ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Санитары уже перехватили Серёгу, поднимают в кузов его и меня. Грузовик трогается. Серёга лежит и смотрит на меня, настоящим осмысленным взглядом. Выживет, сучёнок…

Ещё я успел услышать тихое: «Спасибо, брат…» Успел оглянуться туда, куда ушли двое сумасшедших бойцов. И вселенская усталость накрывает моё сознание плотной тёмной пеленой – сном без сновидений. Как я узнал потом – на три дня.

Просачивание на космическое расстояние непреодолимых трудностей не доставило. Да, наблюдение с дальней дистанции оказалось намного более трудоёмким, нежели в пределах планеты, и отбирало уйму энергии, но никаких принципиальных отличий в процессе поиска и захвата цели не обнаружилось. К тому же Тич питала надежду, что вскоре приспособится и на порядок сократит расходование сил.

Объекты наблюдения покинули Локос, она потянулась за ними, по горячим следам, на краешках их ментальных сущностей, и, без проблем очутившись благодаря проводке на другой планете, мгновенно вцепилась во все разумы, что только сумела обнаружить ТАМ. Зацепок нашлось предостаточно.

Трудности начались, когда объекты ушли из настоящего в прошлое. Слишком мало было у неё опыта. Ей в буквальном смысле пришлось на ходу изобретать способы улавливать присутствие разума, просачиваясь на темпоральное расстояние, да ещё параллельно с космическим преодолением…

Её связь с объектами начала слабеть, сбоить, но – главное – не исчезала, не прерывалась. Она находила их раз за разом, всё увереннее и увереннее, хотя о полной стабилизации приёма-передачи говорить было рановато… Потерять – почти не боялась, у неё имелось достаточно оснований верить в собственную ЗОРКОСТЬ. Больше боялась, что со временем просто устанет, выдохнется и не выдержит бессменного «патрулирования».

Конечно, первые недели она ещё была полна энергии. Только вот сил больше ни на что не оставалось. Существование физической оболочки продлевалось на «автопилоте». Состояние Тич напоминало транс творческого человека, погружённого в замысел рождающегося произведения искусства. Творец, ушедший в иные сферы бытия и сознания, находясь «не в себе», ощущает дыхание некой нездешней, тонкой вселенной, поэтому грубая реальность тает, отдаляется, растворяется…

Некоторое время Тич пыталась выполнять необходимые действия машинально, почти не затрачивая энергии мысли, старалась как-то есть и пить, мылась, справляла нужду, меняла бельё, делала гимнастические упражнения, разминая затёкшие от долгой неподвижности конечности и поясницу. Со сном, жизненно необходимым её телесной ипостаси, проблем не возникало; когда ОНИ спали, и её мозг отдыхал. Тревожный сигнал, посылаемый вечно бодрствующим подсознанием, успевал разбудить сознание прежде, чем объекты исчезали из поля наблюдения. Однако где-то на втором месяце она уразумела, что этот беспрецедентный рейд – по-настоящему НАДОЛГО. И что телом можно пренебрегать недели, но не месяцы. Слабея, мозг станет активно мешать разуму. Слишком они взаимосвязаны ещё – к превеликому сожалению!

В очередной назначенный час рапортуя госпоже, упомянула о возникшей проблеме.

– Я ждала, когда ты сама об этом заговоришь. Не хотела навязываться… Не волнуйся, девочка моя, специальный человек давно готов приступить к выполнению задачи.

Эта проблема решилась. Можно было почти полностью сосредоточиться на функционировании разума. Тич и сосредоточилась.

Получалось хорошо. Обучаясь прямо по ходу слежки, совершенствовала навыки и набиралась бесценного опыта…

Пока что она не рисковала влезать напрямую в память объектов. Наблюдала опосредованно, используя органы чувств окружающих разумных. Ситуации безлюдья, когда внезапно некого станет использовать, – не боялась. Если людей поблизости не сыщется – сойдут и неразумные, хотя с ними сложнее, много энергии уходит на ассоциативно-аналоговую конвертацию, перевод с животного мировидения на человеческий. Ну, уж если и звери-птицы-насекомые поголовно запропастятся, тогда придётся осторожненько проникать в ныне запретное – непосредственно в мозг. Но это маловероятно. Разумные вездесущи…

Впрочем, она надеялась, что к моменту возникновения патовой ситуации уже настолько свыкнется, «обживётся», что рискнёт. Рано или поздно всё равно ведь ЗАГЛЯНЕТ, просто не выдержит. Особенно в душу принца, уже достаточно знакомого ей по мнемодосье… Душу, с первого взгляда более чем приглянувшуюся.

Но чем позже, тем лучше. Всё-таки не обычные разумы. Вероятность обнаружения ими присутствия ментального наблюдателя – на порядок выше. Особенно у этого, неожиданно сверхмощного, подстать Верховной. Она только сейчас выясняла, кто он, и удивлялась, что до сих пор не пересеклась с ним в дворцовой круговерти. Это ж до какой степени ЗАКРЫТЫМ нужно быть, чтобы ни разу не попасться ей «на глазок»! Силён мужчина, силён…

Впору заподозрить даже: он догадался о том, что она шатается неподалёку, хотя её мыслезрение ни разу не притрагивалось к его памяти. Мало того, это именно ОН, возможно, сейчас генерирует досадные ментальные помехи, пытаясь сбить её со следа…

Так или иначе – все возможные осложнения пока оставались лишь вариантами будущего. А будущее, как известно посвящённым, не проницаемо, потому не существует, по сути. В отличие от прошлого.

Выполнять это кошмарное задание, в общем и целом, оказалось не так уж трудно. Во всяком случае, первые недели реального биологического времени.

Учебный рейд протекал по плану. Переместившись в пространстве, одним махом перепрыгнув космическую пропасть, разделившую миры, принц и его наставник оказались на Земле. Затем переместились уже во времени, «ушли» в прошлое. Уникальные способности их разумов позволяли управлять мысленной энергией, протаскивая за мыслью и нечто материальное, в том числе собственные тела. Отдалённо похоже на дар, коим наделена она, только вот тело своё ей никуда переместить не удаётся. Зато она использовала другие тела – при желании даже подчиняя их своей воле, абсолютно порабощая.

Хотя очень редко этим занималась. В основном – параллельно снимала информацию. Тайно копировала. Именно на это её ориентировала госпожа многие циклы, на приём, на отслеживание и соглядатайство. Ненавязчиво, но настойчиво пыталась Верховная ограничить желание воспитанницы действовать «чужими руками». Ибо понимала прекрасно, какими угрожающими последствиями чревата накачка мысленных «мускулов». Уж кому-кому, а госпоже ведомо, что СИЛА МЫСЛИ – не простое словосочетание, каких много. Что мысль сильна не в переносном, а в прямом смысле и способна влиять на материальную вселенную непосредственно. Только надо суметь этому научиться… Причём убедилась в этом Амрина Ула Шуфс ещё до того, как подобрала госпитальную девчушку. На собственном опыте. Обнаружив в самой себе дар владеть этой силой. Случись иначе – не вернулась бы из ТОЙ разведки…

Знала бы главнокомандующая до конца, НА ЧТО способна её лучшая шпионка!

Или знает? Поэтому и держит от себя подальше, уступив её просьбе «жить среди простых людей», в обычном жилом секторе.

По большому счёту, она ведь пленница. Рабыня госпожи. Без собственного мозга ей не выжить, а физическому телу-то с Локоса – никуда не деться…

И в этом объекты с нею похожи. Им обоим, принцу и маршалу, тоже никуда не деться от её всевидящего разума. В своём походе по войнам прошлого они могут победить и попрать кого угодно, любых воинов и чудовищ. Не одолеть им лишь бесплотную, незримую тень, постоянно витающую рядышком, мелькающую во взглядах невольных свидетелей и свидетельниц пути, по плану дулжного привести сына Героя и Госпожи к вершинам воинского мастерства…

Страшнее всего, как она и предполагала, было открытое НЕБО, смертельной угрозой постоянно нависающее над головой.

Нурмухаммад Мохаддиншев с удовольствием опустил бинокль и передёрнул затвор АКСМ с оптическим прицелом.

Позиция была – что надо! Так, кажется, неверные это называют?!

В любом случае, у него не было другого выбора.

16
{"b":"26","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Никогда тебя не отпущу
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Земля перестанет вращаться
Верные враги
Необыкновенные приключения Карика и Вали
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Постарайся не дышать