ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пропащие души
Тарен-Странник
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Естественные эксперименты в истории
Мертвый вор
Альянс
Игра престолов
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Обманка

После этого он позволил ей проделать несколько восьмерок и переворот Иммельмана, и вновь она выполнила это практически безупречно. Ник, сажая самолет, довольно улыбался, и такая же улыбка сияла на лице у Кэсси. Если она о чем и сожалела, то лишь о том, что он не позволил ей выполнить бочку. Но Ник посоветовал ей оставить кое-что для следующего занятия. Он чувствовал, что для первого раза ей было вполне достаточно.

Его удивляло, как много она успела усвоить за прошедшие годы, просто наблюдая за ним и за Пэтом – в тех редких случаях, когда они брали ее в воздух. Кэсси впитала каждый их жест, каждое движение, каждую процедуру и каким-то чудом научилась летать.

– Ну как? – повернулась она к Нику, после того как он выключил мотор.

– Ужасно, – пошутил он. – Вряд ли мне захочется еще раз подняться с тобой в воздух.

Однако улыбка его говорила об обратном, и Кэсси просияла от счастья.

– Ты здорово справилась, детка, – тихонько добавил он, вручая ей очередную кока-колу. – Только не забивай себе голову моими похвалами – это может быть опасно. Если голова станет слишком большой, она может перевесить, и ты рискуешь врезаться в землю. Не забывай об этом.

– Да, сэр. – Но она была слишком счастлива, чтобы прислушиваться к его предупреждениям. – А когда мы сможем позаниматься еще раз? – с тревогой спросила она. Больше всего на свете ей хотелось вновь подняться в небо. Кэсси не хотела давить на Ника, ведь он сам оплачивал горючее, но тяга к полетам была сильнее всего.

– Не знаю, Кэсс, – Ник ненадолго призадумался. – Где-нибудь через пару деньков. Не хочу, чтобы Пэт заинтересовался, почему я так часто забираю «Дженни».

– А ты не можешь сказать, что даешь уроки кому-нибудь еще? Ему ведь необязательно знать, что ты занимаешься именно со мной.

– А где деньги, мисс? Мне бы не хотелось, чтобы твой отец заподозрил меня в мошенничестве.

Они с Пэтом всегда отдавали часть заработка, когда приходилось позаимствовать друг у друга самолеты. То же самое происходило, когда Ник выполнял чартерные рейсы в часы, предназначенные для работы в аэропорту.

Кэсси бросила на него виноватый взгляд.

– Я могла бы платить тебе из своих сбережений…

Ник в ответ только рассмеялся и взъерошил ее волосы.

– Не переживай, я смогу устроить все так, чтобы Пэт ни о чем не догадался. Мы с тобой еще вволю полетаем.

Оглядевшись, он обратил внимание на росшее неподалеку тенистое дерево.

– Ты захватила что-нибудь поесть?

Кэсси кивнула, и они с удобством устроились на траве. Она поделилась с Ником сандвичем, а он вновь предложил ей кока-колы. Они сидели и болтали обо всем, что придет на ум. Ник рассказал Кэсси о том, как много значила для него ее семья. Он специально приехал сюда из Нью-Йорка, чтобы работать на ее отца.

– Он всегда опекал меня во время войны. Я был тогда совсем еще мальчишкой. Ну и жаркие же были деньки!

Глаза его сияли, когда он рассказывал о войне. Для многих летчиков это было невероятно захватывающим временем, по сравнению с которым бледнело все остальное. Кэсси подозревала, что отец ее чувствовал то же самое.

– Зато нынешние полеты должны казаться тебе совсем неинтересными. Ну что захватывающего в почтовых рейсах до Калифорнии? Да еще и на стареньком самолете.

– Так-то оно так, но это то дело, без которого я не мыслю своей жизни. Видишь ли, Кэсс, в небе у меня все получается лучше, чем на земле.

– О чем это ты? – с интересом спросила она. Кэсси знала Ника с детства, но он всегда обращался с ней, как с ребенком. И вот теперь у нее появилась возможность познакомиться с ним получше.

– Даже не знаю. Я не очень-то силен в вопросах брака или общения с людьми, если не считать других пилотов.

– Но с нами-то ты всегда прекрасно ладил, – улыбнулась она.

– Это другое. Вы – моя семья. Просто мне трудно общаться с людьми, которые, в отличие от меня, не летают. А им так же трудно общаться со мной.

Его это, впрочем, не особо беспокоило. Ника устраивала его жизнь, и он не собирался ее менять. Для него весь мир делился на тех, кто летал, и тех, кто был привязан к земле – как в мыслях, так и в поступках.

– А как насчет Бобби? – неожиданно поинтересовался он. – Что, по-твоему, он скажет, когда узнает, что ты летаешь?

– Да то же, что и остальные. Заявит, что я спятила, – рассмеялась Кэсси. – Но мы ведь не женаты. Мы с ним просто друзья.

– Рано или поздно он захочет стать для тебя больше, чем другом. Так, во всяком случае, думает твой отец.

– Вот как? – холодно заметила она, и Ник рассмеялся.

– Не стоит смотреть на меня таким ледяным взглядом. Ты ведь знаешь, о чем я. Все сочтут странным, если ты пожелаешь стать второй Эрхарт.

– Ну что тут такого странного? – задумчиво поинтересовалась Кэсси. Сама она не видела в этом никакой проблемы. – Чем плохи полеты?

– Ты же знаешь, о чем думает большинство. Люди созданы для того, чтобы ходить по земле. А если ты пожелаешь летать, как птица, тебе стоит отрастить крылья. Или что-нибудь в этом роде, – беспечно добавил он.

– Ну и глупо, – сердито заметила она. – Самолеты – это самолеты. А мы – такие же люди, как они.

– Нет, не такие, – покачал головой Ник. – В их глазах мы – настоящие герои. Мы же делаем то, чего они смертельно боятся. Все равно как укротители тигров или канатоходцы. Так таинственно и в то же время заманчиво. – Он закурил сигарету, но Кэсси не предложил. Рановато для ее семнадцати.

– Пожалуй, ты прав: и заманчиво, и таинственно. Может, поэтому мне и нравится летать. Вдобавок, то ощущение свободы, которое невозможно испытать на земле.

Ник одобрительно кивнул. Ему было ясно, что она имеет в виду. Всякий раз, когда он отрывался от земли, его охватывало ощущение полной свободы, по сравнению с которым все казалось тусклым и неинтересным. Это чувство определяло всю его жизнь: слова, поступки, отношения с другими людьми. То же самое наверняка произойдет и с Кэсси. Ему стоило бы предупредить ее, но он просто не знал, что тут сказать.

– Полеты изменят твою жизнь, Кэсс, – промолвил он наконец. – Не забывай об этом.

Кэсси понимающе кивнула.

– Я знаю, – сказала она, – потому-то я и здесь. Я не могу все время жить на земле, как остальные.

Она была такой же, как Ник, и он знал об этом. Вот почему он согласился учить ее.

Поговорив еще немного, они расстались. Ник был не в восторге от того, что Кэсси вновь придется прошагать две мили по пыльной дороге, но ничего другого им не оставалось. Понаблюдав за тем, как его самолет скрывается вдали, она заспешила домой.

Две мили пролетели для Кэсси незаметно. В памяти у нее по-прежнему жило ощущение полета. Она вспоминала, как кружила над заброшенным полем и с каким одобрением смотрел на нее потом Ник. Он явно гордился ею. Такой счастливой она не чувствовала себя ни разу в жизни.

Когда Кэсси добралась до дома, было уже слишком поздно, чтобы идти в аэропорт. Вместо этого она помогла матери приготовить ужин. За столом она держалась очень тихо, но никто, казалось, этого не заметил. Крис с восторгом рассказывал о своей работе в местной газете. Пэт хвалился контрактом на доставку почты, который ему удалось заключить с правительством. Вдобавок прошлой ночью Колин наконец-то разрешилась от бремени, и Уна спешила поведать всем про ее малыша. Кэсси тоже было о чем рассказать, но она знала, что к ее новостям тут отнесутся без одобрения.

После ужина, как обычно, приехал Бобби. Они немного посидели на веранде, но Кэсси была поглощена своими мыслями. И только разговор о воздушном шоу вывел ее из задумчивости. Бобби обычно не ходил на такие мероприятия, но тут он решил, что было бы неплохо туда заглянуть. Кэсси, заметил он, могла бы рассказать ему про самолеты. Однако Кэсси эта перспектива не слишком порадовала. Она предпочла бы пойти с Ником и послушать его объяснения. Кэсси пока не понимала, что перемены уже начались. Этим утром она отправилась в долгое странствие, необычайно увлекательное и такое же одинокое.

8
{"b":"25992","o":1}