ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что с ней будет?

– Нам надо найти донора для нее. И как можно скорее. – Казалось, он целиком ушел в собственные мысли, к тому же его беспокоила участь девушки, но потом он вспомнил о Мел: – Я рад, что вы пошли со мной.

– Я тоже. Она – приятная девушка. – Питер кивнул. Ему все больные казались приятными людьми. Их судьбы целиком зависели от него. Но он редко задумывался об этом. Он просто делал для них то, что было в его силах. Хотя иногда он так мало мог сделать. Мел уже несколько дней волновал вопрос: как он выдерживает все это? В его руки попадало так много людей, у которых почти не оставалось надежды, и тем не менее этот человек никогда не унывал. Казалось, он сам несет в себе надежду, и Мел опять почувствовала, насколько восхищается им.

– Ну и денек выдался, не так ли, Мел? – Он улыбнулся ей, когда они вместе вышли из здания.

– Не представляю, как вы ежедневно выдерживаете такое. Я бы выдохлась через пару лет. Нет, – она улыбнулась ему, – скорее через две недели. Такая ответственность, такое напряжение физических и душевных сил. Каждый ваш случай – это вопрос жизни и смерти... – Она снова подумала о Мари Дюпре... – Как с той девушкой.

– Ради этого стоит жить. Когда ты побеждаешь. – Они одновременно подумали о Патти Лу: ее состояние не вызывало опасений.

– Но ведь вам приходится так нелегко. И, помимо всего прочего, вы в течение двух часов давали мне интервью.

– Мне это понравилось. – Он улыбнулся, но его мысли все еще занимала Мари. Он просмотрел историю болезни, а его коллеги пока позаботятся о ней. Главное заключается в том, смогут ли вовремя найти донора, но с этим он ничего не мог поделать; ему оставалось только молиться.

– Как вы думаете, вам удастся найти донора для Мари?

– Не знаю. Надеюсь на это. Ей нельзя терять время. – Как и никому из его пациентов. И в этом заключалось самое худшее. Они ждали, что кто-то умрет и подарит им жизнь, а без этого они были обречены.

– Я тоже надеюсь на это. – Она глубоко вдохнула весенний воздух и бросила взгляд на взятую напрокат машину. – Ну, – она протянула руку, – как я понимаю, на сегодня все. По крайней мере для меня. Надеюсь, вы сможете отдохнуть после такого тяжелого дня.

– Я всегда отдыхаю, возвращаясь домой к детям.

Она рассмеялась от этих слов.

– Не знаю, как вы можете говорить такое, если они хоть чуть-чуть похожи на моих. После восемнадцатичасового рабочего дня я, измученная, приползаю домой и застаю Вал, которая разрывается между двумя кавалерами, и ей надо непременно обсудить со мной свои сердечные дела, а Джесс подготовила доклад на пятидесяти листах, который мне необходимо прочесть за ночь. Они обе набрасываются на меня, и я взрываюсь, а потом терзаюсь раскаянием. Тяжело растить детей одной, когда никто не может разделить с тобой нагрузку, и совсем не имеет значения, насколько уставшей возвращаешься домой.

Он улыбнулся. Ему это было хорошо знакомо.

– В ваших словах есть доля правды, Мел. В моем доме больше всего хлопот с Мэтью и Пам. Марк теперь вполне самостоятельный.

– Сколько ему?

– Почти восемнадцать. – И вдруг у него возникла идея. Они беседовали возле автостоянки, и он с чуть заметной улыбкой взглянул на Мел. Половина седьмого. – Не хотите посмотреть, как я живу? Вы могли бы принять душ и поужинать с нами.

– К сожалению, это невозможно. – Но Мел тронуло такое предложение.

– Почему? Какая радость возвращаться в гостиничный номер? Почему бы не поехать к нам домой? Мы ужинаем не поздно, и к девяти вы можете вернуться в гостиницу.

Эта мысль показалась Мелани соблазнительной.

– А ваши дети не будут возражать?

– Нет. Думаю, они придут в восторг от встречи с вами.

– Не стоит преувеличивать. А вы действительно не слишком устали?

– Вовсе нет. Поехали, Мел, это будет чудесно.

– Для меня – да. – Она улыбнулась. – Мне ехать за вами на своей машине?

– Почему бы не оставить ее здесь?

– Тогда вам придется отвезти меня обратно. Впрочем, я могу взять такси.

– Я отвезу вас. Тогда я смогу еще раз взглянуть на Патти Лу.

– Вы когда-нибудь прекращаете работу? – Она улыбнулась, садясь в его машину и радуясь тому, что едет к нему домой.

– Нет. Как, впрочем, и вы тоже. – Он выглядел таким же довольным, как и она, выезжая со стоянки и направляясь в сторону Бел-Эра.

– Здесь так приятно. – Это напоминало поездку за город, дорога то устремлялась вниз, то делала поворот, а за окнами мелькали уединенные виллы, похожие на дворцы.

– Именно поэтому мне здесь так нравится. Не представляю, как вы можете жить в Нью-Йорке?

– Там стоит жить ради прелестей городской жизни. – Она усмехнулась.

– Неужели вам там нравится, Мел?

– Да. Я люблю мой дом, мою работу, город, моих друзей и не могу представить жизнь в каком-нибудь другом месте... – Сказав это, она вдруг подумала, что было бы неплохо вернуться завтра домой. Как бы ей ни нравился Лос-Анджелес и как бы она ни восхищалась им, ее место было в Нью-Йорке. Когда Питер снова взглянул на нее, она выглядела расслабившейся. Он сделал последний поворот налево на подъездную аллею, ведущую к большому красивому дому во французском стиле, окруженному аккуратно подстриженными деревьями и клумбами с цветами. Дом словно сошел с французской почтовой открытки, и Мелани с удивлением посмотрела по сторонам. Она не предполагала, что он живет в таком роскошном доме. Мел ожидала увидеть нечто вроде сельского дома или чего-то похожего на ранчо.

– Как красиво, Питер. – Она взглянула на мансардную крышу, ожидая увидеть там детей, но никого не было видно.

– Вы удивлены? – Он засмеялся.

– Нет. – Она покраснела. – Просто это не в вашем стиле.

Тогда он снова улыбнулся:

– Проект принадлежал Анне. Мы построили его перед самым рождением Мэтью.

– Дом действительно великолепен, Питер. – Теперь она по-иному стала воспринимать его.

– Давайте войдем в дом. Я представлю вас моим ребятам. Скорее всего они все возле бассейна с дюжиной друзей. Держитесь.

Они вышли из машины, и Мелани огляделась. Ничего общего с ее городским домом в Нью-Йорке, но ей было интересно посмотреть, как он живет. Она последовала за ним в дом, испытывая легкое беспокойство из-за предстоящей встречи с его детьми, думая, насколько они могут отличаться от ее двойняшек.

Глава 6

Питер открыл входную дверь и вошел в холл, пол которого был выложен ромбовидными черными и белыми мраморными плитками в типичном французском стиле, с хрустальными бра на стенах. На столике из черного мрамора, с позолоченными ножками в стиле Людовика XVI стояла великолепная хрустальная ваза с только что срезанными цветами, испускавшими весенний аромат. Мелани не ожидала очутиться в подобной роскоши. Питер казался таким простым и скромным, что она никак не могла представить его в доме с изысканной старинной мебелью. Взглянув на жилые комнаты, она увидела и там такую же картину: изящные кресла, обтянутые парчой, стены с лепными украшениями, а роспись на потолке создавала сложный световой эффект. Она удивленно продолжала оглядываться по сторонам, пока Питер вел ее в свой кабинет, выдержанный в темно-красных тонах, с английскими креслами, длинным кожаным диваном. Стены украшали картины в красивых рамах, на которых были изображены сцены охоты.

– У вас такой удивленный вид, Мел.

– Нет, просто я представляла вас совсем в другой обстановке.

– Анна два года училась в Сорбонне, а потом еще два года жила во Франции. Думаю, это сказалось на ее вкусе. – Он обвел взглядом кабинет, как будто вновь увидел его. – Но мне грех жаловаться. Наверху дом менее стилизованный. Через некоторое время я устрою вам экскурсию. – Он сел за стол, просмотрел пометки на ежедневнике, повернулся к ней и хлопнул себя по лбу. – Черт возьми. Я забыл остановиться у вашей гостиницы, чтобы вы могли взять купальник. – Затем он, прищурившись, посмотрел на нее. – Может быть, Пам выручит вас. Не хотите поплавать?

15
{"b":"26001","o":1}