов и другими контрактами. Как правило, именно Уна встречала самолеты на летном поле, указывая флажками посадочную полосу. А Пэт безостановочно развозил почту, грузы и пассажиров.

Пилоты с изумлением замечали, что с земли им сигналила молодая женщина, хорошенькая, рыжеволосая, да еще и явно беременная. В ту весну Уна с трудом носила свой живот. Она даже думала поначалу, что может разродиться близнецами. Но Пэт был уверен, что это не близнецы. Это была мечта всей его жизни – сын, который будет летать с ним на самолетах и помогать с работой в аэропорте. Мальчик, которого он ждал целых десять лет.

Пэт сам принял ребенка. К тому времени у них с Уной была своя спальня, а у девочек своя. Кроме этих двух комнаток в доме находились уютная кухня и просторная гостиная. Все скромно и без причуд. Обстановка тоже была самой непритязательной. Практически все, что они зарабатывали, поглощал аэропорт.

Их четвертый ребенок появился на свет теплой весенней ночью. Взглянув на него, Уна не смогла сдержать слез. Она знала, как горько будет разочарован Пэт. Это был вовсе не долгожданный сын, а очередная девочка. Крепкий, здоровенький ребенок с голубыми глазами, нежной кожей и ярко-рыжими волосами. Но какой бы хорошенькой она ни была, это уже не могло спасти положения.

1
{"b":"25992","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Молочные волосы
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Волчья Луна
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Его кровавый проект
Собибор. Восстание в лагере смерти
Опыт «социального экстремиста»
Рой
Сердце бури