ЛитМир - Электронная Библиотека

Сначала она сделала несколько восьмерок и поворотов, а затем перешла к фигурам посложнее. Даже Крис оценил легкость и точность, с какой девушка выполняла все упражнения. Затем настал черед петли, и тут он немного занервничал. Оставалось надеяться, что Кэсси не решится на что-нибудь рискованное. Наконец Крис с нетерпением хлопнул сестру по плечу: пора было возвращаться.

Кэсси стала осторожно снижаться над аэропортом. Перед приземлением она вновь передала контроль Крису, и самолет тут же потерял плавность движений. У Криса не было талантов сестры, и «Дженни» слишком жестко опустилась на землю.

Когда они выбрались из самолета, оказалось, что за ними внимательно наблюдали Ник и отец. Пэт довольно хлопнул Криса по плечу.

– Славная работа, сынок, – сказал он. – Ты прирожденный пилот!

Ник тем временем внимательно наблюдал за Кэсси. Пэт повел Криса к офису, а Ник и Кэсси зашагали следом.

– Тебе нравится летать с ним, Кэсс? – негромко поинтересовался Ник.

– Очень, – просияла она, и Нику захотелось как следует встряхнуть ее. Он удивлялся, почему Пэт так легко позволил обмануть себя. Возможно, потому, что ему этого хотелось.

Через несколько минут Пэт повез детей домой. Ник смотрел им вслед с печальной улыбкой. Одно он знал наверняка: этим самолетом управлял не Крис О’Мэлли. Кэсси все-таки нашла возможность летать. Пожалуй, не стоит пока выдавать ее Пэту. Ник вспомнил петлю, которую она совершила перед посадкой. Так, пожалуй, недалеко и до выступления на авиашоу. А почему бы нет? Кэсси была не просто прирожденным пилотом. Она, как и Ник, не могла не летать.

Глава 2

Когда Пэт, Кэсси и Крис пришли домой, на кухне было полно народу: сестры Кэсси помогали матери готовить ужин. Глинис внешне походила на отца. Замужество ее длилось уже шесть лет, и к двадцати пяти годам она успела родить четверых детей. Меган, скромная и застенчивая, напоминала мать. Она и внешне была похожа на Уну, только волосы у нее отливали не рыжим, а каштановым. Меган вышла замуж почти сразу за Глинис и к двадцати трем годам успела обзавестись тремя сыновьями. Обе девушки были замужем за фермерами, земли которых располагались по соседству. Это были хорошие, работящие парни, и девушки чувствовали себя вполне счастливыми. У Колин, двадцатидвухлетней блондинки, тоже было двое детей – сын и дочка. Она вышла замуж за парня, преподававшего английский в местной школе. Колин ужасно хотелось поступить в колледж, но она снова была беременна, так что ни о какой учебе пока не могло быть и речи. Не могла же она каждый день оставлять малышей на попечение собственной матери! Да отец бы этого и не позволил. Так что колледж оставался для Колин несбыточной мечтой, а реальность была куда суровей: дети и постоянная нехватка денег. Отец время от времени снабжал ее небольшими суммами, но муж Колин ненавидел такие «подачки». Однако его собственный заработок был слишком мал, чтобы прокормить жену и двух ребятишек, в то время как на подходе был уже третий. Как раз сегодня мать дала Колин немного денег: дочери предстояло купить вещички для новорожденного. Депрессия не пощадила школы, и они с Дэвидом еле-еле сводили концы с концами.

Сегодня трое сестер собирались поужинать вместе с родителями. У мужей их были свои планы на вечер, а сестры, как обычно, поспешили в отцовский дом. Уне нравилось, когда все ее дети собирались под одной крышей, хоть это и лишало их с мужем привычного спокойствия.

Пэт сразу ушел к себе, чтобы переодеться. Крис тоже отправился в свою комнату. Кэсси, пока другие женщины готовили, принялась развлекать ребятишек. Ее чумазое лицо ужасно развеселило племянников и племянниц, и Кэсси принялась гоняться за ними по гостиной, изображая из себя чудовище. Крис вышел только к ужину. На Кэсси он взглянул с немым негодованием. Он все еще злился на сестру за ту петлю, которую она совершила при посадке. С другой стороны, Кэсси заслужила для него похвалу отца, так что не было смысла жаловаться слишком громко. Каждый из них получал то, в чем нуждался. Кэсси хотела летать, а Крису нужны были деньги. Похвала отца стала для него дополнительным бонусом.

Спустя полчаса все расселись за щедро накрытым столом. Здесь были кукуруза и свинина, домашний хлеб и картофельное пюре. Глинис принесла свинину, Меган – кукурузу, а Уна вырастила картошку. Они сами выращивали себе еду. Если же требовалось что-то еще, то за покупками шли к Стронгу. У него был единственный на всю округу бакалейный магазин. Даже в эти нелегкие времена дела у Стронгов шли хорошо. Уна вновь упомянула об этом, когда все закончили ужинать и за окном раздался знакомый скрип колес. Нетрудно было догадаться, кто к ним пожаловал.

Бобби Стронга, сына местного бакалейщика, Кэсси знала с детства. Они дружили уже много лет, но последние два года их отношения вышли за рамки дружбы, хоть Кэсси и утверждала, что это не так. Однако мать и Меган частенько напоминали ей о том, что сами они вышли замуж в семнадцать, и Кэсси стоило бы побыстрее разобраться в своих чувствах. Бобби был серьезным и ответственным пареньком. К тому же он нравился ее родителям. Но Кэсси не готова была признать, что любит его.

Кэсси нравилось с ним общаться. Ей нравился Бобби и его друзья. Ей пришлись по душе его хорошие манеры и мягкий характер, его вдумчивость и терпение. У Бобби было доброе сердце, и Кэсси радовала та легкость, с какой он общался с ее малолетними племянниками и племянницами. Ей многое нравилось в Бобби, и все-таки ее тянуло к нему не так сильно, как к самолетам. Кэсси еще не встречала парня, чувства к которому могли бы сравниться с ее чувствами к полетам.

– Вечер добрый, миссис О’Мэлли… Глин… Мег… Колин… Ого! Такое чувство, что все случится в самом скором времени!

Колин, собиравшаяся с детьми домой, выглядела просто необъятной.

– Может, даже сегодня, если я не перестану объедаться домашними пирогами, – рассмеялась в ответ Колин. Она была лишь на пять лет старше Кэсси и Бобби, но Кэсси порой казалось, что их разделяют сотни световых лет. Сестры ее были такими замужними и серьезными. Кэсси чувствовала, что никогда не станет такой, как они. Возможно, думалось ей порой, это было своего рода проклятием. Отцу так хотелось сына, что это сказалось на ее характере.

Только Бобби пожал руку ее отцу и поздоровался с Крисом, как его тут же облепили ребятишки. Чуть позже мать и старшие сестры отправились на кухню, чтобы помыть посуду, а Кэсси предложили остаться с Бобби. Хорошо еще, что она успела умыться, хотя на лице у нее до сих пор виднелись следы машинного масла.

– Как прошел день? – спросил Бобби с мягкой улыбкой. Паренек он был застенчивый, но очень приятный. Бобби старался с пониманием относиться к причудам Кэсси и ее пристрастию к самолетам. Он внимательно выслушивал ее восторженные рассказы о каком-нибудь новом аэроплане или излюбленной отцовской «Веге». На самом деле Кэсси могла говорить о чем угодно – Бобби просто нравилось ее слушать. Он заглядывал к ним едва ли не каждый вечер, но Кэсси по-прежнему вела себя так, будто для нее это было большим сюрпризом.

В глубине души она боялась этой преданности. Через год она заканчивала школу, так что никто и не удивится, если Бобби вдруг сделает ей предложение. Но мысль о замужестве приводила Кэсси в ужас. Ей хотелось гораздо большего. Свободного времени и пространства. Возможности пойти в колледж. И тех ощущений, которыми сопровождался любой полет. Жизнь с Бобби будет похожа на поездку в Огайо: размеренность, надежность и стабильность. Ничего непредсказуемого. В то же время Кэсси чувствовала: прекрати Бобби свои визиты, ей будет страшно не хватать его.

– Сегодня я летала с Крисом на отцовской «Дженни», – сообщила она как бы между прочим. – Здорово получилось. Мы немного покружили и даже сделали петлю.

– Похоже, Крис становится настоящим мастером, – вежливо заметил Бобби, хотя сам он, как и Крис, был совершенно равнодушен к полетам. – А чем еще ты занималась?

4
{"b":"25992","o":1}