ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черновик
Тараканы
Мужчины на моей кушетке
Мне сказали прийти одной
Удочеряя Америку
Код да Винчи
Двадцать три
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Выбери себя!
Содержание  
A
A

— Я бы очень хотел надеяться, что вы правы, друг мой. — Лиане было приятно слышать, как он называет ее, она чувствовала, что они действительно стали друзьями. — Надеюсь, мы будем иногда встречаться в Париже, если вас с Арманом не поглотит полностью дипломатическая жизнь.

— А вас — ваши контракты. — Она улыбнулась и наконец отняла свою руку. — Говорят, на пароходе очень быстро возникает и дружба, и влюбленность, но стоит только людям сойти на берег, как они обо всем забывают.

Ник покачал головой:

— Я не забуду вас. Если вам когда-нибудь понадобится помощь, позвоните. Мой номер есть в парижском телефонном справочнике.

Лиана с удовольствием поддержала мысль о продолжении знакомства в Париже, но не верила в возможность подобного звонка. Ее жизнь с Арманом давала ей все. Скорее они понадобятся Нику.

Они постояли еще немного, молча глядя на море, наконец Лиана со вздохом взглянула на часы.

— Боюсь, муж сегодня будет работать допоздна. Я хотела его дождаться, но, видимо, мне пора ложиться. Завтра последний день, придется укладывать вещи. — Вещей действительно было много — ведь Лиане приходилось каждый день переодеваться несколько раз: перед ленчем, потом перед вечерним чаем, не считая балов, обедов у капитана и спектаклей. Мужчинам было проще — вечером они выходили в галстуке и белом фраке. — Удивительно, мы пробыли на корабле пять дней, а кажется, прошло пять недель.

Он улыбнулся:

— У меня тоже такое чувство.

Но теперь Нику хотелось поскорее попасть в Париж. Он был рад, что осталось плыть всего один день. Он взглянул на Лиану и подумал, что они могли бы завтра еще раз встретиться на корте.

— Могу я пригласить вас завтра еще раз сыграть в теннис?

— С удовольствием, но только если Арман будет занят. — Лиана все же надеялась, что завтра Арман освободится. Ник был ей очень симпатичен, но жизнь без Армана становилась просто невыносимой.

— Конечно. Я найду вас завтра утром, и мы договоримся.

— Спасибо, Ник. — Она дружески коснулась его руки. — Все будет хорошо, вот увидите. Он улыбнулся в ответ и помахал ей:

— Спокойной ночи.

Лиана ушла к себе, а Ник все еще стоял на палубе, думая о ней. Как жаль, что он не встретил эту необыкновенную женщину лет десять-двенадцать назад. Но тогда ему было всего двадцать шесть, и он едва ли вызвал бы у нее интерес. Впрочем, она тоже не заинтересовала бы его. Десять лет назад его привлекали женщины, от которых захватывает дух, с которыми можно танцевать всю ночь напролет. Лиана же была совсем другой — спокойной, рассудительной, уравновешенной. И в то же время в ней ощущалось что-то волнующее. Ник представлял ее бегущей в лунном свете через сад… или плещущейся в бассейне, или лежащей с распущенными волосами на золотистом песке пляжа… Эти видения наполнили его ощущением спокойной, светлой красоты. Он вернулся в свою новую каюту, впервые за долгое время чувствуя себя умиротворенным.

Глава девятая

— Где ты был ночью?

— Хиллари смотрела на мужа сквозь дымку, стоящую в глазах после выпитого накануне шампанского. Она не особенно обрадовалась, когда он вошел из коридора в каюту и, ни слова не говоря, налил себе кофе.

— В своей каюте.

— И где же это?

— Тут, неподалеку.

— Очень мило. Я видела, как ты уносил вещи.

— И, наверное, проплакала ночь напролет? — сказал он с долей ядовитой иронии, заглядывая в корабельную газету и намазывая маслом круассан.

— Не понимаю, какого черта ты решил переехать.

— Ах, не понимаешь? — он говорил до странности спокойно.

Она, не поднимаясь с места, бросила на него внимательный взгляд.

— Значит, мы перешли на новую стадию. Теперь — отдельные комнаты. Или ты просто разозлился на меня вчера?

— Какое это имеет значение, Хил? — Он оторвался от газеты, а затем и вовсе отложил ее в сторону. — Мне кажется, так будет лучше. Ты вчера прекрасно проводила время, и я не хотел тебе мешать веселиться.

— Или самому себе? Что, сегодня опять будешь играть в теннис, а, Ник? — Тон был совершенно невинным, но, посмотрев ей в глаза, он понял, что надвигается буря. — Как там твоя маленькая подружка, жена посла? — Хиллари с удовольствием отметила, что муж едва сдерживается. — Я полагаю, ты играешь с ней не только в теннис? Завел корабельную интрижку? — Ее тон полностью соответствовал грязному образу ее мыслей. Подумав о муже, она вспомнила о собственной вине.

— Это в большей степени твой стиль.

— Не уверена.

— Ты просто плохо меня знаешь. И тем более ее. Не стоит подходить с собственными мерками ко всем остальным. К счастью, далеко не все им соответствуют.

— О дорогой святой Ник! Ты так уверен в том, что твоя подружка мила и чиста? — Хил громко расхохоталась и пересекла комнату. — Очень сомневаюсь. По мне — так она выглядит шлюхой.

Ник поднялся с места, в глазах читалась угроза.

— Не говори так о тех, кого не знаешь. Лично мне кажется, на этом корабле есть только одна шлюха — ты. Если тебе это нравится, что ж, все прекрасно, но, пожалуй, не стоит указывать на других. Кроме тебя, здесь это слово никому не подходит. Радуйся, черт возьми, что пассажиры не называют тебя шлюхой в глаза.

— Это им слабо.

— Если ты будешь продолжать в таком же духе, то этим и кончится.

— А ты будешь только рад? — Хил стояла посреди комнаты и внимательно наблюдала за мужем, сбитая с толку тем, что ей виделось в его глазах. На миг ей показалось, что все происходящее для него уже не имеет значения. Он не сердился, не расстраивался, он просто молчал. Единственное, что его действительно вывело из себя, были ее слова о Лиане.

— Пойми, мне совершенно безразлично, что о тебе скажут. Достаточно того, что правду знаю я. Все остальное мне не важно.

— Ты, кажется, забыл, что я твоя жена7 Все, что я делаю, отражается и на тебе.

— Это угроза?

— Нет. Это факт.

— До сих пор этот факт тебя не останавливал, и я сомневаюсь, что остановит в дальнейшем. И в Бостоне, и в Нью-Йорке люди прекрасно видели, что ты за птица. Это продолжалось годы. Теперь и я желаю посмотреть правде в глаза.

— То есть я могу делать все, что хочу? — Хиллари не верила своим ушам.

— До определенных пределов. Ты должна быть разумна и осторожна. Для тебя это, кажется, что-то новенькое…

— Сукин ты сын! — Хиллари бросилась на мужа, но тот вовремя ухватил ее за руку. Ник был сильным мужчиной, и Хил не ожидала такой неистовой хватки Теперь он больше не боялся применять против нее силу.

— Не трать время, Хил.

Она чувствовала себя опустошенной. Ничто не сработало — ни гнев, ни обаяние. Они молча стояли друг против друга, и Хиллари заплакала.

— Ты меня теперь ненавидишь, да?

Ник смотрел на нее сверху вниз и лишь качнул головой, осознав, как мало для него теперь значит эта женщина. А ведь всего несколько дней назад он продолжал на что-то надеяться. Но вчера она все уничтожила. «Возможно, это к лучшему для нас обоих», — думал он.

— Нет, не ненавижу.

— Значит, тебе наплевать на меня. Ты всегда так ко мне относился.

— Это неверно. — Он тяжело вздохнул и опустился на стул. — Было время, когда все, что тебя касается, имело для меня большое значение — Голос его дрогнул. — Я очень любил тебя. Но шаг за шагом ты оттесняла меня с этих позиций, ты сама боролась за это. И вот ты победила. Ты не хочешь быть моей женой, однако ты — моя жена. И с этим нам обоим придется жить и дальше. Я не позволю тебе уйти из-за сына, но заставить тебя испытывать чувства, которых в тебе нет, я не в силах. Видишь, я не могу вытаскивать тебя из чужих постелей, даже здесь, на корабле. Ну что ж, Хил, игра началась. Ты расписала правила, я буду их придерживаться. Но не жди от меня того, что было раньше. Я не могу относиться к тебе по-прежнему. Просто не смогу. Ты убила мои чувства. Ты этого хотела и добилась. — Он встал и направился к двери.

— Куда ты? — В ее голосе звучал испуг. Ей вовсе не хотелось быть его женой и платить по обязательствам, но Ник все еще был ей нужен.

26
{"b":"26002","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Предприниматели
Assassin's Creed. Преисподняя
Возвращение
Квантовый воин: сознание будущего
Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эха Москвы»
Лидерство без вранья. Почему не стоит верить историям успеха
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Сильнее смерти
Потерянная Библия