ЛитМир - Электронная Библиотека

Они провели целый день в больнице, потом она взяла у него интервью, он сделал операцию Патти Лу, и вдруг они заговорили о купании, как будто ничем в тот день больше не занимались. Трудно представить, что все эти события произошли за один день, но, находясь в доме Питера, все казалось в порядке вещей. Она подумала, что именно так он мог пережить смерть жены.

Питер встал и повел ее в просторный внутренний дворик с большим овальным бассейном, и там Мел почувствовала себя почти как дома. Около дюжины подростков резвились в воде, а вокруг бассейна бегал маленький мальчик, визжавший от удовольствия. Мел удивилась, что не услышала этого шума раньше, и засмеялась, наблюдая за их проказами. Мальчишки щеголяли друг перед другом, играли в водное поло, катались друг у друга на плечах и падали в воду. Несколько девочек одаривали их своим вниманием. Питер остановился у края бассейна, и его тотчас забрызгали, он хлопнул в ладоши, но его никто не услышал. Малыш, завидя Питера, подбежал к нему и обхватил его за ноги, оставляя мокрые пятна на брюках.

– Привет, папочка! Пошли купаться.

– Привет, Мэт. Можно я сначала переоденусь?

– Конечно. – Они обменялись теплыми взглядами, предназначенными только друг другу. Мэт был восхитительным проказником с выгоревшими на солнце белокурыми волосами и без передних зубов.

– Я бы хотел познакомить тебя с моим другом. – Он повернулся к Мел, и она подошла к ним. Малыш был очень похож на отца, а когда он улыбнулся, она увидела, что у него выпали оба передних зуба. Он был ужасно симпатичным мальчуганом.

– Мэтью, это мой друг, Мелани Адамс. Мел, это Мэт. – Мальчик насупился, Питер усмехнулся. – Прошу прощения – Мэтью Галлам.

– Здравствуйте. – Он протянул мокрую ручонку, и она официально пожала ее, мгновенно вспомнив, какими были двойняшки в его возрасте. Это было десять лет назад, но иногда казалось, что совсем недавно.

– Где твоя сестра, Мэт? – Питер оглянулся. В бассейне резвились только друзья Марка, но он не мог завладеть вниманием старшего сына, который сбросил в воду сразу двух девушек, а затем принялся за приятеля. Как заметила Мел, они прекрасно развлекались.

– Она в своей комнате. – Мэтью сделал презрительную гримасу. – Наверное, висит на телефоне.

– В такой день? – удивился Питер. – Она что, весь день провела в доме?

– Почти. – Он закатил глаза и посмотрел на своего отца и на Мел. – Она такая глупая. – Питер знал, что ему трудно общаться с Пам. Иногда им всем было трудно с ней, в ее переходном возрасте и при сложившихся обстоятельствах, особенно теперь, когда она оказалась в семье, состоявшей, кроме нее, из одних мужчин.

– Схожу в дом и посмотрю, чем она занимается. – Питер взглянул на сына. – Поосторожнее здесь, пожалуйста.

– Я в порядке.

– Где миссис Хан?

– Она только что пошла в дом, но со мной все в порядке, папочка. Честно. – И как бы желая доказать это, он, разбежавшись, прыгнул в бассейн, забрызгав их с головы до ног. Мел, смеясь, отскочила назад, и Питер с извиняющимся видом посмотрел на нее, когда Мэтью вынырнул на поверхность.

– Мэтью, пожалуйста, не... – Но белокурая головка уже исчезла под водой, и он, как маленькая рыбка, поплыл к остальным. В этот момент их заметил Марк, что-то крикнул и махнул рукой. Фигурой он очень походил на отца, такого же роста и комплекции, с длинными ногами.

– Привет, папа!

Питер указал на младшего сына, плывшего к Марку, и старший сын понимающе кивнул, схватил малыша на руки, когда тот показался на поверхности, и что-то сказал ему, посылая подальше от играющих, чтобы те не задели его. Увидев это, Питер решил, что Мэтью в безопасности, и повернулся к Мел:

– Совсем промокли?

Она ничего не имела против шалости малыша. После богатого событиями дня приятно было расслабиться.

– Ничего, высохну.

– Иногда я сожалею, что построил бассейн. Половина соседей проводят здесь все выходные.

– Но для ребят это замечательно.

Он кивнул:

– Да. Но мне нечасто удается поплавать в нем спокойно, только когда они в школе. Когда у меня выдается свободное время, я иногда приезжаю сюда на ленч.

– А такое случается?

– Примерно раз в году.

– Я так и подумала. – Затем она вспомнила Мэтью и его беззубую улыбку. – Я влюбилась в вашего малыша.

– Он хороший мальчуган. – У Питера был довольный вид, а потом он подумал о старшем сыне. – Марк – тоже. Он такой разумный, что это иногда пугает.

– У меня такая же Джессика, старшая из двойняшек.

– Это которая похожа на вас?

– Как вы умудрились запомнить? – удивилась Мел.

– Я помню все, Мел. Это важно в моей работе. Мельчайшие подробности, намеки иногда становятся ключом к разгадке. Это помогает, когда сражаешься за жизнь со смертью. Я не могу позволить себе забыть что-то.

Его слова были первым открытым признанием своего профессионализма, и Мел с интересом наблюдала за Питером, входя следом за ним в дом, в просторную солнечную комнату, уставленную большими белыми плетеными креслами, плетеными диванами, стереоаппаратурой, огромным телевизором и десятифутовыми пальмами, кронами упиравшимися в потолок. В этой комнате приятно было отдохнуть в солнечный день. И тут Мел внезапно увидела с полдюжины снимков Анны в серебряных рамках: играющей в теннис, с Питером перед Лувром, с маленьким ребенком, а еще на одном – со всеми детьми перед рождественской елкой. Казалось, все вокруг замерло, и Мелани как завороженная смотрела на ее лицо, светлые волосы, большие голубые глаза. Анна была привлекательной женщиной, высокого роста, со спортивной фигурой. Она и Питер были чем-то похожи друг на друга и составляли прекрасную пару. Внезапно Мелани почувствовала, что Питер стоит рядом, тоже глядя на одну из фотографий.

– Трудно поверить, что ее больше нет, – тихо произнес он.

– Естественно. – Мелани не знала, что сказать. – Но в каком-то смысле она продолжает жить. В вашем сердце, в памяти, в детях, которых она вам оставила. А еще этот дом, который был явно в ее вкусе. – Мелани снова оглядела комнату. Она представляла собой полный контраст гостиной и кабинету. – Для чего вы используете эту комнату, Питер? – поинтересовалась Мел. Комната показалась очень женской.

– Дети любят отдыхать здесь, и хотя она вся белая, тут почти нечего портить. – Мелани обратила внимание на плетеный столик, из-за которого открывался вид на бассейн. – Анна любила сидеть в этой комнате. Я в основном проводил время в кабинете или наверху. – Затем он кивнул в направлении холла. – Пошли. Я покажу вам остальное. Попробуем найти Пам.

Убранство верхних комнат тоже было выдержано во французском стиле. Пол в холле был выложен бледно-бежевым травертином[3], в каждом конце стояли пристенные столики такого же цвета с красивыми канделябрами из латуни. Здесь располагалась малая гостиная, в голубых тонах, такая же парадная, как внизу. Все было отделано бархатом и шелком, с мраморным камином, настенными бра и хрустальной люстрой, бледно-голубыми шелковыми портьерами с бледно-желтым и синим рисунком, перехваченными желтой тесьмой, открывавшими вид на бассейн. Дальше находился небольшой розовый кабинет, но Питер нахмурился, когда они проходили мимо этой комнаты, и Мелани сразу же поняла, что им никто не пользуется, а еще, что он принадлежал Анне.

Затем они очутились в прекрасной библиотеке в темно-зеленых тонах, которая служила Питеру гостиной. Стены были заставлены шкафами с книгами, на столе царил беспорядок, а на одной из стен висел портрет Анны, выполненный маслом; двойные французские двери вели в их спальню, где теперь Питер спал один. В спальне стояли французские комоды, красивый шезлонг, на окнах висели дорогие занавески. Многое казалось излишним, пусть даже красивым, и с каждой новой комнатой Мел все больше охватывало ощущение, что интерьер не в его стиле.

Потом они поднялись еще по одной лестнице. В открытые двери можно было увидеть три большие солнечные комнаты детей. В комнате Мэтью повсюду валялись игрушки, у Марка тоже царил беспорядок, а через третью приоткрытую дверь Мел смогла разглядеть только огромную белую кровать с балдахином и девушку, лежащую на боку возле постели. Услышав приближающиеся шаги, она обернулась и встала, шепнула что-то в трубку и повесила ее. Мелани поразилась, какой она была высокой и взрослой на вид. Трудно поверить, что ей нет еще и четырнадцати. У нее была копна золотистых волос, как у Вал, и большие голубые печальные глаза. Она выглядела совсем как Анна на фотографиях, которые только что видела Мел.

вернуться

3

Пористый известковый туф. (Прим. ред.)

16
{"b":"26001","o":1}