ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Двадцать три
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Эти гениальные птицы
Assassin’s Creed. Origins. Клятва пустыни
Кодекс Вещих Сестер
Главная тайна Библии. Смерть и жизнь после смерти в христианстве
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Ореховый Будда
Причуда мертвеца
Содержание  
A
A

— Черта с два он ей верен, Лиана. Он — нацист.

— Он не нацист. Началась оккупация. — В ее голосе звучала усталость, она чувствовала, что вот-вот разрыдается.

— Слава Богу, мы пока никем не оккупированы. И не забывай это. Ты — американка, Лиана И тебе давно пора вернуться домой. Ты так долго вращалась в интернациональных кругах, что уже забыла, кто ты такая.

— Нет, не забыла. Я — жена Армана, и хорошо бы тебе это тоже не забывать.

— Ну, будем надеяться, что ты придешь в себя. Ты читала о погибших детях на затонувшем британском корабле? Так вот, он один из тех, кто погубил их. — Это было жестоко, и Лиана почувствовала, как напряглось все ее тело. Она слишком хорошо знала, как выглядит тонущий корабль.

— Не смей так говорить! Не смей! — Она села, не в силах справиться с дрожью в ногах, и, не говоря больше ни слова, бросила трубку. Этот кошмар, казалось, никогда не кончится. По крайней мере, продлится еще очень долго, и она знала это. Каждый день ей придется вспоминать слова, которые когда-то сказал Ник: «Сильных сломить нельзя» Но теперь, заливаясь по ночам слезами в кровати, она больше ему не верила.

Глава двадцать пятая

Добравшись до своей квартиры в Нью-Йорке, Ник узнал от горничной, что Хиллари на мысе Код, а Джонни по-прежнему в Бостоне, после чего он с помрачневшим видом вывел из гаража машину, где та простояла ровно год, и направил «кадиллак» цвета бутылочного стекла непосредственно в Глостер. Он знал или догадывался, где именно находится Хиллари, и несколько осторожных телефонных звонков подтвердили его догадку.

Он не стал звонить ей и предупреждать о приезде. Он явился в огромный красивый старый особняк как незваный гость. Ник решительно поднялся по лестнице и позвонил в колокольчик. Стоял прекрасный июльский вечер, и, судя по всему, в доме была в разгаре вечеринка. Дверь открыла улыбающаяся горничная в черном форменном платье, наколке и кружевном переднике. Она слегка удивилась при виде его мрачного лица, но Ник очень вежливо осведомился, не может ли он видеть миссис Бернхам, которая, как ему известно, здесь гостит. Судя по его костюму, он не собирался оставаться на обед. Ник вручил горничной свою карточку, и она тут же исчезла. Через мгновение она вернулась с еще более недоуменным видом и попросила Ника пройти в библиотеку, где он застал величественную миссис Александр Маркхам, мать Филиппа. Ник видел ее много лет назад, но тотчас узнал, когда она взглянула на него сквозь лорнет. Пальцы ее были унизаны бриллиантами, высокая элегантная фигура была облачена в голубое вечернее платье. Седые волосы отливали голубизной и гармонировали с цветом платья.

— Да, молодой человек, что вам угодно?

— Здравствуйте, миссис Маркхам. Мы давно с вами не виделись.

На Нике были белые полотняные брюки, безукоризненно белая шелковая рубашка, галстук и яркий фланелевый пиджак. Он представился и очень учтиво пожал руку миссис Маркхам.

— Я Николас Бернхам.

Щеки ее покрылись легкой краской под слоем пудры, но взгляд не отразил ничего.

— Кажется, моя жена проводит здесь уикэнд. С вашей стороны было бы очень любезно пригласить ее — Ник улыбнулся и посмотрел в глаза миссис Маркхам — оба прекрасно понимали, о чем идет речь, но Ник был намерен продолжать игру, если не ради Хиллари, то хотя бы ради пожилой дамы. — Я только что вернулся из Европы, несколько позже, чем ожидалось. Она еще не знает, что я вернулся, и я решил приехать сюда и устроить ей небольшой сюрприз. — И чтобы доказать, что ничего дурного у него на уме нет, он добавил — Я хотел бы заехать с ней в Бостон и забрать оттуда сына. Я не видел его с тех пор, как посадил их в сентябре на «Аквитанию».

Миссис Маркхам в полном молчании смотрела на Ника.

— Не думаю, что ваша жена здесь, мистер Бернхам. С полным самообладанием и невыразимой грацией миссис Маркхам опустилась в кресло, сохраняя идеально прямую осанку и ни разу не отведя от глаз лорнета.

— Понятно. Значит, ваша кузина ошиблась. Я звонил ей перед тем, как отправиться сюда. — Ник знал, насколько близки между собой эти две женщины. Они вышли замуж за братьев. — Она сказала, что видела Хиллари здесь на прошлой неделе. Поскольку она не вернулась домой, я предположил, что она до сих пор здесь.

— Не знаю, откуда… — но прежде чем миссис Маркхам успела договорить, в комнату ворвался ее сын.

— Мама, ради Бога, ты не должна… — он не договорил, но было уже слишком поздно. Он хотел сказать ей, что она не должна беспокоиться из-за Ника Бернхама. Ник повернулся и посмотрел Филиппу в глаза.

— Привет, Маркхам. — Все трое помолчали, и тогда Николас решился продолжить: — Я приехал забрать Хиллари.

— Ее здесь нет, — решительно ответил Филипп, сверкнув глазами.

— Твоя мать уже сказала мне это.

Но Хиллари тут же доказала, что оба лгут. Она вошла в библиотеку, облаченная в тончайшее белое с золотом вечернее платье из индийской ткани для сари. На нее стоило посмотреть — загорелая, с убранными наверх темными волосами и длинными бриллиантовыми сережками, она была настоящей красавицей. Она замерла, глядя на Ника.

— Значит, это действительно ты. А я решила, что это глупая шутка. — Она и не пыталась подойти к Нику.

— Очень глупая шутка, дорогая Хиллари. Похоже, тебя не должно здесь быть.

Услышав эти слова, Хиллари перевела взгляд с Филиппа на его мать и пожала плечами.

— Как бы там ни было, благодарю вас. Впрочем, какая разница? Да, я здесь. И что из этого? Вопрос в том — почему здесь ты?

— Я приехал, чтобы увезти тебя домой. Но сначала мы заедем за Джонни. Я не видел его десять месяцев или ты забыла об этом?

— Нет, я не забыла, — ее глаза блеснули, как бриллианты, свисавшие с мочек ушей.

— А когда ты видела его в последний раз? — Глаза Ника тоже горели.

— Я видела его на прошлой неделе, — не моргнув глазом солгала Хиллари.

— Это впечатляет. А теперь ступай, сложи свои вещи, и предоставим этим милым людям занимать гостей. — Ник говорил спокойным, ровным голосом, но было очевидно, что он находится на грани взрыва.

— Ты не можешь просто так забрать ее из этого дома, — сделал шаг вперед Филипп Маркхам, и Ник спокойно перевел на него взгляд.

— Она — моя жена.

Миссис Маркхам, не говоря ни слова, наблюдала за ними. Но Хиллари умела постоять за себя.

— Я никуда не поеду.

— Позволь напомнить тебе, что мы все еще женаты. Или в мое отсутствие ты подала на развод? — Ник заметил, как Хиллари и Филипп обменялись нервными взглядами. Она не подала на развод, но собиралась, и внезапный приезд Ника теперь разрушил все их планы. Они уже собирались объявить о своей помолвке, что совершенно не радовало миссис Маркхам. Она прекрасно понимала, что представляет из себя Хиллари, и не любила ее. Хиллари ей совершенно не нравилась, о чем она не преминула сообщить Филиппу. Она была еще хуже, чем все его предшествующие жены, и могла обойтись ему в целое состояние.

— Я задал тебе вопрос, Хиллари, — настойчиво повторил Ник. — Ты подала на развод?

— Нет, не подала. Но собираюсь. — Ник услышал в ее голосе знакомые нотки раздражения.

— Интересные новости. На каком же основании?

— Измена, — блеснув глазами, заявила Хиллари. — Ты сказал, что вернешься к Рождеству, а вернулся в апреле.

— И все это время ты, бедняжка, тосковала по мне. Странно, что я не получил ни одного ответа на свои письма и телеграммы.

— Я думала, до тебя не дойдет почта, когда вокруг война и в сякое такое, — голос у Хиллари дрогнул, и Ник рассмеялся.

— Ну, теперь я дома, так что все хорошо. Собирайся, и мы уезжаем. Уверен, что мы очень утомили миссис Маркхам. — Он кинул взгляд на пожилую даму и впервые заметил улыбку на ее губах.

— На самом деле мне очень интересно. Напоминает английскую пьесу. Но гораздо интереснее, так как все происходит на самом деле.

— Вот именно. — Ник любезно улыбнулся и снова повернулся к жене. К твоему сведению, хотя мы сможем обсудить это и позднее, меня задержали во Франции вопросы национальной безопасности. Важные контракты, которые могут повлиять на экономику нашей страны, и вопросы обороны, если немцы начнут представлять для нас непосредственную угрозу. Тебе придется немало потрудиться, чтобы убедить суд в моей измене. Боюсь, скорее они смогут понять причины, по которым мое возвращение было отложено столь надолго.

52
{"b":"26002","o":1}